Как признать межевание недействительным

г.Москва, ул.Б.Каменщики, д.2
ст. М.: Таганская, Марксистская
+7 (962) 980 69 45
УСЛУГИ  АДВОКАТА: МОСКВА, МОСКОВСКАЯ  ОБЛАСТЬ
Сайт адвоката Кустовского Алексея Евгеньевича

При проведении кадастровых работ обязанность по согласованию границ участка с соседями — владельцами прилегающих участков — часто исполняется формально или не исполняется вовсе.
Возможны следующие способы защиты прав собственника земельного участка в зависимости от стадии оформления документов на смежный участок со спорной границей.
1. Если о подготовленном межевом плане смежного участка с несогласованной границей собственнику участка стало известно до кадастрового учета смежного участка, необходимо срочно подать обоснованное письменное заявление об этом в Росреестр.
Согласно ч. 1 ст. 27 Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» соответствующий орган принимает решение об отказе в осуществлении кадастрового учета, если необходимые для этого документы по форме либо содержанию не соответствуют требованиям данного Закона. В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 22 Закона о кадастре для постановки участка на кадастровый учет, а также для учета изменений характеристик учтенных участков при отсутствии сведений о согласовании границ необходимо наличие межевого плана с актом согласования границ, а в случае их несогласования — наличие копии документа о разрешении земельного спора о границах.
В силу Закона о кадастре кадастровый инженер является должностным лицом. В случае нарушения норм проведения кадастровых работ и подготовки межевого плана, в т.ч. составления акта согласования границ, возможно оспаривание действий должностного лица в порядке производства по делам, возникающим из административных и иных публичных отношений. Например, если кадастровый инженер не известит надлежащим образом правообладателей смежных участков, не приложит к акту согласования границ обоснованные письменные возражения или иным образом нарушит порядок согласования местоположения границ участков (ст. 39, 40 Закона о кадастре), то следует заявить требования о признании его действий незаконными, а акта согласования — недействительным. При наличии оснований в соответствии с п. 2 ст. 62 ЗК РФ можно также потребовать от кадастрового инженера восстановить межевые знаки. В качестве обеспечительной меры можно ходатайствовать о запрете осуществления территориальным органом Росреестра кадастрового учета.
2. Если земельный участок, границы которого установлены с нарушением прав смежных землепользователей, уже поставлен на кадастровый учет, но права на него не возникли, возможны следующие требования:
— признать действия кадастрового инженера незаконными, а акт согласования — недействительным;
— признать незаконными действия Росреестра по кадастровому учету участка с неправильно установленными границами;
— восстановить положение, существовавшее до нарушения права, — обязать Росреестр снять с кадастрового учета смежный участок (аннулировать сведения в Государственном кадастре недвижимости) либо провести кадастровый учет изменений характеристик этого участка (площади и местоположения границ).
Если при кадастровом учете спорного смежного участка была изменена граница участка истца (заявителя), то в соответствии с п. 2 ст. 62 ЗК РФ можно потребовать от Росреестра восстановления земельного участка в прежних границах.
Для заявления требований об изменении характеристик необходимо провести кадастровые работы. В заявлении должны быть сведения о спорной общей границе (координаты характерных точек), а в случае наложения — также площадь «спорного» участка. Кадастровые работы могут быть выполнены кадастровым инженером на основании определения суда (ст. 35 Закона о кадастре).
При наличии нарушений со стороны кадастрового инженера Росреестр может не возражать против заявленных требований. Лицо, заявившее о кадастровом учете участка с несогласованными границами (будущий правообладатель «спорного» участка), должно быть привлечено к спору третьим лицом. В качестве обеспечительной меры можно ходатайствовать о запрете органу государственной власти или местного самоуправления предоставлять ему спорный земельный участок (в т.ч. заключать договоры аренды и продажи), а также о запрете территориальному управлению Росреестра (правопреемнику Росрегистрации) осуществлять любые регистрационные действия в отношении спорного участка.
Для указанных требований не надо дожидаться регистрации прав на «спорный» смежный участок. Необходимо учитывать, что вновь сформированные и поставленные на кадастровый учет земельные участки имеют временный характер до момента регистрации прав на него (ч. 1 ст. 25, ч. 4 ст. 24 Закона о кадастре). Если в течение двух лет со дня постановки на кадастровый учет права на участок не будут зарегистрированы, сведения об участке исключаются из Государственного кадастра недвижимости органом кадастрового учета самостоятельно.
3. Если право на смежный «спорный» участок существует — зарегистрировано либо возникло до 31 января 1998 г. без государственной регистрации, целесообразно предъявить иск правообладателю. Не следует заявлять требования Росреестру о снятии с кадастрового учета смежного участка, который существует фактически и юридически как недвижимая вещь и объект права. Земельный участок может быть снят с кадастрового учета только в случае его преобразования: раздела, объединения, перераспределения (ч. 6 ст. 27 Закона о кадастре). Кадастровый инженер, не согласовавший границу, должен быть привлечен третьим лицом.
В соответствии с ч. 4 ст. 16 Закона о кадастре, если иное не установлено данным Законом, никто не вправе требовать от собственника поставленного на учет объекта недвижимости иначе как на основании решения суда осуществления учета изменений данного объекта. Как установлено п. 2 ч. 5 ст. 27 Закона о кадастре, орган кадастрового учета принимает решение об отказе в кадастровом учете изменения границ, если при их уточнении нарушен порядок согласования местоположения границ, за исключением признания указанных границ уточненными в порядке разрешения земельного спора.
Таким образом, способ защиты — восстановление положения, существовавшего до нарушения права; предмет исковых требований — признание смежной границы, установленной (уточненной) с указанными координатами характерных поворотных точек, и в зависимости от обстоятельств дела — восстановление земельного участка в прежних границах (п. 2 ст. 62 ЗК РФ).
Для того чтобы подать иск об установлении границы, истец должен обладать имущественным правом на участок. В случае удовлетворения иска истцу необходимо обратиться в Росреестр с заявлением о проведении кадастрового учета своего участка (если он не был поставлен на учет) либо об учете изменений его характеристик, приложив к заявлению межевой план и копию судебного акта. Согласно ч. 3 ст. 25 Закона о кадастре при кадастровом учете уточнения границы земельного участка, которая в то же время является границей другого (смежного) участка, орган кадастрового учета одновременно вносит соответствующие изменения в сведения о местоположении границ смежного участка, содержащиеся в Государственном кадастре недвижимости. Следовательно, при кадастровом учете участка истца Росреестр «подвинет» границу смежного участка ответчика.
4. При значительном увеличении площади соседнего участка за счет нарушения границы межевой спор становится спором о праве, виндикационным иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения.
В то же время, часть земельного участка не является самостоятельным объектом имущественных прав, это объект исключительно земельных правоотношений как отношений по использованию земли (ст. 3 и 6 ЗК РФ). Поэтому часть земельного участка не может быть самостоятельным объектом требований о признании права.
5. Инициатору спора (истцу, заявителю) необходимо обладать правом на земельный участок, которое позволяет требовать согласования границ, — правом собственности, постоянного (бессрочного) пользования, пожизненного наследуемого владения и правом аренды государственного, муниципального участка на срок более 5 лет (ч. 3 ст. 39 Закона о кадастре). Не могут согласовывать границы, а следовательно, и требовать их уточнения землепользователи — государственные и муниципальные учреждения, казенные предприятия. В этом случае границу необходимо согласовывать с органом, осуществляющим полномочия собственника участка. Также истец (заявитель) должен подтвердить нарушение своей границы — представить кадастровый паспорт (план) и материалы межевания своего участка.
6. Правообладатели смежных участков могут разрешить спор без судебного разбирательства. Спорную смежную границу можно согласовать путем уточнения и изготовления нового межевого плана, после чего следует обратиться по поводу осуществления кадастрового учета изменений характеристик участка.

Источник: http://mosadvkustovsky.ru/page519/

Оспариваем и признаём недействительным результат межевания смежного земельного участка?

По одному из споров об установлении смежной границы земельных участков, истребовании части земельного участка, обязании перенести забор Верховный Суд РФ в определении от 24 ноября 2015 г. № 58-КГ15-14 указал: «Отсутствие согласования границ земельного участка ответчика с истцом может свидетельствовать о недействительности результатов межевания земельного участка Кузнецовой Е.В. При этом оценку данному обстоятельству суд вправе дать при рассмотрении спора об установлении границ, что не требует самостоятельного оспаривания истцом землеустроительного дела, либо действий кадастрового инженера. Заявленные истцом требования находятся в рамках такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права на земельный участок, и пресечение действий, нарушающих право на земельный участок или создающих угрозу его нарушения (ст. 60 Земельного кодекса Российской Федерации)».

Президиум Московского областного суда в постановлении от 21 октября 2015 г. № 513 по делу об исключении из государственного кадастра недвижимости сведений о местоположении границ земельного участка указал, что «…истцы избрали способ защиты нарушенного права путем подачи иска об исключении из ГКН сведений о местоположении границ земельного участка, который не противоречит нормам действующего законодательства».

Признание недействительным и исключение из государственного кадастра недвижимости ошибочного описания местоположения границ земельного участка не является исправлением кадастровой ошибки в сведениях в порядке ст. 28 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости». Это отдельный и самостоятельный способ защиты, хотя и применяется он в связи с наличием кадастровой ошибки.

К примеру, в постановлении Президиума Московского областного суда от 5 августа 2015 г. № 367 по делу о нечинении препятствий в установлении забора в соответствии с кадастровыми границами земельного участка, обязании перенести постройку было дано следующее разъяснение: «По смыслу вышеприведенных положений п. п. 1 и 4 ст. 28 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости», воспроизведенная в государственном кадастре недвижимости ошибка, допущенная лицом, выполнявшим работы по территориальному землеустройству, в отношении местоположения границы (координат характерных точек границы) земельного участка, является кадастровой ошибкой и в случае возникновения спора о правильности описании границ, основанием для внесения необходимых изменений в сведения ГКН о местоположении земельного участка, будет являться решение суда об установлении спорных границ участка в конкретных координатах.
В данном случае, разрешая спор и удовлетворяя, как указано судом, частично встречные требования П.Н., суд фактически не разрешил спор по существу, не установил смежную границу земельных участков сторон, о чем и были заявлены их требования, не внес сведения об их изменении в данные ГКН, т.е. не исправил кадастровую ошибку, а полностью исключил из ГКН сведения об описании границ участка N 122, принадлежащего истице и участка N 126, принадлежащего ответчику.
Такое решение не основано на вышеприведенных нормах материального права, не предусматривающих в качестве способа исправления кадастровой ошибки, при установлении таковой, исключение сведений о местоположении границ земельного участка из государственного кадастра недвижимости.
Судом допущены также нарушения норм процессуального права, которые существенно повлияли на результат принятого решения.
В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.
По возникшему между сторонами спору, требований о признании недействительными и исключении из ГКН сведений об описании местоположения всех границ участков сторон не заявлялось, как и не заявлялось требований о признании результатов межевания земельных участков недействительными.
Разрешив спор, путем исключения из ГКН сведений об описании местоположения границ земельных участков, суд без законных оснований вышел за пределы заявленных требований сторон».

Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, путем признания недействительным и исключения из государственного кадастра недвижимости ошибочного описания местоположения границ земельного участка обусловлено наличием спора о границе земельных участков. Поэтому, как общее правило, применяться оно должно в связи и одновременно с иском об установлении границ земельного участка. Должен признать, что вопрос соотношения этих способов защиты гражданских прав требует более детальной и глубокой теоретической проработки. Сейчас же я высказываю свое мнение, исходя только из соображений практической целесообразности.

В п. 1 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2015 года (утвержден президиумом Мособлсуда 17 июня 2015 г.) приведен такой пример: «С. обратилась с иском к В. об исключении из ГКН сведений о координатах поворотных точек границ принадлежащих ответчику земельных участков, просила установить координаты поворотных точек, принадлежащего ей участка, а также признать жилое строение ответчицы подлежащим переносу от границы, разделяющей их участки.
Мотивировала иск тем, что в ходе работ по межеванию ее участка установлено наложение кадастровых границ земельных участков ответчика на ее участок, что является препятствием для постановки участка истицы на кадастровый учет. При этом акт согласования границ участков ответчика она не подписывала, и кадастровые границы не соответствуют фактическому пользованию.
…Экспертным заключением в связи с допущенной кадастровой ошибкой установлено наложение кадастровых границ земельных участков ответчика на фактические границы участка истца со смещением на 9 метров относительно их фактического расположения.
Отказывая С. в иске в части требований об исключении из ГКН сведений о границах участков, принадлежащих ответчику, и установлении координат поворотных точек земельного участка истца, суд пришел к выводу, что истцом избран неверный способ защиты нарушенного права, поскольку кадастровая ошибка может быть исправлена путем внесения соответствующих изменений в сведения ГКН.
С таким выводом согласился суд апелляционной инстанции, указав, что границы земельного участка истца не установлены, и в ее правоустанавливающих документах отсутствуют сведения о местоположении границ земельного участка.
Отменяя судебные постановления по данному делу, президиум указал на неправильное применение судами норм материального права: пп. 4 п. 2 ст. 60 ЗК РФ, в силу которой истец, являясь собственником земельного участка, вправе требовать устранения всяких нарушений по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ей участком.
…Судом также не учтено, что С. просила установить координаты поворотных точек принадлежащего ей земельного участка, что позволило бы внести сведения об ее участке в ГКН и данный способ защиты права требованиям действующего законодательства не противоречит».

Источник: https://www.xn—-8sbfwllomkdh4l.com/osparivaem-i-priznayom-nedejstvitelnym-rezultat-mezhevaniya

В редакции по состоянию на 8 мая 2019 г.

Из-за множества ошибок и злоупотреблений, допущенных при межевании, актуальным является вопрос признания ошибочного межевания недействительным.

Статья 61 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» устанавливает порядок исправления ошибок, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости. Из данной статьи следует, что исправление реестровой ошибки в сведениях Единого государственного реестра недвижимости о местоположении границ земельного участка осуществляется органом регистрации прав путем внесения изменений в сведения Единого государственного реестра недвижимости о местоположении границ и площади такого земельного участка.

Закон не предусматривает простое исключение ошибочных сведений Единого государственного реестра недвижимости о местоположении границ земельного участка без внесения в реестр новых сведений.

Между тем в реальной судебной практике встречается еще много случаев, когда внести изменения в описание границ земельного участка ответчика невозможно, например, из-за того, что будут затронуты земельные участки нескольких других лиц, не участвующих в деле. В таких случаях восстановить права истца можно не иначе как путем исключения ошибочных сведений о границах земельного участка ответчика из Единого государственного реестра недвижимости.

В соответствии со ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется, в частности, путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Согласно подп. 4 п. 2 ст. 60 ЗК РФ действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Признание результатов межевания недействительными и исключение ошибочных сведений о местоположении границ земельного участка ответчика из Единого государственного реестра недвижимости служит цели восстановления положения, существовавшего до нарушения права истца.

В одном из споров об установлении смежной границы земельных участков, истребовании части земельного участка, обязании перенести забор Верховный Суд РФ в определении от 24 ноября 2015 г. № 58-КГ15-14 разъяснил: «Отсутствие согласования границ земельного участка ответчика с истцом может свидетельствовать о недействительности результатов межевания земельного участка К. При этом оценку данному обстоятельству суд вправе дать при рассмотрении спора об установлении границ, что не требует самостоятельного оспаривания истцом землеустроительного дела, либо действий кадастрового инженера. Заявленные истцом требования находятся в рамках такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права на земельный участок, и пресечение действий, нарушающих право на земельный участок или создающих угрозу его нарушения (ст. 60 ЗК РФ)» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. № 12. С. 2).

Президиум Московского областного суда в постановлении от 21 октября 2015 г. № 513 по делу об исключении из государственного кадастра недвижимости сведений о местоположении границ земельного участка указал: «В данном случае истцы избрали способ защиты нарушенного права путем подачи иска об исключении из ГКН сведений о местоположении границ земельного участка, который не противоречит нормам действующего законодательства».

Вместе с тем признания недействительными результатов межевания и исключения сведений о местоположении границ земельного участка ответчика из Единого государственного реестра недвижимости, как правило, недостаточно для восстановления нарушенного права истца.

Так, в определении Верховного Суда РФ от 14 февраля 2017 г. № 32-КГ16-29 по делу о признании недействительными межевого плана, проекта межевания границ, признании незаконной постановки на государственный кадастровый учет земельных участков, понуждении к снятию земельных участков с государственного кадастрового учета, признании зарегистрированного права отсутствующим указано следующее: «Обращение Ш. в суд с иском было вызвано необходимостью восстановления права владения принадлежащим ему на праве собственности земельным участком.
Суд с учетом выявленных нарушений при межевании принадлежащих П. земельных участков, поставленных на кадастровый учет, установив наложение их границ на принадлежащий Ш. земельный участок с кадастровым номером <…>, пришел к выводу о нарушении права истца и необходимости защиты нарушенного права собственности путем признания результатов межевания недействительными.
Однако признание результатов межевания недействительными само по себе не влечет восстановление нарушенных прав и законных интересов истца, что оставлено судом без внимания и оценки, у П. сохраняется право собственности на указанные выше земельные участки с координатами границ, указанными в государственном кадастре недвижимости.
Таким образом, в нарушение приведенных выше требований процессуального закона суд, признав незаконными результаты межевания земельных участков, не разрешил спор по существу и не определил надлежащий способ восстановления нарушенного права собственности истца».

Необходимость в признании межевания соседского земельного участка недействительным возникает, когда истцу нужно уточнить границы своего земельного участка. В такой ситуации по существу имеется спор об установлении границ земельных участков в судебном порядке.

Согласно п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» к искам о правах на недвижимое имущество относится, в частности, иск об установлении границ земельного участка.

В одном из споров о границах земельных участков в определении Верховного Суда РФ от 7 октября 2015 г. по делу № 305-КГ15-7535 была сформулирована следующая правовая позиция: «…когда пересечения (наложения) земельных участков, сведения о границах одного из которых внесены в государственный кадастр недвижимости, а другого подлежат уточнению, то требования заявителя в таком случае подлежат рассмотрению по правилам искового производства как требование об установлении границ земельного участка».

Таким образом, чтобы признать межевание участка соседа недействительным, если нет возможности исправить реестровую ошибку в описании границ его земельного участка, нужно обращаться в суд с иском о признании недействительными и исключении ошибочных сведений Единого государственного реестра недвижимости о местоположении границ соседского земельного участка и об установлении границ Вашего земельного участка или об исправлении реестровой ошибки в описании местоположения границ Вашего земельного участка, если его границы ранее были установлены с ошибкой.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Источник: https://www.advokat-makoveev.ru/?p=62

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14.02.2017 N 32-КГ16-29

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 февраля 2017 г. N 32-КГ16-29

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Штурбабина И.П. к Паничкину П.А., федеральному государственному бюджетному учреждению «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» в лице Саратовского филиала, кадастровому инженеру Масловой О.А. о признании недействительными межевого плана, проекта межевания границ, признании незаконной постановки на государственный кадастровый учет земельных участков, понуждении к снятию земельных участков с государственного кадастрового учета, признании зарегистрированного права отсутствующим,

по кассационной жалобе Штурбабина И.П. на решение Калининского районного суда Саратовской области от 15 марта 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 24 мая 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителя Штурбабина И.П. — Горячева А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ФГБУ «ФКП Росреестра» — Гусовой И.Е., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Штурбабин И.П. обратился в суд с иском к Паничкину П.А., ФГБУ «ФКП Росреестра» в лице Саратовского филиала, кадастровому инженеру Масловой О.А. о признании недействительными результатов межевания земельных участков с кадастровыми номерами <…>, <…> и <…>, признании незаконной постановки земельных участков на государственный кадастровый учет и снятии их с учета, признании права собственности Паничкина П.А. на эти земельные участки отсутствующим.

В обоснование заявленных требований Штурбабин И.П. указал, что с 1995 года является собственником земельного участка площадью <…> кв. м с кадастровым номером <…>, расположенного к юго-востоку в 2000 м от пр. <…> <…> области. 10 февраля 1993 г. был поставлен на кадастровый учет земельный участок площадью <…> +/- <…> кв. м с кадастровым номером <…>. 31 декабря 2014 г. и 12 января 2015 г. кадастровым инженером Масловой О.А. по заказу ответчика были составлены проект межевания и межевой план, на основании которых был осуществлен государственный кадастровый учет земельного участка площадью <…> кв. м +/- <…> кв. м с кадастровым номером <…> и земельного участка площадью <…> кв. м +/- <…> кв. м с присвоением ему кадастрового номера <…>. Названные земельные участки, находящиеся в собственности ответчика, налагаются на принадлежащий истцу земельный участок.

Решением Калининского районного суда Саратовской области от 15 марта 2016 г. исковые требования Штурбабина И.П. удовлетворены частично: признаны недействительными результаты межевания, содержащиеся в межевом плане в отношении земельных участков с кадастровыми номерами <…>, <…> и <…>. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 24 мая 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Штурбабина И.П. ставится вопрос об отмене решения Калининского районного суда Саратовской области от 15 марта 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 24 мая 2016 г. в части отказа в иске, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 17 января 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено, что 15 марта 1995 г. Штурбабину И.П. на основании постановления администрации Самойловского района Саратовской области от 14 апреля 1996 г. N 86 выдано свидетельство о праве собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения площадью <…> га, расположенный по адресу: <…> область, <…> район, крестьянское хозяйство Штурбабина И.П., расположенное к юго-востоку в 2000 м от пр. <…> (т. 1, л.д. 18 — 19).

18 июля 2005 г. земельный участок поставлен на государственный кадастровый учет с присвоением ему кадастрового номера <…> и с указанием площади <…> кв. м (т. 1, л.д. 68 — 69).

Право собственности Штурбабина И.П. на земельный участок зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) 18 июля 2014 г. (т. 1, л.д. 16 — 17).

19 мая 2006 г. на государственный кадастровый учет был поставлен расположенный в Самойловском районе Саратовской области земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения площадью <…> кв. м, находящийся в общей долевой собственности СПК «Маяк», с присвоением ему кадастрового номера <…> (т. 1, л.д. 134).

В связи с выделом из данного земельного участка 6/372 земельных долей, принадлежавших Паничкину П.А., по его заказу были изготовлены проект межевания от 31 декабря 2014 г. и межевой план от 12 января 2015 г. двух земельных участков общей площадью 102 га (т. 1, л.д. 101 — 131).

12 февраля 2015 г. на основании межевого плана на государственный кадастровый учет были поставлены земельный участок площадью <…> кв. м +/- <…> кв. м с присвоением ему кадастрового номера <…> и земельный участок площадью <…> кв. м +/- <…> кв. м с присвоением ему кадастрового номера <…> (т. 1, л.д. 80 — 88).

2 марта 2015 г. в ЕГРП зарегистрировано право собственности Паничкина П.А. на указанные земельные участки (т. 1, л.д. 14 — 15, 92 — 92).

20 июля 2015 г. между Иволжатовой Е.И., как продавцом, и Паничкиным П.А., как покупателем, заключен договор купли-продажи земельного участка с кадастровым номером <…> площадью <…> кв. м, поставленного на государственный кадастровый учет 10 февраля 1993 г. (т. 5, л.д. 17, 51 — 53).

31 июля 2015 г. право собственности Паничкина П.А. на этот земельный участок зарегистрировано в ЕГРП (т. 4, л.д. 208).

Для возможности определения границ земельного участка с кадастровым номером <…>, принадлежащего Штурбабину И.П., наличия наложения данного земельного участка и земельных участков с кадастровыми номерами <…> и <…>, а также для определения возможных нарушений специальных правил в области землеустройства при межевании земельных участков с кадастровыми номерами <…> и <…>, по делу назначена землеустроительная экспертиза.

Согласно заключению судебной землеустроительной экспертизы от 29 января 2016 г., установленные экспертным исследованием границы земельного участка с кадастровым номером площадью <…> кв. м, принадлежащего на праве собственности Штурбабину И.П., исходя из данных, указанных в правоустанавливающих документах, имеет криволинейную конфигурацию и проходит по указанным в экспертном заключении характерным точкам, имеющим соответствующие координаты в системе координат, площадь земельного участка — <…> кв. м (т. 4, л.д. 176).

Экспертным исследованием установлены области (участки) наложения (пересечения) границ земельного участка с кадастровым номером <…> (принадлежащего Штурбабину И.П.) с кадастровыми границами земельных участков с кадастровыми номерами <…>, <…>, <…> (принадлежащих Паничкину П.А.), и две области (участка) наложения (пересечения) на территорию Волгоградской области (т. 4, л.д. 177 — 181).

При межевании земельного участка с кадастровым номером <…> и земельного участка с кадастровым номером <…> допущено нарушение специальных правил в области землеустройства, а именно Методических рекомендаций по проведению землеустройства при образовании новых и упорядочении существующих объектов землеустройства, заключающееся в невыявлении на стадии подготовительных работ в месте формирования земельных участков, которым впоследствии присвоены кадастровые номера <…>, <…>, ранее сформированного объекта землеустройства, земельного участка с кадастровым номером <…> площадью <…> кв. м, принадлежащего Штурбабину И.П. (т. 4, л.д. 181).

Удовлетворяя исковые требования Штурбабина И.П. о признании недействительными результатов межевания принадлежащих Паничкину П.А. земельных участков, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что при образовании этих земельных участков не было учтено наличие ранее сформированного и находящегося в собственности истца земельного участка с кадастровым номером <…>. При этом суды согласились с выводами судебной землеустроительной экспертизы, согласно которым земельные участки ответчика налагаются на земельный участок истца (имеются пересечения границ).

Отказывая в удовлетворении остальной части исковых требований Штурбабина И.П., суды сослались на то, что оснований, предусмотренных Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (далее — Закон о кадастре), для признания незаконной постановки земельных участков ответчика на кадастровый учет и снятии их с государственного кадастрового учета, не имеется. Суды также указали, что поскольку истец не является стороной по сделке купли-продажи спорных земельных участков, то он не вправе предъявлять требования о признании отсутствующим права собственности на эти участки.

С указанными выводами судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» (далее — постановление Пленума о судебном решении) разъяснено, что решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума о судебном решении).

Исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено, кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право (пункт 11 постановления).

Пунктом 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплены принципы гражданского законодательства, одним из которых, в частности, является обеспечение восстановления нарушенных прав.

Обращение Штурбабина И.П. в суд с иском было вызвано необходимостью восстановления права владения принадлежащим ему на праве собственности земельным участком.

Суд с учетом выявленных нарушений при межевании принадлежащих Паничкину П.А. земельных участков, поставленных на кадастровый учет, установив наложение их границ на принадлежащий Штурбабину И.П. земельный участок с кадастровым номером <…>, пришел к выводу о нарушении права истца и необходимости защиты нарушенного права собственности путем признания результатов межевания недействительными.

Однако признание результатов межевания недействительными само по себе не влечет восстановление нарушенных прав и законных интересов истца, что оставлено судом без внимания и оценки, у Паничкина П.А. сохраняется право собственности на указанные выше земельные участки с координатами границ, указанными в государственном кадастре недвижимости.

Таким образом, в нарушение приведенных выше требований процессуального закона суд, признав незаконными результаты межевания земельных участков, не разрешил спор по существу и не определил надлежащий способ восстановления нарушенного права собственности истца.

Кроме того, согласно статье 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В пункте 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Таким образом, ссылка судов первой и апелляционной инстанций на то, что истец не является стороной договора купли-продажи спорных земельных участков, сама по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении заявленных им требований о признании права собственности ответчика на эти земельные участки отсутствующим.

Допущенные нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя.

Поскольку повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 1 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также учитывая необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 24 мая 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Источник: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-14022017-n-32-kg16-29/

При судебном оспаривании результатов ошибочного межевания земельных участков истцы нередко заявляют требования о признании недействительными межевых планов земельных участков ответчиков. Подобная формулировка исковых требований не основана на законе и может привести к отказу в удовлетворении такого требования по следующим причинам.

В соответствии с ч. 3 ст. 1 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (далее – ФЗ «О государственном кадастре недвижимости») государственным кадастровым учетом недвижимого имущества признаются действия уполномоченного органа по внесению в государственный кадастр недвижимости сведений о недвижимом имуществе, которые подтверждают существование такого недвижимого имущества с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи, или подтверждают прекращение существования такого недвижимого имущества, а также иных предусмотренных настоящим Федеральным законом сведений о недвижимом имуществе.

Согласно ч. 1 ст. 38 ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» межевой план представляет собой документ, который составлен на основе кадастрового плана соответствующей территории или кадастровой выписки о соответствующем земельном участке и в котором воспроизведены определенные внесенные в государственный кадастр недвижимости сведения и указаны сведения об образуемых земельном участке или земельных участках, либо о части или частях земельного участка, либо новые необходимые для внесения в государственный кадастр недвижимости сведения о земельном участке или земельных участках.

Как видно из закона, межевой план – это документ, который содержит необходимые для осуществления кадастрового учета сведения о земельном участке. Приведенное в межевом плане описание местоположения границ и другие уникальные характеристики земельного участка будут подтверждать существование такого земельного участка с указанными характеристиками лишь после осуществления государственного кадастрового учета. Таким образом, сам по себе межевой план земельного участка ответчика не может нарушать права истца или других смежных землепользователей.

Невозможность самостоятельного оспаривания межевого плана в судебном порядке подтверждается материалами сложившейся по данному вопросу судебной практики. Например, по одному из споров Московский областной суд указал следующее: «Судебная коллегия также считает, что не имелось правовых оснований и для признания недействительным межевого плана на земельный участок… Межевой план не носит властно-распорядительный характер, не является ненормативным правовым актом, а является техническим документом, составленным по результатам государственного учета земельного участка. Таким образом, так как данный документ сам по себе не создает для К. каких-либо прав и обязанностей, а соответственно, не нарушает ее права и законные интересы, суд без законных оснований признал его недействительным».

По другому аналогичному делу Московский областной суд указал, что «…межевой план, равно как и акт согласования границ являются процедурными документами. Следовательно, данные документы не имеет правоустанавливающего значения, а потому с позиции требований ст. 12 ГК РФ не подлежат самостоятельному оспариванию в судебном порядке».

Учитывая сказанное, при оспаривании результатов ошибочного межевания не стоит заявлять самостоятельное требование о признании недействительным межевого плана земельного участка ответчика.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Источник: https://www.advokat-makoveev.ru/?p=245