Назначение судебно психиатрической экспертизы

Назначение судебно-психиатрической экспертизы

С уголовно-правовой точки зрения субъект преступления — это физическое лицо, совершившее преступление, вменяемое и достигшее определенного возраста на момент совершения преступления. Вменяемость лица расценивается как его способность быть виновным, ответственным и юридически признаваться преступником.

Для привлечения к уголовной ответственности необходимо исключить наличие у лица состояния невменяемости в момент совершения преступления или установить состояние, не исключающее вменяемости.

В УК РФ используется понятие «психическое расстройство». Это медицинский критерий, который наряду с юридическим (невозможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими) определяет состояние невменяемости у лица.

Как показывает практика, правоприменителю зачастую бывает сложно определить значение понятия «психическое расстройство», поскольку оно относится к такой отрасли медицины, как психиатрия (судебная психиатрия).

Следователь назначает судебно-психиатрическую экспертизу, когда в ходе следствия он получает данные о наличии у лица, привлекаемого к уголовной ответственности, психического расстройства. Либо если на стадии предварительного расследования возникают сомнения в психической полноценности лица.

Следователь может самостоятельно выявить отклонения в поведении подследственного, которые в последующем потребуют профессиональной оценки экспертом-психиатром, если имеет общее представление о психических расстройствах в целом, о некоторых наиболее часто встречающихся симптомах, а также проявит элементарную внимательность при проведении следственных действий.

От следователя не требуется констатировать или диагностировать расстройство, поскольку установление его наличия или отсутствия входит в область специальных познаний эксперта-психиатра. Задача следователя — установить признаки субъекта преступления, к числу которых относится вменяемость.

Понятие «психическое расстройство» — более унифицированное и корректное для использования в уголовном праве, чем сугубо медицинское понятие «психическое заболевание». Оно входит в понятийный аппарат таких смежных областей знаний, тесно связанных с уголовным преследованием, как судебная психиатрия. В своих заключениях эксперты-психиатры используют именно понятие «психическое расстройство», которое затем переносится в материалы уголовного дела, судебные решения.

Когда назначается судебно- психиатрическая экспертиза

В соответствии со ст. 196 УПК РФ назначение и производство СПЭ обязательно, если необходимо установить психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в определенных случаях (их перечень в статье исчерпывающий). Здесь назначение СПЭ обосновано и оправдано наличием возникших сомнений во вменяемости лица.

Но, как поступать в случаях, когда предусмотренных ст. 196 УПК РФ оснований для назначения СПЭ не имеется? Следователи вынуждены назначать указанные экспертизы только во исполнение требований прокуратуры о «тотальном» проведении судебно-психиатрических экспертиз в отношении лиц, совершивших особо тяжкие преступления. В большинстве случаев их назначают при отсутствии на то медицинских показаний, то есть имеющихся у подследственного психических расстройств. При этом лично у следователя при должной внимательности к лицу, привлекаемому к ответственности, не возникает сомнений в его вменяемости или его способности самостоятельно отстаивать свои интересы.

При отсутствии оснований, предусмотренных ст. 196 УПК РФ, назначение экспертизы не является обязательным. Отсюда, ее непроведение не может быть причиной возвращения уголовного дела прокурором или судом для производства дополнительного следствия. Необоснованное назначение судебно-психиатрической экспертизы приводит к очевидному затягиванию сроков расследования. Ведь изъятие в установленном порядке (по судебному решению) медицинских документов, необходимых для проведения экспертизы, само исследование и подготовка заключения могут занять несколько месяцев.

Поводом для назначения судебно-психиатрической экспертизы в отношении подозреваемых (обвиняемых) по уголовным делам должно быть:

— пребывание лица на учете у психиатра или нарколога (в психоневрологическом или наркологическом диспансере);

— лечение в прошлом в психиатрических больницах или у нарколога;

— наличие сведений о заболеваниях или травмах головного мозга, если они сопровождались психическими нарушениями или развитием слабоумия, снижением трудоспособности;

— так называемые странности в поведении и высказываниях, то есть проявление отдельных симптомов психического расстройства;

— ссылки лица на имеющееся у него психическое заболевание, слабоумие;

— внешняя немотивированность совершения преступления, особая жестокость, вычурность содеянного;

— совершение серийных сексуальных преступлений или серийных убийств, как сексуального, так и несексуального характера.

При отсутствии сомнения в психической полноценности, то есть подозрения на наличие психического расстройства, экспертиза назначаться не должна.

Источник: http://pershickow.ru/naznachenie-sudebno-psixiatricheskoj-ekspertizy.

Порядок назначения и производство судебно-психиатрической экспертизы

СПЭ может быть назначена только в рамках возбужденного уголовного или гражданского дела и только лицом (органом), ведущим судопроизводство. К ним относятся должностные лица, осуществляющие предварительное расследование (дознаватель, следователь, прокурор), или суд (судья), рассматривающий дело в первой инстанции. В уголовном процессе на стадии предварительного расследования правом назначения СПЭ наряду со следователем и прокурором обладает дознаватель. Иные должностные лица, органы, организации или граждане назначать СПЭ не вправе. СПЭ, назначенные разными уполномоченными на это лицами и судами, друг от друга отличаются только порядком назначения.

Ходатайствовать об экспертизе могут сам обвиняемый, потерпевший, родственники, в судебном заседании — прокурор и защитник с момента его участия в уголовном и гражданском процессе. В последнем случае могут ходатайствовать о назначении экспертизы истцы и ответчики.

Согласно процессуальному законодательству судебная экспертиза назначается в случаях, когда при производстве по уголовному или гражданскому делу требуются специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле (ч. 1 ст. 57 УПК, ч. 1 ст. 79 ГПК, ст. 9 Закона о судебно-экспертной деятельности). Необходимость использования наряду с психиатрическими также смежных с ними научных познаний является основанием для проведения комплексных экспертиз (психолого-психиатрической, сексолого-психиатрической и пр.). Потребность в психиатрических знаниях может быть реализована также в других формах, например в предусмотренной процессуальным законодательством форме участия психиатра в качестве специалиста (ст. 58 УПК, ст. 188 ГПК).

Необходимость назначения судебной экспертизы определяется следователем самостоятельно (ч. 1 ст. 195 УПК). Следователь должен признать назначение судебной экспертизы необходимым, если существенные для уголовного дела факты могут быть установлены не иначе как путем применения специальных знаний.

Чаще всего СПЭ назначается в связи с сомнениями в психической полноценности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, гражданского истца, ответчика, лица, жалоба которого рассматривается в порядке гражданского судопроизводства, а также лица, в отношении которого решается вопрос о его гражданской недееспособности или сделкоспособности.

Основания для назначения СПЭ:

  • 1) наличие данных о том, что лицу в прошлом оказывалась психиатрическая или наркологическая помощь (диагностировалось психическое расстройство, оказывалась амбулаторная психиатрическая помощь, лицо помещалось в психиатрический стационар, признавалось невменяемым по другому уголовному делу, негодным к военной службе по состоянию психического здоровья и т.п.);
  • 2) обучение в учреждении для лиц с задержкой или отставанием в психическом развитии;
  • 3) сведения о перенесенных черепно-мозговых травмах, тяжелых инфекционных и иных заболеваниях, протекавших с психическими расстройствами;
  • 4) странности в поступках и высказываниях лица, которые могут свидетельствовать о наличии у него психического расстройства, его собственные высказывания об испытываемых им болезненных (психопатологических) переживаниях и др.;
  • 5) особенности поведения лица во время судебно-следственных действий (необычные высказывания, немотивированный отказ отвечать на вопросы, рассеянность или неоправданная веселость, бессмысленные поступки во время допросов;
  • 6) указания на наличие у лица психических расстройств или неадекватного поведения в прошлом со слов свидетелей;
  • 7) указание па неадекватное поведение в экспертно значимой ситуации со слов свидетелей или потерпевших;
  • 8) кажущаяся безмотивность и неадекватность юридически значимых действий, противоречие между совершенным действием и личностью обвиняемого, иногда необычная жестокость.

Решая индивидуально вопрос о необходимости назначения и производства СПЭ, необходимо исходить из общего требования закона о назначении СПЭ всегда, когда для правильного разрешения судебного дела необходимы специальные исследования.

Основания для обязательного назначения СПЭ (ст. 196 УПК, ст. 283 ГПК):

  • 1) установление психического расстройства в результате умышленного причинения тяжкого вреда здоровью;
  • 2) сомнение во вменяемости или в способности подозреваемого, обвиняемого самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе;
  • 3) сомнение в способности потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;
  • 4) признание гражданина недееспособным (ст. 283 ГПК).

Обязательность проведения СПЭ по данным обстоятельствам означает, что перечисленные в законе обстоятельства не считаются доказанными, если СПЭ не проведена. Нельзя признать лицо невменяемым или недееспособным без установления у него психического расстройства в аспекте его влияния на процессуально-релевантные способности (юридический критерий вменяемости п недееспособности), ПО невозможно установить без участия эксперта-психиатра.

По общему правилу в распоряжение экспертов-психиатров предоставляются материалы уголовного или гражданского дела в полном объеме. Медицинская документация испытуемого является составной частью этих материалов.

При подготовке материалов дела к проведению СПЭ судебно-следственные органы должны:

  • — собрать все сведения о нахождении лица под наблюдением у психиатра по месту жительства;
  • — провести допрос лиц, знавших данного гражданина, об особенностях его поведения;
  • — собрать медицинскую документацию из наркологических и психиатрических учреждений, если имеются сведения, что данный гражданин находился там на лечении.

При сборе объективных материалов о жизни и здоровье испытуемого особое внимание следует обращать на период, относящийся к совершению преступления, сделки или иного юридического действия, по поводу которого ведется производство данного уголовного или гражданского дела. Показания относительно поступков, высказываний, внешнего вида субъекта (обвиняемого, потерпевшего, истца) в указанный период должны быть собраны как можно более полно. Странности и нелепости поведения лица, наблюдаемые во время судебно-следственных действий, должны быть кратко отражены в протоколе этого действия, а также в постановлении (определении) о назначении экспертизы.

Эти сведения можно получить при опросе лиц, которые знают данное лицо. Допрос знакомых и родственников приобретает особую важность в случаях, если лицо никогда прежде не обращалось за медицинской, в том числе и за психиатрической помощью. Но и при наличии многообразной медицинской документации допрос знакомых и родственников также необходим, так как дает информацию о поведении лица в быту и вне медицинского учреждения.

При наличии сведений о том, что лицо в прошлом лечилось или состояло под наблюдением у врача или в лечебном учреждении (учреждениях), вся медицинская документация из этих учреждений (в первую очередь по месту настоящего и прошлого места жительства) обязательно запрашивается. Медицинская документация из психоневрологического диспансера, который обслуживает население территории, где проживает лицо, является важным источником информации, поскольку в диспансерной амбулаторной карте содержатся наиболее полные сведения о госпитализациях в психиатрические больницы, обращениях за медицинской помощью к психиатру в течение жизни. Если медицинская помощь оказывалась лицу частнопрактикующим врачом, необходимо затребовать медицинскую документацию, которая велась этим врачом в отношении данного пациента, а также решить вопрос о допросе частнопрактикующего врача в качестве свидетеля. В некоторых случаях для всестороннего экспертного исследования бывает полезной медицинская документация из медицинских учреждений общего профиля: поликлиник, больниц, медицинских пунктов и т.д. Записи общесоматических врачей в амбулаторной карте и в историях болезни могут содержать полезные эксперту-психиатру сведения о психическом состоянии лица в тот период, что может оказать существенную помощь при определении клиники и динамики имеющегося психического расстройства.

Истребованию подлежат медицинские документы или их копии в полном объеме. Предоставление эксперту отдельных выписок из текста медицинских документов допускается лишь в силу объективных обстоятельств. Исключение из этого правила составляют только судебно-психиатрические документы, в отношении которых достаточным является предоставление лишь копий экспертного заключения.

От качества подготовленной работы во многом зависит полнота и всесторонность экспертного исследования, надежность экспертных выводов. Целый ряд необходимых для успешного проведения СПЭ действий вправе совершать только субъект, назначающий экспертизу. Это касается сбора материалов, подлежащих экспертному исследованию. Самостоятельно собирать необходимые ему для производства экспертного исследования материалы эксперт не вправе.

Подготовив все необходимое для экспертизы, нужно решить вопрос о выборе эксперта (экспертов) или экспертного учреждения, которому будет поручено производство экспертизы. Чаще всего производство СПЭ поручается СПЭУ, обсуживающему данный регион. Поручение производства экспертизы СПЭУ иной территориальной принадлежности, межобластному СПЭУ или ГНЦ им. В. П. Сербского должно быть обосновано, например, в связи с отводом всех территориальных экспертов но тем или иным объективным обстоятельствам. При выборе СПЭУ учитывается также мнение участников процесса.

После выбора СПЭУ необходимо определить вид СПЭ, который максимально будет соответствовать решению поставленных перед ней вопросов. Наибольшие сложности представляет выбор между назначением амбулаторной и стационарной СПЭ. По сложившейся практике, оказавшейся весьма эффективной, первичная экспертиза всегда назначается как амбулаторная. Это связано с тем, что амбулаторное освидетельствование почти в 90% всех назначаемых экспертиз является достаточным, чтобы ответить на все интересующие следствие и суд экспертные вопросы (так называемое амбулаторное сито). И только в случае невозможности решения экспертных вопросов в амбулаторных условиях назначается производство стационарной СПЭ. Первичная СПЭ в виде стационарной экспертизы также возможна, но ее назначение должно быть обосновано достаточными причинами и основательно мотивировано в постановлении (определении). Если компетентным органом (лицом) назначается первичная СПЭ в виде стационарной экспертизы, то эксперты самостоятельно не могут от нее отказаться и ограничиться проведением амбулаторной экспертизы.

Юридическим основанием для проведения СПЭ является постановление дознавателя, следователя, прокурора или определение суда о ее назначении (ст. 195 УПК, ст. 80 ГПК).

В постановлении (определении) о назначении СПЭ необходимо указать (ч. 1 ст. 195 УПК, ч. 1 ст. 80 ГПК):

  • — основания для назначения экспертизы (обстоятельства, вызвавшие сомнение в психической полноценности);
  • — фамилию, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, которым поручено проведение экспертизы;
  • — вопросы, поставленные на разрешение экспертов;
  • — вид экспертизы (способ ее производства);
  • — материалы, предоставленные экспертам.

Среди прочих наиболее часто основанием для производства СПЭ являются сомнения в психической полноценности лица. Хотя бы в краткой форме их надо перечислить в постановлении (определении). В нем также важно правильно сформулировать экспертное задание с помощью вопросов, подлежащих экспертному решению.

Условно структура постановления (определения) о производстве СПЭ состоит из трех разделов:

  • • вводного, в котором перечисляются формальные признаки: фамилия, имя, отчество, год и место рождения подэкспертного лица, наименование дела, по которому назначается СПЭ, статьи Уголовного или Гражданского кодекса, по которым определяется юридическая ответственность, и т.д.;
  • • основного, в котором излагается сущность инкриминируемых подэкспертному лицу противоправных действий; основания, вызвавшие сомнения в психической полноценности направляемого на СПЭ лица; формулируются вопросы экспертам, на которые необходимо дать ответ;
  • • заключительного, в котором содержатся процессуальные требования к экспертам, сроки производства экспертизы, а также дается опись предоставляемых экспертам документов для производства СПЭ.

Традиционными вопросами, которые наиболее часто ставятся перед экспертами, являются следующие:

  • — вопрос о психическом состоянии обвиняемого, подозреваемого, свидетеля и потерпевшего в уголовном процессе или истца и ответчика по гражданскому делу и об их возможности в юридически значимой ситуации понимать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и (или) руководить ими (при СПЭ по уголовным делам) и понимать значение своих действий и руководить ими (при СПЭ в гражданском судопроизводстве);
  • — вопрос о психическом состоянии лица в период судебного рассмотрения данного уголовного или гражданского дела в аспекте рассматриваемых юридических вопросов;
  • — необходимость применения к обвиняемому по уголовному делу принудительных мер медицинского характера или к истцу или ответчику но гражданскому делу соответствующих юридических и социальных последствий (назначение опекуна или попечителя, признание сделки недействительной).

Может возникнуть необходимость в постановке помимо указанных дополнительных вопросов перед экспертами-психиатрами (например, о степени обоснованности заключений предыдущих СПЭ или медицинских диагнозов лечебных учреждений; об определении времени начала заболевания, клинического течения или его прогноза; о возможности медико-социальной реабилитации и т.д.). Целенаправленность мотивов при вынесении постановления (определения) очень различна и не терпит стандартов.

Эксперт при проведении судебной экспертизы профессионально самостоятелен и процессуально независим (ст. 7 Закона о судебно-экспертной деятельности).

При формулировании экспертного задания назначивший экспертизу орган (лицо) ограничивается только предметом экспертного исследования. Никто, включая следователя, суд и руководителя СПЭУ, где проводится экспертиза, не вправе давать эксперту указания, которые могут повлиять на формулирование экспертных выводов. Эксперт сам выбирает методы и средства исследования, самостоятельно формулирует выводы на основании собственных исследований и несет за данное им заключение личную юридическую ответственность.

Процессуальный порядок вынесения постановления на предварительном следствии и определения в судебном заседании различен.

На предварительном следствии постановление о назначении СПЭ составляется дознавателем, следователем, прокурором самостоятельно. После этого они обязаны ознакомить с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъяснить им права, предусмотренные ст. 198 УПК. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением (ч. 3 ст. 195 УПК).

В судебном заседании его участники вправе обсуждать обстоятельства, относящиеся к назначению СПЭ: необходимость ее назначения, выбор экспертов и государственного СПЭУ, где экспертиза будет проводиться, отводы экспертам, материалы, которые экспертам могут быть предоставлены. Участники судебного заседания могут сформулировать свои вопросы экспертам, после оглашения этих вопросов по ним заслушивается мнение сторон, но окончательный круг вопросов для экспертов определяется судом. Если суд отклоняет какие-либо вопросы экспертам, которые были представлены одной из сторон процесса, то это должно быть мотивировано (ч. 2 ст. 283 УПК, ч. 2 ст. 79 ГПК).

Подозреваемые, обвиняемые, свидетели и потерпевшие при назначении и производстве СПЭ вправе:

  • 1) знакомиться с постановлением (определением) о назначении СПЭ;
  • 2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом СПЭУ;
  • 3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве СПЭ в конкретном СПЭУ;
  • 4) ходатайствовать о внесении в постановление (определение) о назначении СПЭ дополнительных вопросов эксперту;
  • 5) присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы, давать объяснения эксперту;
  • 6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта (ч. 1 ст. 198 УПК).

Перечисленные права подозреваемого и обвиняемого разъясняются ему следователем (судом) при ознакомлении с постановлением (определением) о назначении экспертизы. Если после ознакомления с постановлением (определением) подозреваемый или обвиняемый заявляет ходатайства, то они должны быть рассмотрены. В случае если ходатайство удовлетворяется, в текст постановления (определения) о назначении СПЭ вносятся соответствующие изменения. Отказ в удовлетворении ходатайства должен быть мотивирован и надлежаще оформлен.

Если на предварительном следствии выносится постановление следователя о проведении стационарной СПЭ в отношении лица, которое не содержится под стражей, то назначающий ее следователь должен обратиться в суд за вынесением решения о помещении данного лица в психиатрический стационар (ч. 1 ст. 203 УПК). Судья выносит такое решение в порядке, установленном ст. 165 УПК. Для помещения на стационарную СПЭ лица, содержащегося под стражей, судебного решения не требуется. На стадии судебного разбирательства для помещения на стационарную СПЭ любого обвиняемого достаточно судебного решения (определения) о ее назначении.

В уголовном судопроизводстве СПЭ подозреваемым, обвиняемым, подсудимым проводится без их согласия. Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных и. 4 и 5 ст. 196 УПК, а также в отношении свидетеля (ч. 5 ст. 56 УПК) производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде (ч. 4 ст. 195 УПК, ч. 3 ст. 28 Закона о судебно-экспертной деятельности).

В гражданском судопроизводстве СПЭ всегда проводится с согласия лица, которое подвергается освидетельствованию, за исключением производства по делам, касающимся признания гражданина недееспособным. Если в этих случаях лицо явно уклоняется от медицинского освидетельствования, то суд вправе вынести определение о принудительном направлении лица, в отношении которого рассматривается вопрос о его недееспособности, на СПЭ. Данное решение принимается судом в судебном заседании с обязательным участием прокурора.

Доставка подэкспертного в государственное СПЭУ организуется лицом (органом), назначившим экспертизу (ч. 3 ст. 27 Закона о судебно-экспертной деятельности). Данная обязанность не может возлагаться на самих экспертов и на СПЭУ.

При поручении производства СПЭ сотрудникам государственного СПЭУ постановление (определение) о ее назначении направляется руководителю данного СПЭУ, который в свою очередь поручает производство экспертизы конкретным экспертам из числа сотрудников данного учреждения (ч. 1 и 2 ст. 199 УПК, ч. 1 ст. 84 ГПК). Сотрудник государственного СПЭУ не вправе принимать поручение о производстве СПЭ непосредственно от органа (лица), ее назначившего, а только от руководителя учреждения, где он работает (ст. 16 Закона о судебно-экспертной деятельности). Сотрудникам государственного СПЭУ их права и ответственность разъясняются лишь однажды при приеме на работу или при заключении трудового договора. Расписка о предупреждении об ответственности за дачу заведомо ложного заключения дается экспертом в тексте экспертного заключения или в ином документе, который составляется экспертами по результатам проведенного ими исследования.

Если проведение СПЭ назначено вне экспертного учреждения, то назначивший ее орган (лицо) вызывает эксперта, удостоверяет его личность, специальность, компетентность, отсутствие оснований для отвода и только после этого ему вручается постановление (определение) о назначении экспертизы, разъясняются его права и обязанности, он предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. О выполненных действиях в постановлении о назначении экспертизы делается отметка, которая удостоверяется подписью эксперта. В судебном заседании эксперт расписывается в протоколе судебного заседания или на специальном бланке, который приобщается к протоколу.

  • Судебная психиатрия : учебник для юрид. вузов / под ред. А. С. Дмитриева, Т. В. Клименко. М., 1998.
  • Дмитриева Т. Б. Подготовка материалов для судебно-психиатрической экспертизы. М., 1995. С. 34.

Источник: https://studme.org/46289/psihologiya/poryadok_naznacheniya_proizvodstvo_sudebno-psihiatricheskoy_ekspertizy

Ходатайство о назначении психиатрической экспертизы: причины, особенности подачи и проведения

cтоимость экспертизы

от 10 000

Заказать

Точная стоимость зависит от конкретного случая. Оставьте заявку или уточняйте по телефону.

Человеческий организм очень сильно подвержен стрессам. Они постепенно повреждают клетки нашего мозга, что приводит к психическим отклонениям. Некоторые стойко справляются с ними и возвращаются к жизни. Другие же – получают необратимые процессы, стирающие здравый смысл навсегда. Как защитить себя и свою семью от людей, которые уже не могут отвечать за свои поступки? Как признать недействительным договор, заключенный человеком с помутненным сознанием? Все просто — достаточно подать ходатайство о назначении судебно-психиатрической экспертизы.

Признание недееспособности от А до Я

Проведение психиатрической экспертизы производится в строго установленном порядке. Оно применимо в таких случаях:

  • При уголовном делопроизводстве. Когда есть сомнения в состоянии подозреваемого, потерпевшего или же свидетелей.
  • При рассмотрении гражданских дел. В данном случае, экспертиза назначается в двух направлениях: для подтверждения недееспособности определенного гражданина или же с целью признания сделки недействительной (обычно в наследственных спорах).

Если человек признан недееспособным, то сомнению поддаются все произведенные им операции. Цель экспертов не просто диагностировать отклонения, но и определить: как давно они появились.

Психиатрическая экспертиза проводится двумя способами: заочно и очно.

Заочное исследование производится путем анализа данных из медицинской документации и показаний свидетелей.

Очное же заключается в сборе консилиума из трех экспертов. Обязательное требование – наличие профильного образования в области психиатрии. При этом исследуются вербальные и невербальные поведенческие реакции и выявляются отклонения от нормы. Затем производится заочное исследование и анализ данных. На основе собранных фактов, эксперты устанавливают диагноз и приблизительное время начала заболевания.

Медицинское исследование испытуемого производится двумя методами:

  • Стационарно. С помещением испытуемое в профильное психиатрическое заведение. Это актуально при отказе проходить экспертизу добровольно или при проявлениях социальной опасности поведенческих реакций испытуемого.
  • Амбулаторно. Для этого испытуемый посещает специальный центр судебной экспертизы для дачи показаний и прохождения специфических тестирований.

Способ сбора информации зависит от тяжести состояния. Так опасные для окружающих и себя личности принудительно помещаются на стационарное лечение. Для принятия мер, необходимо своевременно подать ходатайство о проведении психиатрического освидетельствования или экспертизы.

На какие вопросы ответит психиатрическое исследование

Проведение данного типа экспертизы призвано установить способность испытуемого принимать ответственные решения самостоятельно. В ее ходе, выясняются такие вопросы и обстоятельства:

  • Наличие у испытуемого психических расстройств. Как давно они появились?
  • Понимает ли испытуемый значение действий и способен ли управлять своими поступками?
  • Возможно ли принятие участия испытуемого в судебном делопроизводстве?
  • Насколько объективно мыслил испытуемый в момент заключения договора, оформления сделки или осуществления противоправного действия?
  • Мог ли подсудимый находиться в состоянии аффекта на момент совершения преступления?

Ответы на эти вопросы необходимы для установления степени вины или признания совершенных сделок недействительными.

Исследование состояния испытуемого производится в специальном учреждении, таком как психиатрическая больница или центр судебно-психиатрической экспертизы. При этом, подавать ходатайство имеют право все люди, интересы которых затронуты предположительно недееспособным:

  • Родственники. Зачастую это происходит при оспаривании договоров наследования или процедур по смене собственника объектов недвижимости.
  • Опекуны. Люди, отвечающие за действия человека.
  • Соседи. К примеру, в ситуациях с выселением из коммунальной квартиры агрессивного сожителя с отправкой его на принудительное лечение.
  • Пострадавшие. Лица, подвергшиеся нападению недееспособного человека, страдающего психическими отклонениями. Это могут быть соседи, родственники и даже случайные встречные.

Процедура исследования производится исключительно опытными судебными психиатрами. Помимо общих познаний в ментальной науке, желательно владение и навыками в одной или нескольких узконаправленных отраслях.

Как ускорить процесс

Вы ждете проведения судебно-психиатрической экспертизы уже не первую неделю, а специалисты так и не появились? Жаждете восстановить справедливость и аннулировать сделку мошенников, а центр судебной психиатрии не торопится вас вызывать? Хотите доказать недееспособность родственника и отправить его на принудительное лечение? Тогда стоит обратиться в НП «Федерация Судебных Экспертов».

Это независимые и высоко квалифицированные судебные эксперты – настоящие знатоки своего дела. Результаты их исследований не подлежат сомнениям и котируются во всех инстанциях. Профессионалы не только корректно производят процедуру экспертизы, но и предоставляют всю необходимую документацию, заполненную в соответствии с требованиями действующего законодательства.

НП «Федерация Судебных Экспертов» — это более чем 490 опытных специалистов различных профилей. Представительства находятся во всех развитых городах Российской Федерации. Больше не нужно ждать. Вам нужна экспертиза – специалист приедет в кратчайшие сроки и проведет исследование.

НП «Федерация Судебных Экспертов» — это организация, которой доверяют. Арбитражные суды, следственные органы, прокуратура, налоговая инспекция – большинство государственных структур обращаются за помощью именно к ним.

Вы хотите получить достоверные данные? Жаждете ускорить процесс? Значит пора обратиться в НП «Федерация Судебных Экспертов». Объективность, оперативность, достоверность данных и даже больше. Все это вы получите обращаясь к профессионалам из НП «Федерация Судебных Экспертов». Качество без компромиссов.

Ходатайство о назначении психиатрической экспертизы: причины, особенности подачи и проведения 5 (100%) — Оценок: 1

Цены

Вид экспертизы Стоимость экспертизы
Судебно-психиатрическая экспертиза от 15 000

ПРИМЕЧАНИЕ:

Цена психиатрической экспертизы указана с учетом налогов. Транспортные расходы оплачиваются отдельно.

Источник: http://sud-expertiza.ru/hodataystvo-o-naznachenii-psihiatricheskoy-ekspertizy/

2.3.2. Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оценка ее заключения) по делам о применении принудительной меры медицинского характера

Судебно-психиатрическая экспертиза является процессом исследования, производимым сведущими лицами по поручению судебно-следственных органов, задача которой дать ответ на специально поставленные вопросы, возникающие в ходе расследования и рассмотрения уголовных дел. Основанием для назначения судебно-психиатрической экспертизы является сомнение органов следствия, прокуратуры и суда в психическом состоянии лиц, в отношении которых ведется производство по делу.
Такое сомнение может возникнуть в силу самых различных обстоятельств: Неясности мотивов совершения преступления, странности поведения лица, нелепости его показаний, наличия данных о его психическом заболевании в прошлом .
Для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера важное значение имеет правильное установление психического состояния лица, совершившего общественно опасное деяние, и момента возникновения у него психического расстройства. Поэтому специфической чертой расследования деяний невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, является обязательное назначение судебно-психиатрической экспертизы.
Следователь, лицо, производящее дознание, не обладают специальными познаниями в области психиатрии и психологии, и, как правило, не могут определить, имеются ли у лица какие-либо психические расстройства, однако, они могут, исходя из своего опыта и знаний, обнаружить некоторые характерологические особенности субъекта, которые позволят заподозрить
наличие психических отклонений.
Психические расстройства не столь очевидны, как физические, и их нельзя выявить без специальных исследований.
Экспертиза должна быть назначена сразу же, как только появились сомнения в психическом состоянии лица, в отношении которого ведется производство. Проведение психиатрической экспертизы предполагает применение специальных психоневрологических методик и сложных методов обследования с использованием медицинской техники, а также вступление в контакт с испытуемым для получения от него сведений анамнестического характера и данных, указывающих на состояние его интеллекта, воли, эмоций.
Постановление о назначении экспертизы — это юридический факт, вызывающий трехстороннее правоотношение; 1) следователя с лицом, направленным на экспертизу (первый вправе провести экспертизу, а второй обязан подвергнуться экспертному исследованию); 2) следователя с лицом, назначенным экспертом (первый вправе требовать проведения экспертизы, а второй обязан ее провести), 3) эксперта с лицом, направленным на экспертизу (первый, опираясь на предоставленные ему следователем правомочия, имеет право подвергнуть лицо исследованию, а второй обязан не препятствовать этому).
Процессуальная форма, регламентирующая порядок назначения экспертизы, определяет, что следователь должен направить руководителю соответствующего экспертного учреждения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, необходимые для ее производства. По мнению Ф.С. Сафуанова, назначение экспертизы обусловливает особые требования при сборе таких материалов. Так, в частности, данные о личности подэкспертного лица не должны ограничиваться характеристиками с места работы и жительства, которые часто являются довольно формальными по содержанию; желательно собрать полные биографические данные (наследственность, особенности воспитания в семье, успеваемость и взаимоотношения в учебных заведениях), сведения об отношении к семье, работе, сослуживцам, друзьям, к самому себе, о поведении, об особенностях
1 ПС
реагирования в экстремальных ситуациях Приведенная рекомендация представляется правильной, однако, на мой взгляд, сбором такой информации мог бы заниматься специалист-психолог при проведении тестирования. Специалист-психолог должен в обязательном порядке присутствовать по делам такой категории на первоначальных этапах уголовного судопроизводства.
При назначении судебно-психиатрической экспертизы следователь должен проверить информацию, которая вызвала сомнение во вменяемости лица, позаботиться о качестве материалов уголовного дела, представляемых в распоряжение экспертов, критически оценить их заключение, сопоставить их выводы с другими установленными в ходе производства по делу доказательствами.
В ряде случаев судебно-психиатрическая экспертиза назначается без достаточных оснований, что приводит к затягиванию процессуальных сроков, нарушению прав участников уголовного процесса, снижению эффективности уголовного судопроизводства.
Существенным недостатком в деятельности как органов предварительного следствия и прокурора, так и суда, является их некритичное отношение к заключению экспертов о невменяемости лица, в отношении которого проводилась экспертиза. Практически во всех заключениях вопрос о вменяемости разрешается абстрактно, а не применительно к моменту
177
совершения конкретного общественно опасного деяния . Врачи-психиатры, проводящие экспертизу, ставят перед собой задачу — выявить и обосновать расстройство психической деятельности, в силу которого данное лицо не может отдавать отчет своим действиям либо руководить ими. В лучшем случае вопрос о невменяемости разрешается именно применительно к моменту проведения экспертизы, но не к моменту совершения общественно опасного деяния, Нередки случаи, когда заключение судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости лица, в отношении которого она проводилась, очевидно сомнительно. Так, в отношении Б. было возбуждено дело по ст 158 УК РФ. Б. украл 300 метров телефонного кабеля и сдал его в пункт приема цветного металла, на вырученные деньги он купил себе спортивный костюм и сходил в ресторан. По делу было проведено предварительное следствие, и оно с обвинительным заключением было направлено в суд. При подготовке к судебному разбирательству стало известно, что Б. находится на лечении в психиатрической больнице. Была назначена судебно-психиатрическая экспертиза. , В экспертном заключении указывалось, что Б. страдает хронической душевной болезнью и его следует признать невменяемым в отношении совершенного деяния. Суд согласился с выводами экспертизы, освободил Б. от уголовной ответственности и применил к нему принудительные меры медицинского характера. Собранные по делу доказательства прямо противоречили выводу экспертов. Однако суд противоречие между выводами судебно-психиатрической экспертизы и иными
17S
доказательствами проигнорировал .
Органам предварительного расследования и судам в подобных случаях следует исходить из того, что сам по себе факт хронического душевного заболевания еще не служит основанием (как нередко считают эксперты- психиатры) для признания невменяемым.
Достаточно часто следователи игнорируют данные, вызывающие сомнение в психической полноценности лица, в отношении которого ведется производство, что приводит к несвоевременному назначению судебно- психиатрической экспертизы и, в конечном счете, к нарушению прав и законных интересов лиц, совершивших общественно опасные деяния.
В процессе производства о применении принудительных мер медицинского характера назначается амбулаторная либо стационарная судебно-психиатрическая экспертиза. Особенность амбулаторной судебно- психиатрической экспертизы заключается в однократном характере психиатрического освидетельствования испытуемого без длительного медицинского наблюдения. Возможности амбулаторной экспертизы позволяют дать окончательный ответ на многие экспертные вопросы. Предварительно экспертами изучаются все материалы уголовного дела, относящиеся к предмету экспертизы, включая медицинскую документацию (если таковая имеется), испытуемого опрашивают и заносят данные психиатрического опроса в историю болезни. Поэтому ко времени комиссионного освидетельствования эксперты обладают уже значительной по объему информационной базой, достаточной для выдвижения основных экспертных гипотез и выводов. Вместе с тем, в ряде случаев вопрос о психическом состоянии не может быть решен в условиях амбулаторной экспертизы и требует стационарного обследования. В 95 % изученных уголовных дел, как правило, изначально проводилась амбулаторная экспертиза, а впоследствии — стационарная. Стационарная экспертиза заключается в длительном наблюдении за испытуемым в психиатрическом стационаре, в условиях которого, помимо клинических, применяются также лабораторные методы исследования.
Результаты судебно-психиатрической экспертизы в определенной мере зависят от качества материалов дела, представленных в распоряжение экспертов.
При направлении обвиняемого на экспертизу, следователь обязан приложить- к уголовному делу постановление о назначении судебно- психиатрической экспертизы, полученные из психиатрических больниц и экспертных учреждений подлинники амбулаторных и стационарных историй болезни, протоколы допросов родных, сослуживцев, знакомых, иных лиц, характеризующих обвиняемого, а также протоколы допросов очевидцев общественно опасного деяния. Эти документы наряду с другими материалами уголовного дела помогают эксперту разобраться в обстоятельствах совершенного общественно опасного деяния и обосновывают направление лица в экспертное учреждение для решения вопроса о его психическом состоянии и
179
невменяемости
Собрав материалы, необходимые для предстоящей экспертизы, следует еще раз оценить составляющие их доказательства — каждое в отдельности и всю их совокупность. Это позволит упорядочить и систематизировать полученную информацию, оценить ее с точки зрения полноты, точности, непротиворечивости. Лишь после завершения такой работы материалы для экспертизы можно считать подготовленными и вынести постановление о назначении экспертизы.
Вменяемость, несомненно, презюмируется по каждому уголовному делу, но доказывать необходимо не вменяемость, а наличие психического расстройства у лица, если к этому появляются основания. Не случайно закон предписывает в каждом «сомнительном» случае прибегать к назначению судебно-психиатрической экспертизы. Р.И. Михеев предлагал по каждому уголовному делу проводить судебно-психиатрическую экспертизу, поскольку
1 ЯП
это единственный способ доказать вменяемость . С такой позицией можно согласиться лишь отчасти. Несомненно, проведение судебно-психиатрической экспертизы по каждому уголовному делу — это достаточно сложное и дорогостоящее мероприятие, которое будет усложнять процесс и нарушать прав и свободы человека. Однако в целях избежания ошибок при возбуждении уголовного дела или производства о применении принудительных мер медицинского характера необходима обязательная консультация специалиста- психолога, специалиста-психиатра по каждому делу. Думается, что реализация такой возможности существует в рамках проведения освидетельствования психического состояния лица до возбуждения уголовного дела. При проведении такой консультации у следователя не будет повода для сомнений.
Поскольку весь процесс производства по делу строится на логико- практической деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокурора, суда, которая зависит от субъективного мнения и внутреннего убеждения должностных лиц, то вопрос о вменяемости и необходимости проведения судебно-психиатрической экспертизы во многом зависит именно от субъективного мнения участников доказательственной деятельности. Все это позволяет сделать вывод о том, что лица с психическими недостатками, не исключающими вменяемость, признаются в ходе производства по делу полностью вменяемыми, в силу того, что их вменяемость презюмируется.
В литературе и практике в течение ряда пет господствует позиция, в соответствии с которой в сфере установления невменяемости учитывается компетенция лишь психиатров и юристов. Значение и формы использования профессиональных психологических познаний вообще не обсуждаются, хотя делаются ссылки на закономерности психической деятельности, относящиеся к предмету психологии.
Исходя из того, что выраженные психические расстройства приводят к невозможности регулировать свои действия, правильно отражать действительность, либо контролировать поведение медицинский диагноз при знании закономерностей развития заболевания чаще всего считается достаточным для вывода о невменяемости.
Из двух критериев невменяемости — медицинского и психологического — решающая роль отводится первому, реализация же второго сводится к использованию психологической терминологии при характеристике степени тяжести психической болезни или иного болезненного расстройства психики. При этом считается, что невменяемость, как уголовно-правовое понятие и как обстоятельство, устанавливаемое экспертизой, имеет одно и то же содержание.
Монопольное положение судебных психиатров в решении вопросов вменяемости-невменяемости не соответствует принципу виновной ответств енности.
Уголовно процессуальный закон (ст. 196 УПК РФ) предусматривает обязательность экспертизы для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого, если возникают сомнения по поводу их вменяемости, но не говорит о том, что это — предмет исключительно применения психиатрических специальных познаний.
На практике при решении вопроса о невменяемости, эксперту, с одной стороны, следователю и суду — с другой, предлагается решить один и тот лее вопрос. В результате лишь на основании медицинского критерия (диагноза и принятия во внимание типичных вариантов развития болезни) следует вывод, который предопределяет вменение или невменение в вину деяния — фактически минуя рассмотрение психологического критерия, как самостоятельного этапа исследования.
Схема «диагноз — вывод о вменяемости (невменяемости)» освобождает экспертов от оценки психологического механизма поведения в ситуации конкретного деяния, тем самым существенно сужаются возможности для адекватного вывода. Психологический критерий невменяемости в актах психиатрической экспертизы не привязывается к анализу конкретного поведенческого акта, его содержание сводится к немотивированному в психологическом плане утверждению о том, что степень болезненных расстройств достаточно (недостаточно) значительна для того, чтобы исключить вменяемость .
Как показало проведенное автором изучение уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера, следователи и суды не оценивают заключения экспертов о вменяемости-невменяемости критически, так как считают это повторным решением вопроса, требующего специальных познаний, В частности, не анализируется компетентность суждений экспертов о состоянии интеллектуальных и волевых качеств субъекта. Экспертов не обязывают рассматривать управляемость поведения в конкретной ситуации и использовать для этого достаточный объем данных. В экспертной среде получили значительное распространение облегченное понимание задач, подмена комплексного исследования состояния психической деятельности субъекта в период совершения общественно опасного деяния перечислением элементарных характеристик памяти, интеллекта и прочего, причем на момент обследования. Распространилось некритичное отношение к действительному состоянию экспертной практики, причинам ошибок, связанных с самой концепцией экспертизы вменяемости-невменяемости.
Подавляющее большинство заключений судебно-психиатрической экспертизы (95 %) строится по следующей схеме: обследуемый болен психической болезнью — следовательно, он невменяем, а это значит, что в основу вывода ложится один медицинский критерий: после постановки диагноза и констатации состояния подэкспертного на момент обследования, эксперты переходят к заключительному выводу. Заключения не содержат достаточного анализа того, обладал ли испытуемый психической способностью отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими на момент совершения деяния, который основывался бы на понятиях и закономерностях психологической науки.
Эксперты-психиатры фактически изучают психическое состояние субъекта на период проведения экспертизы. Конечно, прошлое непосредственно не наблюдаемо, однако, при судебно-психологической (или психолого- психиатрической) экспертизе методические рекомендации ориентируют на ретроспективное изучение психического состояния и поведения субъекта в момент совершения деяния. Если судить по материалам судебно- психиатрических экспертиз, то подобный подход при решении вопроса о вменяемости-невменяемости не практикуется. Состояние психики субъекта на момент экспертизы далеко не всегда целиком соответствует ее состоянию на момент деяния, в том числе за счет переживаний по поводу содеянного, воздействия обстановки в следственном изоляторе, медицинском учреждении. Поэтому выявления медицинской симптоматики на момент проведения экспертизы недостаточно, чтобы судить о вменяемости-невменяемости.
На практике приходится сталкиваться с особенностями психической деятельности, психическими состояниями, в которых норма и патология «переплетены», и поэтому необходимо применение знаний, относящихся как к психиатрии, так и психологии, в этих случаях целесообразно применение методов, сложившихся в обеих науках, сопоставление данных психологических и психиатрических исследований.
Представляется, что назначение и проведение психол ого-психиатрической экспертизы имеет некоторые практические преимущества для судебно- следственных органов. По сравнению с последовательным проведением судебно-психиатрической, затем судебно-психологической экспертиз однократное проведение комплексной экспертизы повышает рентабельность производства экспертизы и сокращает сроки следствия.
Думается, что в настоящее время значение комплексной психолого- психиатрической экспертизы особенно возрастет, поскольку она способна решать задачи, ставящиеся перед экспертами в связи с введением в УК РФ нормы, предусматривающей ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (ст. 22). Многие этапы и элементы оценки достоверности заключения эксперта реально недоступны для следователя и судей, так как они не обладают специальными познаниями, на которых опирается в своих исследованиях эксперт.
Дискуссионными в науке уголовного процесса являются вопросы о компетенции эксперта-психиатра, следователя и суда при решении вопроса о невменяемости и вменяемости и о компетенции эксперта-психиатра при даче заключения о значении психических расстройств. Довольно длительное время предпринимаются попытки выяснить, имеется ли право у эксперта-психиатра дать заключение о вменяемости или невменяемости лица, обвиняемого в совершении преступления. Ряд ученых-процессуалистов выступают противниками такого права эксперта-психиатра.
Так, М.С. Строгович писал: «Судебно-психиатрическая экспертиза дает свое заключение о состоянии психики обвиняемого, но вопрос о признании обвиняемого невменяемым решается следователем или судом. Это объясняется
тем, что вменяемость и невменяемость являются понятиями юридическими,
i
хотя и имеют медицинское (психиатрическое) основание» . По мнению С.С. Степичева и А.А. Хомовского «эксперты-психиатры должны дать заключение о психическом состоянии обвиняемого, а не о вменяемости или
183
невменяемости» . Сторонники иной позиции указывают, что «юридический критерий невменяемости есть не что иное, как определение самой сущности психической болезни. Поэтому отрывать понятие юридического критерия … от психической болезни нельзя. Раз это так, то констатация основного свойства — психической болезни есть основная задача эксперта. Из этого следует, что именно эксперту-психиатру и надлежит высказаться о вменяемости невменяемости» .
«Установление вменяемости (невменяемости) субъекта не является исключительной прерогативой следователя и суда, поскольку для решения такого вопроса необходимы познания в области психиатрии, а в определенных случаях и комплексные исследования, проводимые психиатрами и патопсихологами» .
Эта дискуссия была обусловлена, прежде всего, настороженным отношением юристов к возможным попыткам психиатров решать юридические вопросы, имевшим место быть в 20-е годы XX века. Например, предлагалось суды заменить психиатрами, которые бы рекомендовали формы лечения преступников ; психиатру — решать, как поступить с правонарушителем, в
-120187
значительной степени заменяя суд . Предлагались и такие компромиссные решения, как включить в состав экспертной комиссии наряду с психиатрами юристов, поскольку при решении вопроса о вменяемости и невменяемости приходиться обсуждать и юридические критерии .
В настоящее время представляется бесспорным, что вменяемость и невменяемость понятия юридические, и в этом смысле признать лицо вменяемым или невменяемым, как юридический факт, может только суд (ст. 443 УПК РФ). Эксперт-психиатр, давая заключение о вменяемости (невменяемости), не решает его в юридическом смысле, а дает мотивированное медицинское заключение по этому поводу. Юридический факт вменяемости (невменяемости) могут устанавливать только следователь и суд, оценивая заключение наряду с другими материалами, характеризующими личность
1 ОЛ
обвиняемого (подсудимого)
Формы использования специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле предполагают передачу результатов работы эксперта субъектам доказывания.
Однако существует и другая возможность взаимодействия следователя и эксперта, предусмотренная ст. 205 УПК РФ, которая закрепляет право следователя по собственной инициативе либо по ходатайству других лиц допросить эксперта для разъяснения данного им заключения. Необходимо отметить, что новое уголовно-процессуальное законодательство (ст. 80 УПК РФ) впервые объединяет в один вид доказательств заключение и показания эксперта, но проводит между ними различие по предмету содержащихся в них сведений и по форме представления. Показания эксперта могут быть получены только после того, как он представил свое заключение, поскольку лишь в результате ознакомления с ним участников процесса у последних может возникнуть потребность в разъяснениях и уточнениях сделанных экспертом выводах. Предмет показаний эксперта ограничен кругом вопросов, по которым им было дано заключение. Эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, но не относятся к ее предмету.
Эксперт допрашивается в тех случаях, когда требуется разъяснение терминов и формулировок; уточнение компетенции эксперта и его отношение к делу; более детальное объяснение использованных материалов и методик; объяснение расхождений между объемом поставленных вопросов и выводами, а также между членами экспертной комиссии; выяснение, в какой мере выводы основаны на следственных материалах и т.д.
Действительно, эксперты-психиатры в заключениях при описании данных наружного осмотра подэкспертного, состояния его внутренних органов, признаков поражения центральной нервной системы, результатов лабораторных исследований, данных, характеризующих соматическое состояние и свидетельствующих о наличии или отсутствии в этой сфере патологических изменений, используют специальную терминологию, не понятную должностным лицам, назначившим экспертизу и не обладающим познаниями в области психиатрии. Очевидно, что в этих случаях следователь, судья нуждаются в определенного рода пояснениях, которые помогли бы оценить экспертное заключение с точки зрения его полноты, истинности и достоверности.
Хотелось бы отметить, что ни в одном из 200 изученных мною уголовных дел не было протокола допроса эксперта.
На практике может возникнуть такая ситуация, когда подэкспертный в ходе экспертизы может сообщить эксперту о совершенном им преступном деянии, неизвестном следователю. Может ли в данной ситуации эксперт быть допрошен как свидетель? Безусловно, нет.
Допрос эксперта имеет цель получить разъяснения и дополнения ранее данного им заключения судебной экспертизы по уголовному делу. Последний является лицом, назначенным в качестве эксперта и отвечающий требованиям, предусмотренным в УПК РФ, в то время как такие требования не распространяются на лицо, допрашиваемое в качестве свидетеля. Положение свидетеля в уголовном процессе существенно отличается от статуса эксперта. Назначение свидетеля в уголовном процессе состоит в сообщении следователю или суду в установленном порядке сведений о фактах, ставших известными ему благодаря личному или из указанного им источника восприятию. Причем этими сведениями свидетель располагает до его допроса, они восприняты им вне производства по уголовному делу. Эксперт в своем заключении сообщает сведения о фактах, которые не были ему известны, но о наличии или отсутствии которых он сделал вывод посредством своих специальных познаний и на основе исследования соответствующих объектов и материалов дела, предоставленных ему следователем или судом. Эксперт вне производства по делу не имеет никаких сведений об обстоятельствах дела, он знакомится с ними впервые по материалам предварительного судебного следствия в тех
f ion п
пределах, в каких это необходимо ему для дачи заключения . В противном случае то или иное сведущее лицо не может быть назначено экспертом по делу, а, будучи назначенным, подлежит отводу. Недопустимо приглашение в качестве эксперта лица, которое может быть вызвано и допрошено в качестве свидетеля по уголовному делу.
Располагая данными о тех или иных обстоятельствах, имеющих значение для дела, свидетель незаменим. Эксперт же, напротив, всегда заменим, потому что факты, для исследования которых он призван в установленном порядке, существуют объективно в материалах уголовного дела и могут быть выявлены любым другим специалистом.
Большое развитие в уголовном судопроизводстве в настоящее время стал приобретать и принцип гуманизма, уважения к человеку, бережное отношение к его доброму имени и правам. Это свидетельствует о том, что нравственные нормы, реализуемые в области судопроизводства, не отделяются от ф процессуальных норм, они включены в их содержание, являются
необходимыми составляющими правовых предписаний и определяют нравственный смысл и назначение процессуальных норм, а также указывают на этически допустимые способы их реализации. Принцип уважения чести и достоинства играет особую роль в установлении данных о личности лица, в отношении которого возникли сомнения в его психической полноценности, поскольку при проведении освидетельствования, экспертизы, других следственных действий не подлежат разглашению сведения частной жизни граждан, а равно и другие сведения личного характера, в том числе данные о психическом заболевании (ст. 9 УПК РФ).
В целях сохранения тайны частной жизни считаю целесообразным наделить эксперта, специалиста (психолога), которые будут принимать участие в производстве о применении принудительных мер медицинского характера, правом свидетельского иммунитета, в части, касающейся интимных сторон жизни подэкспертного.
Следует согласиться с И.В. Смольковой, по мнению которой, «нуждаются в законодательном разрешении вопросы о наделении правом свидетельского иммунитета всех лиц, чья профессиональная деятельность связана с необходимостью сохранения личных тайн граждан (врач; субъекты, имеющие отношение к процедуре усыновления (удочерения); психолог;
психотерапевт; нотариус; фармацевт)» . Представляется, что профессия
эксперта-психиатра будет также уместна в данном перечне.
$ * *
Думается, что во всех случаях, когда у следователя возникли сомнения в психической полноценности обвиняемого или в деле появились документы, свидетельствующие о наличии психических расстройств, необходимо назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, поскольку за внешними признаками вменяемости зачастую скрываются такие психические аномалии, которые возможно установить только путем проведения психолого- психиатрической экспертизы, где участие психолога позволит более квалифицированно установить особенности психического состояния лица.
Заключение психолого-психиатрической экспертизы представляет собой наиболее подробную и объективную характеристику психического состояния лица, по сравнению с другими источниками информации. Значение этого вида доказательств, представляется достаточно важным для разрешения уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера. — 125 —

Источник: https://lawbook.online/ugolovnoe-pravo-ross-kniga/232-obyazatelnoe-proizvodstvo-sudebno.html

Основания и поводы назначения судебно-психиатрической экспертизы

Согласно Федеральному закону о государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации правовой основой государственной судебно-экспертной деятельности являются Конституция РФ (прежде всего ст.21, 22), данный закон, УПК (ст. 195-207, 283), ГПК (ст.79-80, 82-87), а также другие федеральные законы, различные нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, регулирующие организацию и производство экспертиз. Данное положение, безусловно, полностью относится к судебно-психиатрической экспертизе.

По конкретному же делу — неважно к какой сфере правоотношений оно относится — основаниями производства любой экспертизы, в том числе, разумеется, и судебно-психиатрической, являются: определение суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора, вынесенные в соответствии с теми или иными нормами права.

Основания не следует смешивать с поводами назначения СПЭ, которыми могут быть любые фактические обстоятельства, относящиеся к делу, и требующие соответствующего психиатрического анализа. Поводом назначения СПЭ могут быть также и какие-либо сомнения, возникшие у следователя, судьи относительно психического состояния тех или иных участников уголовного, гражданского или административного судопроизводства.

Так, в ходе расследования целого ряда преступлений возникают ситуации, когда, несмотря на, казалось бы, всесторонне проведенное исследование всех обстоятельств по делу, тем не менее полностью не удается вскрыть механизм совершенного преступления, установить побудительные силы, толкнувшие человека на противоправное поведение, объяснить внешне непонятное поведение потерпевшей стороны.

В этих и подобных им случаях возникает предположение, что субъект находился в каком-то необычном психическом состоянии, поскольку действовал не совсем так, как следовало бы ожидать, совершал поступки явно не соответствовавшие требованиям ситуации и его интересам, и объяснимые с точки зрения здравого смысла.

Естественно, в законе невозможно предусмотреть все многообразий эмоциональных, психических проявлений, существенно влияющих на поведение обвиняемых (подсудимых), потерпевших, свидетелей, различных участников гражданско-правовых споров.

При этом возможно что, человек совершал определенные действия, о которых говорилось выше будучи невменяемым или же возможны другие психологические критерии его поведения. Что в целом, может являться основанием для назначения комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Так, законодатель ввел ряд основополагающих понятий, наполненных довольно oопределенным психологическим содержанием. В частности, в новом уголовном законе содержится более широкий и с психологической точки зрения более определенный перечень психических явлений, имеющих уголовно-правовое значение (психические) расстройства, не исключающие вменяемость, психическое принуждение, аффект, психотравмирующая ситуация, психические страданий и пр). Выявленные в ходе допроса свидетелей, потерпевших, обвиняемых отдельные признаки упомянутых выше явлений, повлиявшие на поведение этих лиц, могут рассматриваться в качестве повода для назначения психиатрической, психологической или комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Источник: https://studbooks.net/1073951/pravo/osnovaniya_povody_naznacheniya_sudebno_psihiatricheskoy_ekspertizy

Основания и порядок назначения судебно-психиатричесой экспертизы

Основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы.

Согласно ст. 78 УПК, ст. 74 ГПК экспертиза назначается в случаях, когда при производстве по уголовному или гражданскому делу требуются специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле. Возникающая в ходе судопроизводства потребность в психиатрических познаниях служит фактическим основанием для назначения судебно-психиатрической экспертизы. Необходимость использования наряду с психиатрическими также смежных с ними

научных познаний является основанием для комплексных экспертиз (психолого-психиатрической, сексолого-психиатрической и пр.).

Как правило, судебно-психиатрическая экспертиза назначается в связи с сомнениями в психической полноценности обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, гражданского истца и ответчика, а также лица, в отношении которого решается вопрос о его гражданской недееспособности. Сомнение в психической полноценности есть обоснованное предположение о наличии у лица психического расстройства, способного повлиять на юридически значимое поведение. В соответствии с п. 2 ст. 79 УПК проведение экспертизы обязательно «для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими». Пункт 3 этой же статьи предусматривает обязательность экспертизы «для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания».

Пункт 2 ст. 79 УПК целиком относится к судебно-психиатрической экспертизе, п. 3 охватывает (в зависимости от обстоятельств, препятствующих даче показаний) разные виды экспертиз, включая судебно-психиатрическую, если способность к даче показаний нарушается психическим расстройством. Судебно-психиатрическая экспертиза обязательна по всем делам о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 29 ГК, ст. 260 ГПК).

В указанных случаях судебно-психиатрическая экспертиза обязательна в силу прямого указания закона. Но она может потребоваться также для установления беспомощного состояния потерпевшего (например, по делам об изнасиловании – ст. 131 УК), по делам о признании недействительной сделки, совершенной гражданином, который в тот момент не мог понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК) и в ряде других случаев, когда возникает обоснованное предположение о наличии у субъекта юридически значимого психического расстройства.

Сомнение в психической полноценности должно быть именно обоснованным, т.е. вызываться действительно выявленными в ходе производства по делу фактическими обстоятельствами, среди которых можно выделить три основные группы.

К первой группе относятся прежде всего данные, согласно которым участник процесса в прошлом уже обследовался психиатром и тот диагносцировал психическое расстройство. Это могут быть сведения, что лицо состояло (состоит) под наблюдением участкового психиатра, что лицо госпитализировалось и лечилось в психиатрической больнице, признавалось по психическому заболеванию негодным к военной службе, признавалось по другому делу невменяемым, находилось на принудительном психиатрическом лечении и т.п.

Ко второй группе обстоятельств, ставящих под сомнение психическую полноценность участника процесса, относятся данные об особенностях его поведения, которые являются возможными свидетельствами психической болезни. Речь идет о странном, неадекватном обстановке поведении (нелепых высказываниях и поступках, немотивированных приступах возбуждения и т.п.) либо о проявлениях психического расстройства, понимание болезненного характера которых не требует даже медицинских знаний (например, припадок). Эти сведения могут быть известны лицам, хорошо знавшим этого участника процесса или ставшим очевидцами отдельных эпизодов его неадекватного поведения.

Сведения о странностях в поведении гражданина могут содержаться в показаниях участвующих в деле лиц или в ходатайствах о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Ходатайства вправе заявлять лица, имеющие самостоятельный процессуальный интерес (например, обвиняемый, потерпевший, истец, ответчик и их представители). Не наделен этим правом свидетель. Его деятельность в процессе ограничивается дачей показаний. Каждое заявленное ходатайство подлежит рассмотрению органом, ведущим производство по делу. Странности в поведении гражданина могут непосредственно наблюдать следователь и суд в ходе следственных (судебных) действий.

Третью группу обстоятельств составляют сообщения самого гражданина о своих болезненных переживаниях и субъективных ощущениях – об испытываемых им зрительных или слуховых галлюцинациях, крайне необычных ощущениях и т.п.

Вторая и третья группы обстоятельств (странности в поведении и жалобы на состояние собственного психического здоровья) особенно важны в случаях, когда гражданин ранее не попадал в поле зрения психиатра. Например, его заболевание носило скрытый (латентный) характер или началось совсем недавно. По результатам собранных доказательств следователь должен самостоятельно

прийти к убеждению о необходимости назначить судебно-психиатрическую экспертизу.

Важно иметь в виду, что фактическими основаниями для ее назначения служат обстоятельства, ставящие под сомнение психическую полноценность лица, т.е. установленные в ходе производства по делу объективно существующие факты, приведшие следователя (суд) к выводу о возможном наличии у данного лица психического расстройства. Иногда обвиняемый направляется на судебно-психиатрическую экспертизу только потому, что раньше уже подвергался психиатрическому обследованию или экспертизе по другому делу. Но в рассматриваемом случае важен не факт обследования, а его результат. Если у обследуемого в итоге выявлено психическое расстройство, то назначение экспертизы обосновано. Если же давалось заключение, что обследуемый психически здоров, то и оснований сомневаться в его психической полноценности нет.

Юридическими основаниями для проведения судебно-психиатрической экспертизы является постановление (определение) о ее назначении, вынесенное лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, судом, судьей единолично. Решение вопроса о назначении судебно-психиатрической экспертизы должно сопровождаться выполнением определенной последовательности следующих действий, стадии.

Подготовка судебно-психиатрической экспертизы. При экспертизе на предварительном следствии подозреваемых и обвиняемых необходимо руководствоваться требованиями ч. 3 ст. 404 УПК, согласно которой «направление лица на судебно-психиатрическую экспертизу допускается лишь при наличии достаточных данных, указывающих, что именно это лицо совершило общественно опасное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование». Данное положение, во-первых, служит гарантией от инкриминирования лицу деяний, которых он не совершал, во-вторых, недостаточные и противоречивые данные следствия о совершении преступления могут существенно затруднить экспертам решение сугубо судебно-психиатрических вопросов.

От качества подготовительной работы во многом зависят полнота и всесторонность экспертного исследования, надежность экспертных выводов. Целый ряд необходимых для успешного проведения экспертизы действий вправе совершать только орган, назначающий экспертизу, который не может перелагать их на

экспертов. Это прежде всего касается материалов, подлежащих экспертному исследованию. Самостоятельно собирать их эксперты неправомочны.

Подготовительная деятельность в немалой степени определяется характером оснований назначаемой экспертизы. Если среди оснований фигурируют сведения о нахождении лица под наблюдением психиатра, то необходимо истребовать медицинскую документацию из соответствующих психиатрических учреждений. Основным учреждением такого рода является психоневрологический диспансер (или кабинет) по месту жительства гражданина. Диспансер обслуживает население определенной территории (района, города и т.д.), именно в него наиболее часто обращаются пациенты за психиатрической помощью. В диспансере имеются также данные об оказании гражданину, проживающему на обслуживаемой территории, психиатрической помощи другими психиатрическими учреждениями, включая стационарные. Это служит важным источником для дальнейших поисков медицинской документации, которая по возможности подлежит истребованию из всех учреждений, где данному лицу когда-либо психиатрическая помощь оказывалась.

Истребуется и предоставляется экспертам также медицинская документация из наркологических . учреждений, если имеются сведения, что данный гражданин проходил в них лечение от алкоголизма или наркомании. К наркологическим учреждениям относятся наркологические диспансеры (кабинеты) и наркологические стационары (больницы и отделения).

В отдельных случаях полезной для психиатра-эксперта бывает медицинская документация учреждений общесоматического профиля (поликлиник, больниц, медицинских пунктов и т.п.). Например, первичную психиатрическую помощь там, где нет поблизости психиатра, вынужден оказывать врач другой специальности. Его медицинские записи желательно предоставить экспертам-психиатрам. Гражданин мог госпитализироваться в общесоматическую больницу в связи с различными заболеваниями головного мозга – энцефалитом, инсультом, травмой черепа и т.д. Записи врачей соответствующей специальности (врачей-непсихиатров) отражают обычно все сколько-нибудь значительные проявления болезни, в том числе нарушения психики.

Истребованию подлежат подлинники медицинских документов в полном объеме (амбулаторная карта, история болезни и пр.). Копии этих документов, отдельные выписки из них истребуются лишь тогда, когда сам документ в силу объективных причин не

может быть представлен. Исключение из этого правила составляют лишь документы судебно-психиатрических экспертных отделений и комиссий. Здесь достаточно запросить копию акта су-дебно-психиатрической экспертизы. Подробное изложение в нем данных об испытуемом, экспертном исследовании и его результатах делает излишним обращение к другим материалам экспертного производства (именуемого в судебной психиатрии историей болезни).

Кроме собирания медицинских документов, необходим допрос лиц, знавших данного гражданина, об особенностях его поведения. Это важно прежде всего в случаях, когда гражданин раньше не наблюдался у психиатра, а основанием для назначения судебно-психиатрической экспертизы послужили странности в его поведении. Однако и в случаях, когда гражданин уже обращался за психиатрической помощью и даже длительное время находился под психиатрическим наблюдением, такой допрос тоже необходим.

Любые показания о странностях, отклонениях от нормы в поведении обвиняемого должны быть уточнены и детализированы: на основании каких данных свидетель пришел к выводу о психическом расстройстве данного лица, в чем конкретно выражались его странности и т.п.

Сведения о поведении гражданина не должны быть отрывочными и хаотичными. Их необходимо собирать систематизирование и последовательно. Собирается информация о личности и поведении лица на протяжении всей его жизни. Повышенное внимание уделяется таким обстоятельствам, как перенесенные заболевания, характер взаимоотношений с окружающими, успеваемость и дисциплина в образовательном учреждении, выполнение своих обязанностей на работе, во время прохождения военной службы, семейное положение, употребление спиртных напитков, наркотических и иных одурманивающих веществ, совершение в прошлом правонарушений и преступлений, обращение за психиатрической помощью, пребывание на принудительном лечении и пр.

Особый интерес представляют периоды существенных изменений в поведении обследуемого, неожиданные, резкие перемены в его жизни. Например, внезапное и резкое ухудшение успеваемости; снижение показателей в работе (нарастающая профессиональная деквалификация, невозможность справляться с прежними служебными обязанностями, частые или труднообъяснимые увольнения и пр.); появление не свойственных ранее

субъекту грубости, озлобленности, конфликтности; эмоциональная холодность, черствость к родным и близким, отношения с которыми были когда-то дружественными и теплыми; утрата прежних интересов и увлечений; постоянное снижение социальной адаптации, нарастающая социальная дезорганизация и деградация личности.

Особое внимание следует обратить на период, относящийся к совершению преступления, сделки или иного юридического действия, по поводу которого ведется производство данного уголовного или гражданского дела. Показания относительно поступков, высказываний, внешнего вида субъекта (обвиняемого, потерпевшего, истца и пр.) в этот период должны быть собраны как можно более полно. Это позволит выявить возможные свидетельства нарушенной ориентировки лица в окружающем мире, недостаточного понимания им происходящего, утраты самоконтроля. Нужно установить, не было ли у него состояний немотивированного страха, растерянности, не был ли он чрезвычайно пассивным, безучастным к происходящему, полностью подчиняемым действиям других лиц и пр. Странности и нелепости поведения лица, наблюдаемые во время следственных (судебных) действий, должны быть кратко отражены в протоколе этого действия, а также в постановлении (определении) о назначении экспертизы.

После сбора необходимых для предстоящей экспертизы материалов следует еще раз оценить составляющие их доказательства – каждое в отдельности и всю совокупность. Это позволит упорядочить и систематизировать полученную информацию, оценить ее с точки зрения полноты, точности, непротиворечивости. Лишь по завершении такой работы материалы для экспертизы можно считать подготовленными.

Выбор экспертов и формы экспертизы. Приняв решение о необходимости назначить судебно-психиатрическую экспертизу, следователь (суд) должен определить, каким психиатрам или сотрудникам какого судебно-психиатрического экспертного учреждения надлежит поручить ее производство. Причем согласно ст. 75 ГПК, ст. 185 УПК при выборе экспертов следователь (суд) должен учитывать мнение участников дела. В большинстве случаев экспертиза поручается членам судебно-психиатрической экспертной комиссии, обслуживающей данный регион.

Порядок назначения экспертизы в экспертном учреждении (ст. 187 УПК) и вне его (ст. 189 УПК) различен.

Процедура назначения экспертизы при ее проведении вне экспертного учреждения достаточно сложна. Следователь (суд) после вынесения постановления (определения) о назначении экспертизы вызывает лицо, которому она поручается, удостоверяется в его личности, специальности и компетентности, устанавливает его отношение к участникам процесса, а также проверяет, нет ли оснований к отводу. После этого эксперту вручается постановление следователя (или объявляется судебное определение) о назначении экспертизы. Ему разъясняются права и обязанности эксперта, он предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. О выполнении этих действий следователь делает отметку в постановлении о назначении экспертизы, которая удостоверяется подписью эксперта. В суде эксперт расписывается в протоколе судебного заседания или на специальном бланке, приобщаемом к протоколу.

При назначении экспертизы в экспертном учреждении следователь (суд) направляет постановление (определение) и материалы, необходимые для экспертизы, руководителю экспертного учреждения. Тот поручает ее производство своим сотрудникам. Функции руководителя экспертного учреждения в судебной психиатрии могут выполнять председатель судебно-психиатрической экспертной комиссии, руководитель судебно-психиатрического экспертного отделения, заместитель главного врача больницы или диспансера по экспертной работе, сам главный врач психиатрического учреждения, в составе которого организована судебно-психиатрическая экспертная комиссия. Руководитель экспертного учреждения разъясняет выбранным им экспертам их права и обязанности и предупреждает об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем отбирает у экспертов подписку, которая вместе с экспертным заключением будет направлена органу, назначившему экспертизу. По сложившейся в судебно-психиатрических учреждениях практике разъяснение дается лишь однажды, когда лицо становится сотрудником экспертного учреждения, а отметка о том, что эксперты предупреждены об ответственности, делается в самом экспертном заключении (акте экспертизы).

Впервые по делу обычно назначают амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу. Стационарные экспертные исследования необходимы по сути лишь тогда, когда эксперты лично убедились, что амбулаторных исследований для дачи ответа на поставленные вопросы недостаточно. Первичная стационарная экспертиза возможна, но необходимость в ней должна быть вызвана

действительно вескими причинами и основательно мотивирована в постановлении (определении) о ее назначении. В каждом таком случае следователю (суду) целесообразно предварительно проконсультироваться с самими экспертами. Но если следователь (суд) назначил стационарную судебно-психиатрическую экспертизу, то эксперты самостоятельно не могут ограничиться проведением амбулаторной экспертизы.

Направление в ходе предварительного следствия на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу обвиняемого или подозреваемого, не содержащегося под стражей, допускается только с санкции прокурора или его заместителя (ст. 188 УПК).

Вынесение постановления (определения) о назначении экспертизы. После осуществления всех подготовительных действий для назначения экспертизы дознаватель, следователь, прокурор, судья выносят постановление, суд – определение о ее назначении. При этом учитываются требования, предъявляемые процессуальным законодательством к таким документам (ст. 184, 261, 288 УПК, ст. 74, 223, 224 ГПК). В соответствии с этими требованиями в постановлении (определении) необходимо указать: дату и место его составления; наименование лица или органа, назначившего экспертизу; номер уголовного или гражданского дела, по которому она назначена; фамилию, имя, отчество гражданина, направляемого на экспертизу, его процессуальное положение; основания для назначения экспертизы (обстоятельства, вызвавшие сомнение в психической полноценности); экспертов или экспертное учреждение, которым поручено ее проведение; вопросы, поставленные на разрешение экспертов; материалы, предоставленные экспертам; вид экспертизы (способ ее производства) – амбулаторная, стационарная, заочная, посмертная и пр.

В постановлении (определении) важно правильно сформулировать экспертное задание с помощью вопросов, подлежащих экспертному разрешению. Вопросы должны быть четкими, не допускающими неоднозначной трактовки, соответствовать закону и положениям психиатрической науки. Наиболее типичные основные вопросы:

Не страдал ли обвиняемый психическим заболеванием в период совершения правонарушения и не страдает ли им в настоящее время; если страдает, то каким?

Если обвиняемый страдал психическим заболеванием в момент правонарушения, то исключало ли это заболевание возможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими, т.е. следует ли считать его вменяемым или невменяемым?

Не возникло ли психическое заболевание после совершения им правонарушения и может ли он участвовать в судебно-следственных действиях?

Если обвиняемый страдает (перенес) психическим заболеванием, то нуждается ли он в применении к нему принудительных мер медицинского характера, предусмотренных законодательством, и в каких именно?

Возможно ли по психическому состоянию участие обвиняемого в судебно-следственном процессе?

На разрешение экспертов могут быть заданы дополнительные вопросы, например:

Обоснованны ли заключения предыдущих судебно-психиатрических экспертиз?

Насколько мотивированы и достоверны установленные ранее диагнозы психических заболеваний в лечебных учреждениях?

Когда началось психическое заболевание, были ли приступы у направленного на судебно-психиатрическую экспертизу больного?

Были ли ремиссии (периоды временного улучшения) в клиническом течении психического заболевания испытуемого?

Каковы прогноз и возможность выздоровления больного, страдающего психическим заболеванием?

Постановление (определение) о назначении экспертизы является обязательным юридическим документом и не может быть заменено другим (сопроводительным письмом, списком вопросов экспертам и пр.).

Процессуальный порядок вынесения определения (постановления) в судебном заседании и на предварительном следствии различен. В суде участники судебного разбирательства вправе обсуждать обстоятельства, относящиеся к назначаемой экспертизе (необходимость ее назначения, выбор экспертов или экспертного учреждения, отводы, материалы и объекты экспертного исследования и пр.). Затем участники судебного разбирательства вправе представить свои вопросы экспертам. Окончательно круг вопросов определяется судом. Отклонение им каких-то из представленных вопросов должно быть мотивировано (ст. 288 УПК, ст. 74, 75 ГПК).

На предварительном следствии постановление о назначении экспертизы составляется дознавателем, следователем или прокурором без чьего-либо участия. Однако с постановлением должен быть ознакомлен обвиняемый. Он вправе реализовать предусмотренные

ст. 185 УПК права, а именно: заявить отвод эксперту, просить о назначении эксперта из числа указанных им лиц, представить эксперту дополнительные вопросы. Часть 4 ст. 184 УПК содержит существенную оговорку, согласно которой постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы не объявляется обвиняемому, если его психическое состояние делает это невозможным.

О невозможности по психическому состоянию обвиняемого производить с его участием следственные действия следователь обязан составить протокол (ч. 4 ст. 404 УПК). В случаях, когда по указанным выше причинам обвиняемый не знакомится с постановлением о назначении судебно-психиатрической экспертизы, с постановлением знакомится защитник, участие которого в деле обязательно (ст. 405 УПК).

Сроки судебно-психиатрической экспертизы. Началом экспертизы следует считать момент поступления в распоряжение экспертов или в экспертное учреждение постановления (определения) о ее назначении и материалов, необходимых для исследования. Экспертизу следует считать оконченной, когда полностью оформленное и подписанное экспертами заключение направляется органу, по поручению которого она проводилась. На практике окончание экспертизы связывают обычно с моментом вынесения экспертного решения, т.е. с временем, когда эксперты определились с выводами и готовы приступить к составлению экспертного заключения. Чаще всего это время приходится на день заседания экспертной комиссии. Однако следователь или суд не могут считать экспертизу оконченной, пока у них нет возможности получить письменное экспертное заключение.

Срок амбулаторной экспертизы не должен превышать 20 дней с момента поступления в экспертную комиссию постановления (определения) о ее назначении со всеми необходимыми материалами до дня направления письменного экспертного заключения (акта экспертизы) и материалов дела следователю или суду. В срок производства амбулаторной экспертизы не включаются затраты времени, связанные с предоставлением экспертам дополнительных материалов, несвоевременным прибытием испытуемого, а также иные временные издержки, допущенные не по вине экспертов либо экспертного учреждения.

Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза начинается с момента доставки в экспертное учреждение постановления или определения о ее назначении, материалов уголовного или гражданского дела (для лиц, заключенных под стражу, и личного

дела арестованного), а также прибытия или доставки в стационар испытуемого.

В рамках стационарной судебно-психиатрической экспертизы существует два самостоятельных юридически значимых срока собственно экспертизы и пребывания испытуемого в стационаре (на экспертной койке). Их начало совпадает, приходясь на момент стационирования, но оканчиваются они разновременно. Так, необходимость пребывания испытуемого в стационаре отпадает, когда эксперты пришли к окончательным выводам. С этого времени испытуемый подлежит выписке, и срок стационирования заканчивается, но не оканчивается экспертиза, поскольку письменное экспертное заключение еще не готово.

Время нахождения подэкспертного в стационаре, именуемое сроком стационарного испытания, определено Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы и не должно превышать 30 дней. При необходимости срок может быть продлен. Максимальный срок нахождения лица в стационаре в пределах одной экспертизы не установлен (он косвенно лимитирован процессуальными сроками – предварительного расследования, содержания под стражей и на практике исключительно редко превышает два-три месяца). Стационарная экспертиза заканчивается, когда составлено и подписано экспертное заключение.

Нормативными актами не определены сроки заочных и посмертных экспертиз. Учитывая особенности последних, нужно признать, что они не должны превышать предельного срока амбулаторной экспертизы, т.е. 20 дней, исключая задержки, происшедшие не по вине самих экспертов.

Экспертиза в кабинете следователя должна быть рассчитана на «разовое» присутствие там эксперта. Если экспертиза растягивается на срок свыше одного дня, то в большинстве случаев это прямое показание к ее проведению в медицинском учреждении.

В суде срок судебно-психиатрической экспертизы обусловлен временем, которое требуется эксперту для изучения материалов, выслушивания показаний, относящихся к предмету экспертизы, наблюдения за испытуемым в зале суда и его экспертного освидетельствования в перерыве судебного заседания (в одном из предоставленных для этой цели помещений суда).

Эксперт вправе просить суд об ограничении его присутствия в судебном заседании временем, необходимым для проведения исследований и дачи заключения. Суд выносит соответствующее решение, заслушав по этому поводу мнения участников судебного разбирательства (п. 15 постановления Пленума Верховного

Источник: https://xstud.ru/29081/sudebnaya_psihiatriya/osnovaniya_poryadok_naznacheniya_sudebno_psihiatrichesoy_ekspertizy

Статья 306. Принудительное психиатрическое освидетельствование

1. Психиатрическое освидетельствование производится врачом-психиатром с целью определения наличия или отсутствия психического расстройства, нуждаемости в психиатрической помощи и определения вида такой помощи.
Психиатрическое освидетельствование может проводиться как по просьбе или с согласия обследуемого (законного представителя), так и без таковых.

Психиатрическое обследование в недобровольном порядке проводится в случаях, когда имеются данные, свидетельствующие о тяжелом психическом расстройстве гражданина, которое влечет за собой: а) непосредственную опасность для себя или окружающих, или б) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи. Без согласия лица (законного представителя) психиатрическое обследование может быть проведено в случае, если обследуемый находится под диспансерным наблюдением (ст. 23, 27 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).
Принудительное психиатрическое освидетельствование проводится только по решению суда. При этом принудительное психиатрическое освидетельствование, для которого требуется разрешение суда, следует отличать от освидетельствования, проводимого комиссией врачей-психиатров в порядке ст. 32 и 33, 36 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Принудительное психиатрическое освидетельствование, предусмотренное ст. 24 Закона, является самостоятельным видом психиатрической помощи.
2. В соответствии со ст. 25 Закона заявление о необходимости психиатрического освидетельствования может быть подано родственниками лица, подлежащего психиатрическому освидетельствованию, врачом любой медицинской специальности, должностными лицами и иными гражданами.
Заявление подается в психиатрический стационар в письменной форме. Оно должно содержать сведения, являющиеся основанием освидетельствования, а также указание на отказ от обращения к врачу-психиатру со стороны лица (его представителя). В неотложных случаях, когда, по полученным сведениям, лицо представляет непосредственную опасность для себя и окружающих, заявление может быть устным. Решение о необходимости принудительного психиатрического освидетельствования принимается врачом-психиатром немедленно и оформляется записью в медицинской документации.
Установив обоснованность заявления о психическом освидетельствовании лица обоснованным, врач-психиатр подает заявление в суд по месту жительства гражданина. К заявлению прикладывается мотивированное заключение врача-психиатра о необходимости освидетельствования, заявление лиц, предусмотренных ч. 2 ст. 25 Закона, содержащие основания для принудительного психиатрического освидетельствования, и другие имеющиеся материалы.
3. Рассмотрение дел о принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина производится по общим правилам искового производства с учетом особенностей, установленных ст. 306 ГПК.
Решение о принудительном психиатрическом освидетельствовании должно отвечать требованиям, предусмотренным ст. 194-198 ГПК.
В зависимости от результатов рассмотрения дела резолютивная часть решения содержит либо санкцию на осуществление принудительного психиатрического освидетельствования, либо отказ в ней.

Источник: https://jurisprudence.club/ugolovno-protsessualnoe-uchebnik/statya-306-prinuditelnoe-psihiatricheskoe.html