Абонентский договор ГК РФ

Общие позиции о предварительном договоре (ст. 429 ГК РФ)

Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым ст. 429 ГК РФ

К отношениям по предварительному договору с потребителем применяется законодательство о защите прав потребителей (позиция ВС РФ)

Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17

Если по условиям предварительного договора (ст. 429 ГК РФ) гражданин обязуется на возмездной основе заказать или приобрести в будущем товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, к отношениям сторон этого договора применяется законодательство о защите прав потребителей.

Нормы об участии в долевом строительстве распространяются на договор, поименованный сторонами как предварительный, если фактически был заключен договор участия в долевом строительстве

Обзор судебной практики разрешения дел по спорам, возникающим в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.07.2017)

Договором между обществом и застройщиком, хотя и поименованным предварительным договором купли-продажи, предусмотрены строительство ответчиком многоквартирного дома, сдача его в эксплуатацию и передача квартиры в строящемся доме контрагенту, внесшему денежные средства на строительство. Таким образом, вывод судов о неприменении к спорным отношениям положений Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ является ошибочным.

Определение Верховного Суда РФ от 10.05.2016 N 78-КГ16-13 (Судебная коллегия по гражданским делам)

Сделка, поименованная как предварительный договор купли-продажи квартиры, с учетом сложившихся отношений фактически представляет собой договор участия в долевом строительстве. Она была заключена сторонами после 1 апреля 2005 г. В связи с этим нельзя признать правильным вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что Федеральный закон от 30.12.2004 N 214-ФЗ не распространяется на отношения, возникшие между истцом и ответчиком.

Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2016 N 5-КГ15-196 (Судебная коллегия по гражданским делам)

Суд независимо от наименования договора должен устанавливать его действительное содержание, исходя как из буквального значения используемых в договоре слов и выражений, так и из существа сделки с учетом действительной общей воли сторон, цели договора и фактически сложившихся между сторонами отношений. Если суд установил, что при совершении сделки, не отвечающей требованиям Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ, стороны имели в виду договор участия в долевом строительстве, к сделке применяются положения этого закона, в том числе предусмотренные им меры ответственности.

Из заключенных сторонами договоров, хотя они именуются предварительными, а исполнение обязательств подлежит последующему оформлению путем заключения договоров купли-продажи, следует, что стороны согласовали условия о предмете (индивидуально определенные квартиры в строящемся многоквартирном доме), стоимости, стопроцентной предоплате, сроке исполнения обязательств в отношении предмета договоров. При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что спорные договоры необходимо квалифицировать как направленные на привлечение денежных средств для строительства многоквартирного дома с последующим приобретением права собственности на квартиры и что к отношениям сторон нужно применять положения Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ, является правильным.

Определение Верховного Суда РФ от 21.07.2015 N 78-КГ15-15 (Судебная коллегия по гражданским делам)

Суд независимо от наименования договора должен устанавливать его действительное содержание, исходя как из буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений, так и из его условий в целом с учетом цели договора.

Следовательно, необходимо было учесть, что при фактически сложившихся отношениях предметом договора является привлечение денежных средств для строительства многоквартирного дома.

Договор хотя и был поименован предварительным договором купли-продажи, предусматривал строительство ответчиком многоквартирного дома, сдачу его в эксплуатацию и передачу квартиры в строящемся доме контрагенту, внесшему денежные средства на строительство.

Таким образом, вывод нижестоящих судов о неприменении к спорным отношениям положений Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» является ошибочным.

Пункт 9 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.12.2013)

Предварительный договор признается договором участия в долевом строительстве, который подлежит государственной регистрации и в соответствии с которым на застройщика возлагаются обязанности по представлению документов на такую регистрацию в случае:

— наличия в предварительном договоре участия в долевом строительстве условий, обязательных для включения в основной договор согласно ч. 4 ст. 4 Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»;

— соответствия лица, привлекшего денежные средства для строительства, требованиям, предъявляемым к застройщикам в п. 1 ст. 2 и ч. 1 и 2 ст. 3 названного Закона.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2012 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.04.2013)

Действие Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» распространяется, в частности, на отношения, возникшие с 01.04.2005 при совершении сделок по привлечению денежных средств граждан иными, помимо указанных в ч. 2 ст. 1 названного Закона, способами (заключение предварительных договоров купли-продажи жилых помещений в объекте строительства), если суд с учетом фактически сложившихся отношений установит, что стороны в действительности имели в виду договор участия в долевом строительстве.

Каковы последствия нарушения ст. 429 ГК РФ

Неисполнение обязанности заключить основной договор не является основанием для признания предварительного договора недействительным

Постановление Президиума ВАС РФ от 14.07.2009 N 402/09 по делу N А41-К1-13707/07

То, что лицо в связи с отсутствием возможности или в силу недобросовестности может не исполнить обязательство по предварительному договору о заключении основного договора (не станет в установленный срок собственником вещи, подлежащей передаче, или, став им, уклонится от заключения основного договора), не является основанием для признания предварительного договора недействительным.

Если действия, нарушающие условия предварительного договора, повлекли незаключение основного договора, виновность этих действий предполагается, пока не доказано иное

Определение Верховного Суда РФ от 08.09.2015 N 38-КГ15-7 (Судебная коллегия по гражданским делам)

Какая-либо из сторон или обе стороны могут нарушить условия предварительного договора в результате как виновных действий в форме уклонения от заключения основного договора, так и невиновных действий в форме бездействия обеих сторон относительно заключения основного договора в связи с взаимной утратой интереса к его заключению.

Исходя из смысла приведенных законоположений виновность нарушающих условия предварительного договора действий, которые повлекли незаключение основного договора, предполагается, пока не доказано иное.

Позиции о существе предварительного договора (п. 1 ст. 429 ГК РФ)

Что понимается под предварительным договором

Предварительный договор обусловливает возникновение обязанности заключить основной договор, а не прав и обязанностей в отношении имущества, работ или услуг

Определение Верховного Суда РФ от 05.06.2018 N 5-КГ18-22 (Судебная коллегия по гражданским делам)

Предметом предварительного договора является заключение будущего договора, а не обязательство по передаче индивидуально-определенной вещи.

Определение Верховного Суда РФ от 15.09.2015 N 18-КГ15-143 (Судебная коллегия по гражданским делам)

Предметом предварительного договора является обязательство сторон по поводу заключения в будущем основного договора, а не обязательство в отношении недвижимого имущества.

Определение Верховного Суда РФ от 16.12.2014 N 9-КГ14-8 (Судебная коллегия по гражданским делам)

Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора. Сам по себе предварительный договор не является договором о передаче имущества либо прав на имущество.

Постановление Президиума ВАС РФ от 25.09.2012 N 6616/12 по делу N А55-8370/2010

Дата заключения предварительного договора аренды недвижимости не имеет правового значения для определения очередности возникновения прав аренды и залога, поскольку эти права возникают только из договоров залога и аренды, а не из предварительных договоров об их заключении в будущем.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2011 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 01.06.2011)

Заключение предварительного договора обусловливает возникновение у договаривающихся сторон обязанности заключить основной договор на условиях, оговоренных в предварительном соглашении. Заключение предварительного договора не может повлечь перехода права собственности, возникновения обязательства по передаче имущества или оказанию услуги.

Определение Верховного Суда РФ от 20.07.2010 N 5-В10-42

Предварительный договор, по которому стороны обязались заключить договор купли-продажи части квартиры, подлежащий государственной регистрации, не признается сделкой с недвижимостью исходя из требований ст. 164 ГК РФ. Предметом предварительного договора является обязательство сторон заключить в будущем договор, а не обязательство в отношении недвижимого имущества.

Пункт 14 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 N 59

Предварительный договор, по которому стороны обязались заключить договор аренды здания, подлежащий государственной регистрации, не признается сделкой с недвижимостью исходя из требований ст. 164 ГК РФ. Предметом предварительного договора является обязательство сторон заключить в будущем договор, а не обязательства в отношении недвижимого имущества.

Предварительный договор передачи имущества заключается с целью юридически связать стороны еще до того, как у контрагента появится право на необходимую для исполнения вещь

Постановление Президиума ВАС РФ от 14.07.2009 N 402/09 по делу N А41-К1-13707/07

Заключение предварительного договора передачи имущества (в частности, аренды) направлено на то, чтобы юридически связать стороны еще до появления у контрагента права на необходимую для исполнения вещь. Таким образом, в установленный в предварительном договоре срок будет восполнено отсутствие условия, необходимого для заключения основного договора.

Заключая предварительный договор купли-продажи, собственник принимает на себя обязательство по заключению основного договора, которое должно быть исполнено надлежащим образом

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2011 года

Заключая предварительный договор купли-продажи жилого помещения, собственник тем самым выражает свою волю совершить сделку по отчуждению имущества и принимает на себя обязательство по заключению основного договора, которое должно быть исполнено в соответствии с положениями ст. 309 ГК РФ.

К каким ситуациям применяется п. 1 ст. 429 ГК РФ

Инвестиционный контракт может порождать обязанность по заключению договора, если соответствует требованиям, установленным для предварительных договоров

Постановление Президиума ВАС РФ от 04.11.2003 N 3484/03 по делу N А40-38037/02-22-366

Если условия инвестиционного контракта не соответствуют требованиям ст. 429 ГК РФ, предъявляемым к предварительному договору, то нельзя признать, что обязанность по заключению договора аренды земельного участка основывается на этом контракте.

К каким ситуациям не применяется п. 1 ст. 429 ГК РФ

Договор, содержащий условие об оплате будущей недвижимости до заключения основного договора, не является предварительным

Пункт 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 N 54

Если сторонами заключен договор, поименованный ими как предварительный и содержащий обязательство заключить на предусмотренных в нем условиях основной договор о продаже недвижимого имущества, которое будет создано или приобретено в последующем, но при этом в предварительном договоре установлена обязанность приобретателя имущества до заключения основного договора оплатить стоимость этого имущества или существенную ее часть, суды должны квалифицировать предварительный договор как договор купли-продажи будущей недвижимой вещи с условием о предварительной оплате.

Договор с отсрочкой встречного предоставления не является предварительным

Постановление Президиума ВАС РФ от 23.08.2000 N 7223/98

Договор не может быть квалифицирован как предварительный, если согласно его условиям одно лицо обязано передать второму выданные последним как векселедателем простые векселя, а второе лицо должно в течение определенного периода времени со дня подписания соглашения уступить первому права требования оплаты задолженности к третьему лицу. То обстоятельство, что передача прав должна производиться в более поздний срок, свидетельствует не о наличии в договоре элементов предварительного соглашения, а об отсрочке встречного предоставления.

Какие действия признаются правомерными в соответствии с п. 1 ст. 429 ГК РФ

На момент заключения предварительного договора у стороны может не быть имущества, являющегося предметом будущего договора

Постановление Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 N 9798/12 по делу N А33-18187/2011

Правила ст. 429 ГК РФ не содержат требования о том, чтобы на момент заключения предварительного договора у стороны имелось имущество, являющееся предметом будущего договора.

Исполнение предварительного договора может быть обеспечено неустойкой

Постановление Президиума ВАС РФ от 08.04.2014 N 16973/13 по делу N А40-118038/12-105-1100

Гражданское законодательство не содержит норм, в которых закреплен запрет на применение сторонами неустойки в целях обеспечения исполнения обязательств, предусмотренных в предварительном договоре. Поэтому условие об уплате неустойки за неисполнение обязательства по заключению основного договора может быть включено в предварительный договор.

По вопросу о возможности обеспечения исполнения предварительного договора задатком есть две позиции высших судов

Определение Верховного Суда РФ от 28.06.2016 N 37-КГ16-6

Гражданский кодекс РФ не исключает возможности обеспечения задатком предварительного договора (ст. 429 ГК РФ), предусматривающего обязанности сторон по заключению в будущем основного договора и применение при наличии к тому оснований (уклонение стороны от заключения основного договора) обеспечительной функции задатка (п. 2 ст. 381 ГК РФ): потеря задатка или его уплата в двойном размере стороной, ответственной за неисполнение договора.

Определение Верховного Суда РФ от 15.12.2009 N 4-В09-41

До истечения срока действия предварительного договора одна сторона направила другой письма, в которых предлагала расторгнуть предварительный договор. Ни одна из сторон в срок, в течение которого должен был быть заключен основной договор, не направила соответствующего предложения. Следовательно, действие предварительного договора прекращается, а основной договор не заключается по вине стороны, направившей указанные письма. В связи с этим требования данной стороны о взыскании внесенного ею задатка в двойном размере удовлетворению не подлежат.

Постановление Президиума ВАС РФ от 19.01.2010 N 13331/09 по делу N А40-59414/08-7-583

Если до окончания срока, определенного в предварительном договоре, основной договор не был заключен и ни одна из сторон не направила предложения о его заключении, то обязательства, предусмотренные в предварительном договоре, признаются прекращенными. В связи с этим, если не было установлено иных оснований для удержания ответчиком денежных средств, полученных от истца по предварительному договору в качестве задатка, удовлетворение в силу п. 1 ст. 1102 и п. 2 ст. 1107 ГК РФ исковых требований о возврате данных средств и уплате процентов, предусмотренных в ст. 395 ГК РФ, правомерно.

Задатком может обеспечиваться исполнение сторонами денежного обязательства по заключенному между ними договору, но предварительный договор не содержит подобных обязательств. Поэтому невозможно обеспечивать задатком исполнение обязательств по предварительному договору, а также применять к возникшим из него отношениям нормы о последствиях, предусмотренных в п. 2 ст. 381 ГК РФ.

Какие действия признаются неправомерными в соответствии с п. 1 ст. 429 ГК РФ

Предварительный договор не может устанавливать для сторон иных обязанностей, кроме обязанности по заключению основного договора

Определение Верховного Суда РФ от 05.06.2018 N 5-КГ18-22

Предметом предварительного договора является заключение будущего договора, а не обязательство по передаче индивидуально-определенной вещи.

Постановление Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 N 9798/12 по делу N А33-18187/2011

В силу положений п. 1 ст. 429 ГК РФ по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных в предварительном договоре. Соответственно, предварительный договор не может устанавливать для сторон каких-либо иных обязательств, в том числе обязанности передать имущество или вносить платежи за пользование им.

Каковы последствия совершения действий в соответствии с п. 1 ст. 429 ГК РФ

Если в предварительном договоре нет условия о цене, по требованию стороны в основной договор включается условие об определении цены по общим правилам, предусмотренным в Гражданском кодексе РФ

Пункт 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.05.1997 N 14

Если в предварительном договоре условие о цене не было указано, требование о включении в основной договор условия о том, что цена определяется в порядке, предусмотренном в ст. 424 ГК РФ, должно быть удовлетворено арбитражным судом.

Лицо, которое внесло предоплату по предварительному договору купли-продажи квартиры, вправе требовать признания права собственности на долю в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства

Пункт 17 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.12.2013)

Если лицо, заключившее предварительный договор купли-продажи квартиры в объекте строительства с условием о ее предварительной оплате и исполнившее такое обязательство, требует признать право собственности на долю в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства в виде квартиры, данное требование подлежит удовлетворению.

Позиции о форме предварительного договора (п. 2 ст. 429 ГК РФ)

В каком порядке должны совершаться действия в соответствии с п. 2 ст. 429 ГК РФ

Предварительный договор купли-продажи недвижимости должен быть заключен в письменной форме путем составления одного документа

Определение Верховного Суда РФ от 20.07.2010 N 5-В10-42

Предварительный договор купли-продажи недвижимости, в том числе части квартиры, должен быть заключен в письменной форме путем составления одного документа, подписываемого сторонами.

Не подлежит госрегистрации предварительный договор о заключении договора, подлежащего госрегистрации

Постановление Президиума ВАС РФ от 25.09.2012 N 6616/12 по делу N А55-8370/2010
Законодательство не содержит требований о регистрации предварительного договора аренды недвижимости.

Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2010 года (утв. Постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 08.12.2010)
Предварительный договор купли-продажи недвижимого имущества государственной регистрации не подлежит.

Определение Верховного Суда РФ от 20.07.2010 N 5-В10-42
Установленное в п. 2 ст. 558 ГК РФ условие об обязательной государственной регистрации договора продажи части квартиры не является элементом формы этого договора, поэтому действительность предварительного договора купли-продажи недвижимости не может обусловливаться его государственной регистрацией.

Пункт 14 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 N 59
Не подлежит государственной регистрации предварительный договор, по которому стороны обязуются в будущем заключить договор, подлежащий государственной регистрации.

Позиции о существенных условиях основного договора, включаемых в предварительный договор (п. 3 ст. 429 ГК РФ)

К каким ситуациям применяется п. 3 ст. 429 ГК РФ

Предварительный договор купли-продажи земельного участка должен содержать данные о его границах

Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2010 года (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 15.09.2010)

Предварительный договор купли-продажи земельного участка должен содержать данные о границах этого участка, позволяющие определенно установить отчуждаемое недвижимое имущество.

Если в предварительном договоре купли-продажи квартиры указана площадь, отличающаяся от площади, позднее указанной в ЕГРП, но между сторонами нет спора о различии объекта, то предмет предварительного договора считается установленным, а договор заключенным

Определение Верховного Суда РФ от 16.12.2014 N 9-КГ14-8

Как указал суд апелляционной инстанции, предварительный договор является незаключенным в связи с тем, что стороны не достигли соглашения по предмету договора. Данный вывод неправомерен.

Предварительный договор купли-продажи квартиры содержит данные, позволяющие определенно установить отчуждаемое недвижимое имущество. Кроме того, объект купли-продажи, который подлежит передаче при заключении основного договора, определен сторонами в предварительном договоре настолько подробно, насколько это было возможно на дату его подписания.

На момент заключения предварительного договора площадь отчуждаемой квартиры не была известна, поскольку квартира образовалась путем раздела другой квартиры. Впоследствии, после проведения инвентаризации, площадь была уточнена, о чем внесена запись в ЕГРП. Спора между сторонами о том, что квартира, указанная в предварительном договоре, и квартира, зарегистрированная в государственном реестре, являются разными объектами недвижимости, не имеется. Следовательно, предварительный договор содержит условия, позволяющие установить его предмет.

Условие о предмете договора считается согласованным, если обе стороны имеют об этом предмете одинаковое представление и могут его определить

Определение Верховного Суда РФ от 16.06.2015 N 4-КГ15-21

По смыслу п. п. 1, 3 ст. 429 ГК РФ условие об установлении предмета договора считается выполненным, если обе договаривающиеся стороны имеют об этом предмете одинаковое представление и могут его определить.

Заключая предварительный договор, стороны пришли к соглашению о том, в отношении каких именно земельных участков в последующем будут заключены договоры купли-продажи. При таких обстоятельствах нельзя согласиться с выводом суда нижестоящей инстанции о том, что предмет основного договора купли-продажи сторонами не был определен.

Суд нижестоящей инстанции не учел, что несоблюдение требований, предъявляемых земельным законодательством к объекту недвижимости, не свидетельствует о том, что стороны договора не достигли взаимопонимания в определении данного объекта.

Позиции об условиях предварительного договора, которые не являются условием о сроке заключения основного договора (п. 4 ст. 429 ГК РФ)

К каким ситуациям не применяется п. 4 ст. 429 ГК РФ

Условие предварительного договора купли-продажи о сроке, в течение которого покупатель вправе подтвердить платежеспособность, не является условием о сроке заключения основного договора

Определение Верховного Суда РФ от 10.03.2015 N 5-КГ14-173 (Судебная коллегия по гражданским делам)

Поскольку предварительный договор не содержит условий о сроке заключения основного договора купли-продажи, стороны в силу п. 4 ст. 429 ГК РФ должны были заключить его в течение года со дня подписания предварительного договора. Однако в период его действия стороны предложений о заключении основного договора друг другу не направляли.

Наличие в предварительном договоре указаний на совершение тех или иных действий по окончании года со дня его подписания не свидетельствует о том, что условие о сроке заключения основного договора согласовано. В частности, условием о сроке заключения основного договора не является указанный в предварительном договоре срок, в течение которого покупатель был вправе подтвердить платежеспособность.

Условие предварительного договора купли-продажи о том, что покупатель должен исполнить обязательства по договору не позднее двух месяцев с момента, когда получено уведомление о праве собственности продавца на квартиру, не является условием о сроке заключения основного договора

Определение Верховного Суда РФ от 10.03.2015 N 5-КГ14-173 (Судебная коллегия по гражданским делам)

Поскольку предварительный договор не содержит условий о сроке заключения основного договора купли-продажи, стороны в силу п. 4 ст. 429 ГК РФ должны были заключить его в течение года со дня подписания предварительного договора. Однако в период его действия стороны предложений о заключении основного договора друг другу не направляли.

Наличие в предварительном договоре указаний на совершение тех или иных действий по окончании года со дня его подписания не свидетельствует о том, что условие о сроке заключения основного договора согласовано.

В соответствии с предварительным договором покупатель должен исполнить свои обязанности в срок не позднее двух месяцев с момента, когда получено уведомление о праве собственности продавца на квартиру. Это указание не является условием, с которым связывается срок заключения основного договора. Кроме того, получение уведомления не отвечает требованиям неизбежности, установленным ст. 190 ГК РФ.

Условие предварительного договора купли-продажи квартиры о сроке ввода дома в эксплуатацию не является условием о сроке заключения основного договора

Определение Верховного Суда РФ от 10.03.2015 N 5-КГ14-173 (Судебная коллегия по гражданским делам)

Поскольку предварительный договор не содержит условий о сроке заключения основного договора купли-продажи, стороны в силу п. 4 ст. 429 ГК РФ должны были заключить его в течение года со дня подписания предварительного договора. Однако в период его действия стороны предложений о заключении основного договора друг другу не направляли.

Наличие в предварительном договоре указаний на совершение тех или иных действий по окончании года со дня его подписания не свидетельствует о том, что условие о сроке заключения основного договора согласовано. В частности, не является таким условием предусмотренный предварительным договором срок ввода дома в эксплуатацию, поскольку с этим сроком заключение основного договора никак не связано.

Источник: http://urist7.ru/sudebnaya-praktika-po-statyam-grazhdanskogo-kodeksa/st-429-gk-rf-predvaritelnyj-dogovor-pozicii-sudov.html

Абонентский договор (по статье 429.4 ГК).

И последний вопрос, по поводу которого нам снова придется обратиться к нашему Кодексу. Есть еще там самая таинственная статья — 429.4 — про абонентский договор, или иначе — названный договором с исполнением по требованию. Нельзя ли что-то выудить из самих названий? Ну, само слово «абонентский» единственное, что нам дает — так это указание на систематический, периодический характер требований и исполнений — ничего нового мы тут не видим. И рамочный договор, и договор о предоставлении опциона, и опционный договор — все они допускают возможность как однократного, так и систематического исполнения. Предварительный договор, кажется, сюда не подпадает; законодательство везде говорит об «основном договоре» в единственном числе, но нет, конечно, препятствий к заключению и такого предварительного договора, который один будет обязывать своих участников к заключению нескольких основных договоров. Со вторым вариантом названия — договор с исполнением по требованию — дело обстоит столь же неопределенно, ибо его тоже в полной мере можно применить ко всем другим тинам организационных договоров, которые мы рассмотрели. Как исполняется предварительный договор? По требованию одной из сторон. Рамочный? — по заявкам (то есть — требованиям) одной из сторон; соглашение о предоставлении опциона? — с помощью односторонних актов-акцептов; опционный договор? — односторонними актами внесения покупной цены опциона. Да, конечно, акты акцепта и уплаты денег вряд ли можно счесть требованиями в общегражданском (обязательственном) смысле этого слова, но… а кто вам сказал, что когда законодатель в статье 429.4 писал про требования, он имел в виду именно этот, узко-юридический смысл данного термина? Единственное, что он точно хотел отразить в наименовании абонентского договора — так это указать на односторонний характер инициативы исполнения: будет такая инициатива проявлена — второй стороне деваться некуда, надо исполнять или принять во внимание вступление в новые договорные отношения. Все это есть во всех четырех типах прежде нами рассмотренных договоров.

Итак, оба варианта наименования статьи 429.4 — и «абонентский договор», и «договор с исполнением по требованию» — явно неудачны, ибо видовых (типических) признаков договора этого типа они не выделяют и не подчеркивают — только родовые. Почитаем его нормативную дефиницию. «Договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом». …Ну, я даже не знаю, что здесь после такой дефиниции и сказать. Знаете, есть такое развлечение в детских журналах: рисуют рядом две почти идентичные картинки и предлагают: «Найдите 10 отличий». Вот и здесь: найдите 10 отличий цитированной нормы от только что рассмотренного «договорного зверя», обитающего в соседней клетке, — в статье 429.3. Не терминологических отличий — они-то, конечно, есть — а сущностных. Да что там 10! — три, два, да хотя бы одно — найдите!

Впрочем, одно, кажется, и правда обнаруживается, да? Смотрите: в пункте 2 статьи 429.3 говорится, что плата по опционному договору вносится «за право заявить» требование, им предусмотренное (из него возникшее), а в только что цитированном пункте 1 статьи 429.4 — «за право требовать», то есть за само требование. Если контрагент не заплатил по абонентскому договору — то, значит, и никакого требования он не приобрел, а если по опционному — то требование он приобрел, только осуществить его он не сможет, пока не заплатит. Это — отличие? Мы уже этот вопрос обсуждали и пришли к выводу, что с точки зрения практической — нет, никакой разницы нет, потому что субъективное право, которое юридически невозможно осуществить, бессмысленно. Оно не удовлетворяет никакого интереса своего обладателя, кроме, разве только, одного — интереса считаться (!) обладателем субъективного права, но это, конечно, несерьезно. Юридическая возможность совершения тех действий, которые на самом деле… невозможно совершить, никакого интереса своего обладателя не удовлетворяет, а значит — она не есть субъективное право и никак не может им быть.

Чтобы понять, о чем написано в цитированном пункте 1 статьи 429.4, прочитаем его еще раз: «…договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических,

платежей… за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения…». Стоп! Какова цель абонентского договора для абонента? Она выражена в цитируемой норме довольно ясно: посредством него абонент получает два права, или, вернее сказать, две юридические возможности. Первая — (а) право определить количество, объем и иные условия исполнения, вторая — (б) право требования соответствующего исполнения. Нам нужно определить природу этих возможностей.

Первая возможность касается внесения определенности в количество, быть может состав и содержание тех действий, к совершению которых абонент мог бы обязать вторую сторону договора. В этой части абонентский договор весьма похож на рамочный с односторонними заявками, ибо подобно последнему ставит «аппетитам» абонента известные рамки, — очевидно, было бы странно по абонентскому договору с «Мосэнерго» ожидать или требовать оказания услуг водоснабжения или телефонной связи. Но оставаясь в этих договорных рамках, абонент может определять содержание обязанностей исполнителя в одностороннем порядке. Исполнителю не останется ничего другого, как эти «аппетиты» удовлетворять. Перед нами — право абонента на одностороннее определение юридического положения своего контрагента, то есть секундарное право.

Со второй возможностью проще: во-первых, Кодекс сам называет ее «… правом требования… предоставления предусмотренного договором исполнения»; во-вторых, во имя определения именно его содержания абонент приобретает только что рассмотренное нами секундарное право. В наших примерах — абонент может определять объем и мощность (количество) электрической энергии, количество воды либо количество и качество телефонных соединений. С точки зрения классической юриспруденции все эти отношения облекаются в обязательственно-правовую форму; хотя кое-где тут и есть определенные сложности, но они сейчас для нас большого значения не имеют. Вторая юридическая возможность, во имя приобретения которой абонент заключает абонентский договор, — это, вне всякого сомнения, относительное субъективное гражданское право.

Идем дальше. Мы несколько раз сказали: «абонент приобретает» — сперва секундарное право определить содержание будущего обязательства другой стороны, а по его реализации — и само обязательственное право (требование). Вопрос: а как и главное за что он все это «приобретает»? В цитированной дефиниции сказано, что он приобретает это все за платежи (может быть периодические, но это не обязательно) или иное встречное предоставление. Хорошо, тогда другой вопрос: является ли внесение этих платежей обязанностью или правом абонента? Вот в этом отношении пункт 1 статьи 429.4 можно прочитать по-разному.

Первый вариант: об обязанности абонента в нем не сказано — самого слова «обязанность» там нет — значит, не обязан. Значит, внесение платежей является правом абонента: захотел получить то или иное количество исполнения — внес соответствующие платежи, конкретизировал свое требование, предъявил его, получил исполнение; не захотел — ничего вносить не стал, никаких прав не приобрел, ничего не получил. Есть ли разница между таким прочтением и конструкцией опционного договора из статьи 429.3? Никакой. Ну, разве только та, что в статье про опционный договор сказано о иском единичном платеже и единичном же требовании, а в статье про договор абонентский — наоборот, про периодические, как минимум, требования, а возможно и платежи. Но это — разница чисто количественная, на юридическую природу данных типов договоров не влияющая.

Второй вариант чтения: да, действительно, ГК в пункте 1 статьи 429.4 не говорит, что «абонент обязан вносить платежи», но, с другой стороны, пункт этот сформулирован так, что не указывает и на то, что внесение абонентом платежей непременно должно предшествовать получению затребованного им исполнения, авансировать его. Условие об авансе должно быть прямо выражено; в данном случае, этого нет. Следовательно, цитированная дефиниция абонентского договора подразумевает, скорее всего, платежи за потребованное и фактически уже полученное абонентом (предоставленное исполнителем) исполнение, то есть за товары, работы, услуги (в наших примерах — за электричество, воду, телефонную связь). Потребители по договорам бытового электро- и водоснабжения никакой «абонентской» платы не вносят (по крайней мере, пока — сейчас, как известно, обсуждается возможность ее введения, но это, понятное дело, просто от хронического безденежья последних лет, никакой иной закономерностью ее введение не вызывается) — они платят только за то, что реально получили и употребили — за электричество, которое они «сожгли», и за воду, которую они «выпили». В этом моменте прослеживается, с одной стороны, сходство актов потребления по абонентскому договору с актами предоставления и получения исполнения но тем «отдельным договорам», что заключаются во исполнение договора рамочного. С другой стороны, этот момент позволяет различить абонентский договор с договорами о предоставлении опциона и опционным. Почему? Потому что цена опциона — это платеж за одно только право — либо секундарное (статья 429.2), либо субъективное (статья 429.3). Если я реализую свое секундарное право и тем самым вовлеку контрагента в основной договор с помощью опциона на заключение договора, или же если я заплачу денег и приобрету «право осуществить» полученное мною требование исполнения по опционному договору, то мне придется оплатить предоставленное по «договору, заключенному на основании безотзывной оферты» или по требованию из опционного договора отдельно в согласованном порядке и размере.

Вот как интересно получается. Абонентский договор по пункту 1 статьи 429.4 с точки зрения своей правовой цели (той, во имя которой абонент в него вступает) больше похож отчасти на договор о предоставлении опциона и опционный договор; но с точки зрения цены, уплачиваемой абонентом, — не столько па них, сколько на рамочный договор «заявочного типа». Ведь что в опционе, что в опционном договоре цена — это цена основного договора или основного требования, но не самого предмета исполнения по этому договору или требованию. А что по рамочному договору, что по абонентскому цена — эго цена именно самого предмета предоставления, во имя получения которого абонент вовлекается в договор. Да и но юридическим последствиям — так ли уж сильно различаются между собой абонентский договор и рамочный? Ведь и рамочный договор порождает секундарное право на уточнение (конкретизацию) условий обязательства, уже возникшего, и абонентский — секундарное право на определение, как минимум, количества будущего исполнения. Да и чем с такой, принципиальной точки зрения положение гражданина — потребителя по абонентскому договору энергоснабжения, каждый вечер «врубающего» свои лампочки, утюги и чайники, отличается от положения покупателя, раз в месяц получающего от поставщика известные партии товаров? Буду ли я раз в день выбирать электроэнергию из сети или раз в месяц — вывозить товары со склада поставщика, подготовленные и отложенные им для меня по моим заявкам, — какая разница? И если никакой, то не правильно ли в таком случае заключить, что всякий абонентский договор — есть частный случай договора рамочного? С господствующей точки зрения, не видящей ничего, кроме обязательственных отношений (что между поставщиком и покупателем, что между энергоснабжающей организацией и потребителем), разницы и вправду нет, и подход, по которому абонентский договор — вид рамочного, абсолютно верен.

Разницу между абонентским и рамочным договорами действительно можно обнаружить. Но для этого необходимо самым тщательным образом проанализировать юридическую природу отношений из абонентских договоров — такой анализ, будучи проведенным… в этом отношении я хотел бы отослать вас в несколькими своим статьям, о которых сейчас, как только договорю по существу, скажу, — так вот, анализ этот позволяет видеть, что право абонента из абонентского договора, во-первых, не всегда является правом секундарным и, во-вторых, не всякий раз направлено на вовлечение контрагента именно в обязательство. Так тоже может быть; я приведу буквально один пример; допустим, речь идет об абоненте но договору возмездного оказания юридических услуг. Этот абонентский договор действительно создает секундарное право клиента (абонента) на обращение с заказом или вопросом (запросом), реализация которого создает обязательство исполнителя (обслуживающей юридической фирмы) выполнить этот заказ, ответить на вопрос (запрос). Или — вспомните фильм «Some Like It Hot» («Некоторые любят горячее», почему-то переводят «погорячее» — не знаю почему, разве только это какое-нибудь устойчивое выражение, но неважно). У нас он известен под оскопленным, идеологически выверенным наименованием «В джазе только девушки». Вспомните, в самом начале: официант подпольного гангстерского ресторана на требование полицейского агента, представившегося «любимым внуком покойной бабушки», посадить его за столик, ближайший к сцене, отвечает: «Этот столик абонирован ближайшими родственниками усопшей». Если бы это было правдой, то такой любопытный вышел бы «абонентский договор» — договор об оказании услуг ресторанного обслуживания (общественного питания) с условием об обязанности предоставления клиенту строго определенного столика. Такая вот получится математическая задачка, решаемая в два действия:

  • (1) секундарное право + его реализация = возникновение требования;
  • (2) возникновение требования + его заявление = исполнение . Между таким абонентским договором и договором рамочным действительно разницы не обнаруживается.

Но может быть и иначе.

Вернемся к абоненту по договору сетевого снабжения электрической энергией. Тут же (рядом) стоят договоры о снабжении энергией тепловой, газом, паром, водой, топливом и тому подобными ресурсами, а еще — договоры оказания сетевых и инфраструктурных услуг, например, по водоотведению, проводной телефонной связи. Как я уже говорил, господствующее в литературе мнение и эти отношения считает обязательственными. Но я также говорил и о том, что тут не так все просто; теперь скажу, что это очевидно неправильно. Еще я обещал отослать вас к своим статьям, где насчет этого (почему неправильно) можно подробно почитать. Одна статья называется «Что такое передача через присоединенную сеть и является ли она передачей в юридическом смысле этого слова (traditio)?», опубликована она в № 8 журнала «Законодательство» за 2011 год, а другая — «Гражданско-правовые формы отношений снабжения через присоединенную сеть», напечатанная в сборнике статей памяти моего учителя, профессора Корнеева Сергей Михайловича (Москва, 2013 год). Ну а почему неправильно? Почему перед нами не обязательства? Если говорить коротко, то вот почему: технологическая специфика функционирования сетевых систем снабжения (предоставления услуг) предопределяет тот факт, что момент реализации абонентом своего «абонентского (секундарного) нрава» неизбежно совпадает не только с моментом возникновения соответствующего «обязательства» исполнителя (что понятно), но и с моментами (а) предъявления требования о его исполнении и (главное!) (б) самого его исполнения. Абонент ведь не пишет сперва энергоснабжающей организации: уважаемая, будь готова, я сейчас включу свет, и он будет гореть у меня, допустим, 40 минут. А энергоснабжающая организация ему отнюдь не отвечает: о’кей, уважаемый, заявка принята, готов предоставить электроэнергию на 40 минут света в твоей квартире — требуй! Абонент не говорит: требую, «врубай»! Ничего этого не происходит, все много проще: абонент просто нажимает выключатель (втыкает «вилку» в розетку, открывает водопроводный кран, звонит по телефону, выходит в Интернет и тому подобное). Где же тут «требование»? Где обязательство? Где секундарное право — право на односторонние юридические действия? Ничего этого нет, зато есть совсем другое — правомерные активные действия абонента. Абонент ничего ни от кого не требует — он сам действует, причем действует правомерно, то есть имея на это право, установленное договором. Значит, абонентские договоры на инфраструктурное снабжение дают… что же? — право на такие односторонние активные действия абонента, которые являются чисто фактическими и направлены на участие в эксплуатации (использовании) чужого имущества (присоединенной снабженческой сети). Это право и не секундарное, и не обязательственное — совершенно специфическое право на активные действия, направленные на эксплуатацию сетевой инфраструктуры и совершаемые, между прочим, в отношении не только энергоснабжающей организации, но и множества других лиц-субъекгов соответствующего рынка и эксплуатантов этой же самой сетевой инфраструктуры (генераторов и потребителей, к ней присоединенных).

Теперь прочитаем пункт 2 статьи 429.4, который мы еще не читали, но который здорово видоизменяет создавшееся было у нас представление об абонентском договоре. Смотрите, что тут пишется: «…абонент обязан вносить платежи или предоставлять иное исполнение по абонентскому договору независимо от того, было ли затребовано им соответствующее исполнение от исполнителя, если иное не предусмотрено законом или договором». Вот тебе и раз! — а как же предыдущий пункт той же самой статьи 429.4, по которому, как мы только что установили, внесение абонентских платежей вообще не предполагается, а внесение предварительной оплаты является правом абонента? И то — только там, где оно возможно; кстати, предоплата обычно называется в таких случаях не «пред-«, а «переплатой». Она возможна, например, по договорам бытового электроснабжения или оказанию услуг местной телефонной связи, а вот по договорам тепло- и водоснабжения внести ее невозможно чисто технически. Ну это бог с ним; важно то, что пункт 1 рассматриваемой нами статьи говорит о том, что абонент должен заплатить только за то, что он фактически потребовал и употребил, а пункт 2 — совсем об ином, а именно: намеревается ли абонент требовать соответствующего исполнения или нет — не имеет никакого значения; установленную договором абонентскую плату он обязан внести (или периодически вносить) в любом случае, в силу просто самого факта его участия в таком договоре. И жизнь свидетельствует о широком распространении абонентских договоров этого типа: таковы, к примеру, договоры об оказании услуг проводной (а иногда и беспроводной) телефонной связи, услуг цифрового телевидения, доступа в Интернет и другие: в них абонент оплачивает не только (а) фактически запрошенное и доставленное ему исполнение, но и (б) само право это исполнение получить; больше того, мыслимы случаи, в которых размер абонентского (!) платежа за право таков, что покрывает собой стоимость и права, и исполнения, по крайней мере, в части, а иногда даже и полностью. Причем одни и те же инфраструктурные сетевые услуги могут тарифицироваться по-разному. Я уже упоминал о том, что сейчас ни за энерго-, ни за водо-, ни за тепло, ни за газоснабжение население не платит обязательной абонентской платы, независящей от размера потребления — оплачивается только то, что фактически было «съедено» (сожжено, вылито и так далее). Вместе с тем я говорил, что вопрос о введении такой платы сейчас дискутируется. Что это значит? Только то, что можно делать и так, и так.

Или другой пример: на сайте АО «МГТС» говорится о существовании трех абонентских тарифов местной телефонной связи. Первый тариф — повременной’, он предполагает, что абонент обязан ежемесячно вносить абонентскую плату в размере 205 рублей, которая совсем не включает в себя оплаты конкретных разговоров, ни одной их минуты, ни одной секунды — за них надо платить отдельно по 60 копеек за каждую минуту, начиная с первой. Это абонентский договор, сочетающий в себе и обязательный платеж, независящий от объема потребленных услуг (пункт 2 статьи 429.4), и обязанность последующей оплаты тех услуг, которые реально были запрошены абонентом и были реально ему оказаны (пункт 1 указанной статьи ГК).

Второй тариф — комбинированный. Его величина — 429 рублей в месяц — объединяет в себе и абонентскую плату, и оплату первых 400 минут (6 часов 40 минут) разговоров. Разговоры свыше этого времени оплачиваются отдельно из расчета 58 копеек за минуту. Здесь к сочетанию элементов из пунктов 1 и 2 статьи 429.4 добавляется еще и третий интересный элемент — платеж в сумме 224 рубля (разница между фиксированной частью комбинированного тарифа и величиной тарифа повременного) за первые 400 минут разговора. Выговорит их абонент, или нет — это его проблема; но выбрав комбинированный тариф, он эти 400 минут оплатить обязан. Значит, в комбинированном тарифе у нас «сидит» оплата не за два, а за три права: первое — право вообще иметь возможность пользоваться услугами телефонной связи (205 рублей); второе — право говорить первые 400 минут «бесплатно», а на деле — за 224 рубля (в повременном тарифе такая возможность стоила бы 240 рублей); и третье — право говорить сколько угодно, оплачивая каждую минуту, начиная с 401-й, по 58 копеек за минуту. Первые два права «сидят» в пункте 2 статьи 429.4; третье — в пункте 1.

Третий тариф МГТС — тариф безлимитный. Стоит 499 рублей в месяц; платеж этот — целиком абонентская плата и ничего более, по какая! — плата, включающая в себя оплату и самой возможности пользования услугами телефонной связи и… всех конкретных разговоров. Если считать по тарифу в 58 копеек за минуту, то, легко подсчитать, что тариф безлимитный выгоден для тех, кто говорит но телефону более 507 минут (то есть более 8 часов 27 минут) в месяц, это в среднем 17 минут в день. Опять-таки, выговорит их абонент или нет — это его проблемы; имеет право выговорить и говорить далее — это уже будут проблемы телефонной компании. Важно то, что договор но тарифу безлимитный — это договор, целиком подчиняющийся пункту 2 статьи 429.4 ГК. Платежей за фактически потребленные услуги (пункт 1) он не предусматривает.

Таким образом, надлежит констатировать существование трех типов абонентских договоров. Договоры первого типа (они целиком охватываются гипотезой пункта 1 статьи 429.4) больше похожи на договоры рамочные. Они предоставляют абоненту право совершения односторонних фактических действий по участию в эксплуатации полезных свойств присоединенных сетей, и предполагают оплату только того, что абонент фактически получил и употребил, без абонентской платы (в «телефонном» примере мы таких не встретили, зато они пока есть в примерах электро-, водо-, тепло- и прочего снабжения). Договоры второго типа (описаны в пункте 2 многократно помянутой статьи Кодекса) — противоположны первым и похожи только сами па себя, ибо предполагают внесение одной только абонентской платы и отсутствие платы за фактически потребленные услуги (тариф «безлимитный»). Договоры ?претьего типа похожи и на рамочные договоры (429.1) тем, что предполагают обязанность абонента оплачивать фактически предоставленное ему исполнение, и на соглашение о предоставлении опциона (429.2) тем, что предусматривают обязанность абонента вносить абонентскую плату. В примере с МГТС это договоры, заключаемые на тарифах «повременной» и «комбинированный».

О чем говорит выполненный нами анализ «четыреста двадцать девятых» статей ГК? О том, что ни один из предусмотренных ими договоров не порождает классических гражданско-правовых обязательств. До недавнего времени обязательственным считался договор предварительный, но теперь и права, им порождаемые, защищаются, как мы уже говорили, отнюдь не иском о присуждении к исполнению обязательства, а иском преобразовательным, характерным для секундарного, а не для обязательственного права. По-моему, это и логично: зачем создавать «обязательства о будущих обязательствах», если можно договориться об обязательствах, не будущих, а настоящих? Смысл в договорах с «пред-обязательствеппыми» последствиями появляется только тогда, когда эти последствия… отличаются от обязательств, не сводятся к ним. Такая трактовка этих договоров имеет и другое еще свое особое оправдание — их квалификацию в качестве организационных. Если верно, что организационные отношения — это отношения особого рода (вспомним еще раз нашу первую лекцию), то вполне закономерно, что они облекаются в особенные, не совпадающие с традиционными у гражданско-правовые формы. Можно допустить, что не все эти договоры могут быть «показаны» для универсального применения, и даже не для всех областей коммерческой деятельности они годятся; но пользоваться ли этими конструкциями или нет — личное дело каждого частного лица. Судя по практике, стремящейся найти ответы на любые вопросы в первую очередь в законе} чем больше разнообразных правовых средств будет «закреплено» в ГК, чем разнообразнее но своим правовым последствиям они будут — тем более изысканный спрос они удовлетворят и тем, следовательно, лучше.

Собственно… пока все. На этом я предлагаю считать наши встречи завершенными. Мы еще со многими из вас увидимся и, судя по всему, неоднократно, поэтому, мы, разумеется, не прощаемся. Наилучшие вам пожелания в наступающем году, сдать вам зачеты, экзамены, написать магистерскую работу и быть успешно исключенными из университета… то есть, в смысле, выпуститься, конечно, из университета, я неправильно сказал, извините. В общем, короче, всем всего хорошего, спасибо и до свидания.

Источник: https://studme.org/218528/pravo/abonentskiy_dogovor_state_4294

Абонентский договор: особенности и проблематика

Кушнаренко Дарья

Студентка 2 курса

Института бизнес-права

Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Еще до закрепления в законодательстве термина «абонентский договор» они часто применялись в различных сферах жизни общества. Это могли быть договоры на услуги сотовой связи, покупка абонемента в тренажерный зал, подключение интернета. Именно в связи с этим и появилась необходимость законодательного урегулирования данного вида отношений. Федеральный закон от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» ввел ряд новелл в гражданское право, среди которых можно увидеть такую конструкцию, как «абонентский договор». Разберемся, что он из себя представляет и какие проблемы, на мой взгляд, требуют дальнейшего урегулирования.

Согласно части 1 статьи 429.1 Гражданского кодекса РФ договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом.

Одной из особенностей данного вида договоров является порядок внесения абонентской платы, который установлен в ч. 2 статьи 429.4. В данной статье указано на то, что абонентская плата должна вноситься каждый раз вне зависимости от того, пользуется ли абонент данной услугой или нет. Еще до закрепления этого положения в Гражданском кодексе РФ, Высший Арбитражный суд РФ в своем определение ВАС РФ от 04.03.2013 N ВАС-1686/13 по делу N А56-60294/2011 установил, что если согласованный сторонами в договоре размер и порядок оплаты носит абонентский характер, то есть оплата за оказанные услуги установлена помесячно, то она производится вне зависимости от объема услуг, оказанного за расчетный период. Это вызвано тем, что абонент оплачивает не саму услугу, товар или работу, а именно право на ее оказание в момент запроса (или через некоторые время, предусмотренное договором). Тем самым, исполнитель должен всегда быть готов предоставить эту услугу (товар, работу).

Также в абонентском договоре мы имеем дело с фиксированной платой. Но при этом абонент в разные периоды может затребовать различные объемы услуг, причем иногда их стоимость может превышать размер фиксированной платы. Так, человек может несколько месяцев не пользоваться услугами Интернет-провайдера, а потом за месяц израсходовать количество трафика, превышающего по номиналу фиксированную плату. Поэтому чаще всего исполнителями устанавливается усредненный размер платы, который бы позволил содержать им все необходимые средства, инфраструктуру, работников, для оказания услуги по требованию, но и выгодный для абонента с учетом его деятельности. Отсюда часто мы видим целый ряд тарифов для разных групп населения с разным объемом предоставляемых услуг.

Исполнение по требованию может осуществлять через форму предварительного заказа, при наличие определенного условия, так, например, ремонт домашней техники будет осуществляться в случае ее поломки, а медицинская помощь путем записи в медицинское учреждение. Также исполнение можно потребовать путем начала пользования определенной услугой, без предварительного уведомления исполнителя. В этом случае можно привести пример выхода в интернет, как начала пользования услугами Интернет-провайдера, поход в фитнес-клуб.

Появление данного вида договора в Гражданском кодексе является достаточно значимым, так как оно определило нормативное правовое регулирование для данного рода общественных отношений, а также это сделает единообразной практику судов в решении споров из абонентских соглашений.

Но на данный момент существует несколько вопросов, требующих, по моему мнению, законодательного урегулирования:

Во-первых, я считаю, нужно определить, как соотносится норма об абонентском договоре, закрепленная в статье 429.4 Гражданского кодекса РФ с 32 статьей Закона РФ «О защите прав потребителей»? А именно: имеет ли право абонент отказаться от исполнения договора и потребовать возврат денежных средств, при условии оплаты исполнителю всех понесенных расходов в связи с исполнением обязательств? Ведь Гражданским кодексом не предусмотрен возврат денежных средств в абонентском договоре. Как будет происходить определение размера понесенных расходов, и кто его будет доказывать? Лично я считаю, что несомненно потребитель вправе досрочно отказаться от исполнения абонентского договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. При этом исполнитель сам должен будет доказать наличие фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Во-вторых, возможно ли заключение бессрочных абонентских договоров? Я считаю, что невозможно. Для примера рассмотрим случай предоставления услуг онлайн фитнес-школой, которые в данный момент очень распространены. Среди их услуг мы можем увидеть такой вид абонемента как «бессрочный». Но ведь если данная школа закроется, то есть не будет сотрудников, оказывающих консультации, записывающих примеры тренировок, составляющих план питания, значит и услуги онлайн фитнес-школы оказываться не будут в том объеме, который предусмотрен договором. Значит, сам факт возможности прекращения деятельности исполнителя говорит о невозможности существования бессрочных абонентских договоров.

Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей»

Источник: https://zakon.ru/Blogs/abonentskij_dogovor_osobennosti_i_problematika/58946

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Решил довести до логического завершения рассмотрение договорных конструкций, ранее применявшихся на практике, но закрепленных в ГК РФ с 1 июня 2015 года.

Еще летом у меня были опубликованы и две статьи об опционных конструкциях. В итоге они стали основой статьи для журнала «Юрист компании».

В прошлой статье мы рассмотрели рамочные договоры.

Остался не рассмотренным договор с исполнением по требованию или, по-другому, абонентский договор.

Но сперва важная новость. Мои постоянные читатели, подписавшиеся ранее на обновления блога, вчера уже получили письмо о том, что я меняю сервис рассылок. Ранее я пользовался и пока еще продолжаю пользоваться сервисом JustClick. Мощный сервис, но больше ориентирован на инфобизнесменов. Есть куча разных возможностей, которые я не использую.

Платить за него и пользоваться только возможностью отправлять письма не очень разумно.

А за использование возможности использовать DKIM и SPF подписи (нужны для уменьшения вероятности попадания писем в спам), цена не лезет ни в какие ворота. Порядка 20 тыс. руб. в месяц!

Поэтому было решено переехать на SmartResponder. Во-первых, если база подписчиков составляет менее 1 тыс. человек, то рассылку можно вести бесплатно, пусть даже некоторые мелкие технические возможности при этом недоступны. За использование DKIM и SPF достаточно заплатить примерно 8 тыс. руб. один раз и все.

Тут даже математиком быть не надо, чтобы понять выгоду.

И возможности по аналитике на мой взгляд в SmartResponder более продвинутые и наглядные.

Короче, если вы — мой подписчик и еще не переподписались, то сделать это можно на этой странице. Главное, пройдите опрос, ссылка на который придет через минуту после подтверждения подписки. Иначе писем получать не будете.

С этим, надеюсь, все понятно. Теперь перейдем к основной теме статьи.

Что такое абонентский договор

Введение законодательного регулирования в отношении абонентских договоров только с 1 июня 2015 года не означает, что раньше они не применялись на практике.

Еще как применялись и не только в коммерческом обороте. Мы можем найти примеры их использования везде. Взять ту же сотовую связь, интернет, кабельное телевидение. Это все абонентские договоры. Или абонемент в тренажерный зал, библиотеку… Каждый может предложить свой пример.

Что общего между ними?

Есть сторона, которая гарантирует оказание услуги (выполнение работы, поставку товара) по первому требованию другой стороны. Объем исполнения оговаривается заранее.

Например, интернет может быть полностью безлимитным. Хоть терабайтами скачивай информацию. А может быть ограничен. Например, я пользуюсь мобильным интернетом через usb-модем и месячная квота у меня ограничена 20 Гб.

Управомоченная требовать исполнения сторона обязана вносить за предоставление ей такой возможности определенную денежную сумму. Как правило ежемесячно, однако могут быть установлены и другие интервалы времени.

Потребовать исполнения можно различными способами. Обычно это зависит от специфики договора.

Если речь идет о сотовой связи или интернете, тут не требуется никаких устных или письменных заявок. Вы просто совершаете звонок или выходите в интернет.

Когда договор касается технического обслуживания, требуется заявка. Например, нужно сообщить о поломке оборудования, о сбоях в работе сайта и т. п.

Вот как это прописано в ст. 429.4 ГК РФ.

«Договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом».

Конструкция очень востребована в ситуации, когда удобнее регулярно платить за предоставление возможности в любой момент потребовать оказание услуги, выполнение работы и т. п. от заранее определенного лица, которому это сделать по силам.

Внесение абонентской платы

Одной из отличительных черт договора с исполнением по требованию является порядок внесения абонентской платы.

Она уплачивается даже в тех случаях, когда услуга абоненту в какой-то период времени (например, месяц) не оказывалась. Оплачивается не сама услуга (товар, работа), а право потребовать ее оказания в любой момент, что для исполнителя означает полную неопределенность. Но чтобы оказать такую услугу, он должен быть готовым к этому постоянно и содержать соответствующую инфраструктуру: ресурсы, оборудование, штат работников.

Поясню на личной истории.

Она имела место еще во время учебы в университете после 2-го курса. Пользуясь usb-модемом для выхода в интернет, я решил летом его «отключить». В кавычках, потому что я просто решил им не пользоваться.

Такая наивная мысль была, раз не пользуюсь, то и денег не снимут со счета…

В сентябре был сюрприз. Чтобы подключиться к интернету пришлось внести плату три раза. За те два месяца, что я им не пользовался, и за текущий. Деньги улетели «в трубу».

Классическая иллюстрация — услуга оказана не была, но абонентская плата снималась за предоставление права потребовать ее оказания в любой момент. В моем случае — обеспечить выходом во «всемирную паутину».

Впоследствии я таких опрометчивых поступков не совершал, а действительно отключал услугу по выходу в интернет, если он не был нужен мне на протяжении длительного времени.

Судебная практика в России, кстати, очень часто исходила из того же, что и я тогда. Раз услуга не оказана, то требование о взыскании абонентской платы незаконно. И суд отказывал в удовлетворении исковых требований. Хотя в 2013 году в Определении ВАС РФ от 04.03.2013 № ВАС-1686/13 по делу № А56-60294/2011 был сделан вывод о том, что оплата по абонентскому договору производится вне зависимости от объема услуг, оказанного за расчетный период.

Сейчас эта проблема получила разрешение на законодательном уровне, поскольку в п. 2 ст. 429.4 прямо закреплено следующее.

«Абонент обязан вносить платежи или предоставлять иное исполнение по абонентскому договору независимо от того, было ли затребовано им соответствующее исполнение от исполнителя, если иное не предусмотрено законом или договором».

Существенный момент — размер абонентской платы является фиксированным. Абонент может затребовать в один период такой объем услуг, который по номиналу будет выше фиксированной платы, в другой — ниже. Для этой конструкции ситуация вполне нормальная.

Практическое использование

В эту договорную конструкцию можно облечь любой возмездный договор. Неважно, поименован он в гражданском кодексе или нет.

В качестве абонентского могут выступать договоры:

  • купли-продажи;
  • подряда;
  • оказания услуг.

Наиболее распространен, конечно же, вариант с услугами. Особенно, по предоставлению различных видов связи. Организации часто используют в практике договоры абонентского обслуживания юридических лиц для привлечения сторонних специалистов, например, бухгалтеров и юристов (аутсорсинг).

Часто встречаются и абонентские договоры подряда. Например, техническое обслуживание оборудования.

Что касается купли-продажи, то здесь договоры с исполнением по требованию не так распространены. В качестве примера можно привести поставку электроэнергии, газа и прочих энергоносителей.

Конкретные примеры договоров с исполнением по требованию можно выделить следующие:

  • Купля-продажа электроэнергии, газа и иных энергоносителей.
  • Договоры подряда:
  1. обслуживание компьютерной техники;
  2. абонентское обслуживание сайта;
  3. обслуживание различного оборудования и транспорта.
  • Оказание услуг
  1. различные виды связи (сотовая, интернет и т. д.);
  2. юридическое обслуживание;
  3. бухгалтерское обслуживание;
  4. медицинское обслуживание;
  5. охрана и др.

Сверх сказанного трудно что-то еще добавить. Эта договорная конструкция на практике широко распространена. Включение в ГК РФ отдельной статьи о договорах с исполнением по требованию стало позитивным веянием, снявшим кое-какие возникавшие ранее проблемы по внесению абонентской платы.

Спасибо за прочтение статьи! Всем удачи, до встречи в следующих статьях.

Источник: https://lawyerlife.ru/izmeneniya-v-zakonodatelstve/abonentskiy-dogovor-i-ego-prakticheskoe-primenenie.html