Опровержение в СМИ

По защите прав по ГК РФ.
1. Почему именно не опровержение, а право на ответ.
— Опровержение заключается в опровержении отдельных фраз, порочащих честь и достоинство. То есть нет раскрытия полной информации. При отказе в опровержении суд исследует обстоятельства. То есть крикуны получают трибуну для изложения своей позиции и поднятия шума. В итоге суд выносить решение, что такая-то фраза не та. И все. Вся статья порочащей не признается. К сожалению такова формальная практика судов.
— требование о публикации ответа позволяет нам дезавуировать информацию полностью в удобной для нас форме и в полном объеме. В случае отказа в публикации ответа, суд не вникаетв существо спора, а только формально констатирует, что оснований для отказа нет и обязывавет проивести публикацию
2. По защите прав по УК РФ
Журналист, конечно, постарается прикрыться различными мнениями и своим личным мнением. Действительно, в соответствии с п. 9 ст. 47 Закона РФ «О средствах массовой информации» журналист имеет право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах.
Однако, к нему могут быть предъявлены претензии по ст.129 УК РФ (клевета), если из текста статьи видно, что журналист осведомлен о наличии и содержании судебных актов:
Согласно ст 6. Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение постановления суда, а равно иное проявление неуважения к суду влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом.
В соответствии со ст. 49. Закона РФ «О средствах массовой информации» журналист обязан проверять достоверность сообщаемой им информации. При осуществлении профессиональной деятельности, журналист обязан уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.
В соответствии со ст. 51 Закона РФ «О средствах массовой информации» не допускается использование установленных настоящим Законом прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений.
Справочный материал.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. N 16
«О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»
(с изменениями от 16 сентября 2010 г.)
24. Разрешая требования о признании незаконным отказа в помещении ответа (комментария, реплики) в средстве массовой информации, необходимо иметь в виду следующее.
Исходя из положений пунктов 3 и 7 статьи 152 ГК РФ и статьи 46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» по делам, не связанным с защитой чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц, право на ответ в средстве массовой информации предоставляется гражданину или организации, в отношении которых распространены сведения, не только в случае, когда распространенные этим средством массовой информации сведения (в том числе, соответствующие действительности) ущемляют права и законные интересы гражданина, но и при распространении не соответствующих действительности сведений.
Сведения, которые содержат лишь отдельные неточности (например, описки), могут признаваться не соответствующими действительности только при условии, что эти неточности привели к утверждению о фактах, событиях, которые не имели места в тот период времени, к которому относятся распространенные сведения.
Если в средстве массовой информации допущено неполное или одностороннее предоставление информации, которое ведет к искажению восприятия реально произошедшего события, факта или последовательности событий, и такое опубликование нарушает права, свободы или охраняемые законом интересы гражданина или организации, то указанные лица имеют право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации в порядке, предусмотренном статьей 46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации».
Закон РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-I
«О средствах массовой информации»
Гражданин или организация, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, имеют право на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации.
В отношении ответа и отказа в таковом применяются правила статей 43-45 настоящего Закона.
Ответ на ответ помещается не ранее чем в следующем выпуске средства массовой информации. Данное правило не распространяется на редакционные комментарии.
Статья 43. Право на опровержение
Гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. Такое право имеют также законные представители гражданина, если сам гражданин не имеет возможности потребовать опровержения. Если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязана опровергнуть их в том же средстве массовой информации.
Если гражданин или организация представили текст опровержения, то распространению подлежит данный текст при условии его соответствия требованиям настоящего закона. Редакция радио-, телепрограммы, обязанная распространить опровержение, может предоставить гражданину или представителю организации, потребовавшему этого, возможность зачитать собственный текст и передать его в записи.
Статья 44. Порядок опровержения
В опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации.
Опровержение в периодическом печатном издании должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение», как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение или материал. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение или материал. Объем опровержения не может более чем вдвое превышать объем опровергаемого фрагмента распространенного сообщения или материала. Нельзя требовать, чтобы текст опровержения был короче одной стандартной страницы машинописного текста. Опровержение по радио и телевидению не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста.
Опровержение должно последовать:
1) в средствах массовой информации, выходящих в свет (в эфир) не реже одного раза в неделю, — в течение десяти дней со дня получения требования об опровержении или его текста;
2) в иных средствах массовой информации — в подготавливаемом или ближайшем планируемом выпуске.
В течение месяца со дня получения требования об опровержении либо его текста редакция обязана в письменной форме уведомить заинтересованных гражданина или организацию о предполагаемом сроке распространения опровержения либо об отказе в его распространении с указанием оснований отказа.
Статья 45. Основания отказа в опровержении
В опровержении должно быть отказано, если данное требование либо представленный текст опровержения:
1) является злоупотреблением свободой массовой информации в смысле части первой статьи 4 настоящего Закона;
2) противоречит вступившему в законную силу решению суда;
3) является анонимным.
В опровержении может быть отказано:
1) если опровергаются сведения, которые уже опровергнуты в данном средстве массовой информации;
2) если требование об опровержении либо представленный текст его поступили в редакцию по истечении одного года со дня распространения опровергаемых сведений в данном средстве массовой информации.
Отказ в опровержении либо нарушение установленного настоящим Законом порядка опровержения могут быть в течение года со дня распространения опровергаемых сведений обжалованы в суд в соответствии с гражданским и гражданско-процессуальным законодательством Российской Федерации.
Статья 12. Освобождение от регистрации
Не требуется регистрация:
средств массовой информации, учреждаемых органами государственной власти и органами местного самоуправления исключительно для издания их официальных сообщений и материалов, нормативных и иных актов;
периодических печатных изданий тиражом менее одной тысячи экземпляров;
радио- и телепрограмм, распространяемых по кабельным сетям, ограниченным помещением и территорией одного государственного учреждения, учебного заведения или промышленного предприятия, либо имеющим не более десяти абонентов;
аудио- и видеопрограмм, распространяемых в записи тиражом не более десяти экземпляров.
Статья 27. Выходные данные
Каждый выпуск периодического печатного издания должен содержать следующие сведения:
1) название издания;
2) учредитель (соучредители);
3) фамилия, инициалы главного редактора;
4) порядковый номер выпуска и дата его выхода в свет, а для газет — также время подписания в печать (установленное по графику и фактическое);
5) индекс — для изданий, распространяемых через предприятия связи;
6) тираж;
7) цена, либо пометка «Свободная цена», либо пометка «Бесплатно»;
8) адреса редакции, издателя, типографии.
При каждом выходе радио- или телепрограммы в эфир, а при непрерывном вещании не реже четырех раз в сутки редакция обязана объявлять название программы.
Каждая копия аудио-, видео- или кинохроникальной программы должна содержать следующие сведения:
1) название программы;
2) дата выхода в свет (в эфир) и номер выпуска;
3) фамилия, инициалы главного редактора;
4) тираж;
5) редакция и ее адрес;
6) цена, либо пометка «Свободная цена», либо пометка «Бесплатно».
Сообщения и материалы информационного агентства должны сопровождаться его названием. Если средство массовой информации не освобождено от регистрации, то в выходных данных указывается также зарегистрировавший его орган и регистрационный номер.
УК РФ
Статья 129. Клевета
1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, —
наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на тот же срок.
2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, —
наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.
3. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —
наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.
Статья 298. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя
1. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде —
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
2. То же деяние, совершенное в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя в связи с производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта, —
наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —
наказываются лишением свободы на срок до четырех лет.
Статья 159. Мошенничество
1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, —
наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, —
наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.
3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, —
наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до десяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.
4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере, —
наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Содержание

ДОКУМЕНТ: Текст опровержения, направленного в газету «Известия» 18.08.1999

Счётная палата РФ Исх. № 02-1070.02 от 18 августа 1999 г.

Главному редактору газеты

«Известия»

М.М.Кожокину

Копия: Информационное агентство «Интерфакс»

Уважаемый Михаил Михайлович!

Прошу Вас опубликовать прилагаемое опровержение.

Заместитель Председателя Ю.Ю.Болдырев

ОПРОВЕРЖЕНИЕ

1. В газете «Известия» за 04.08.99 опубликована информация о том, что Банк России опроверг и назвал несоответствующими действительности утверждения о размере заработной платы сотрудников ЦБ РФ и его председателя, обнародованные мною. Сообщалось также, что «далеки от действительности утверждения относительно кредитования себя под произвольный процент сотрудниками Центрального банка». В исходном информационном сообщении Центробанка говорилось также о моих «клеветнических измышлениях» и «вольном и бесцеремонном обращении с фактами».

Привожу данные из официальных документов Счётной палаты РФ. Годовой доход С.К.Дубинина от работы в Центробанке в 1997 году составил 1 258 113 деномини-рованных рублей, что в пересчёте по тогдашнему курсу соответствовало примерно 210 тысячам долларов США. Даже если вычесть 442 тысячи рублей за бронирование окон в личной квартире (хотя вычитать нет оснований), остаётся около 136 тысяч долларов США. Двое первых заместителей Дубинина получили за год соответственно: 845 493 рубля и 685 429 рублей, что эквивалентно годовому доходу в 141 и 114 тысяч долларов США.

Из материалов Счётной палаты следует также, что Положением об условиях оплаты труда и социальных льготах работников системы Центрального банка Российской Федерации от 11.04.97 № 434, утверждённым Советом Директоров Центрального банка (протокол № 10 от 4.04.97), установлены льготная процентная ставка целевых льготных кредитов в размере 3% годовых и льготная процентная ставка целевых займов в размере 2% годовых, при том, что минимальная ставка рефинансирования в 1997 году составляла 21 % годовых (телеграмма ЦБ от 1.10.97 № 83-97).

Для примера привожу данные из отчёта об использовании средств, выделенных на строительство в Главном управлении Центрального банка РФ по Рязанской области:

с декабря 1994 г. по июнь 1995 г. руководящие работники Главного управления ЦБ по Рязанской области (16 человек) получили ссуды на общую сумму 1 844,5 млн.рублей (в том числе начальник ГУ Т.А.Пигилова — 56 млн. рублей, заместитель начальника В.В.Панкратов — 50 млн. рублей). Условия: под 5 % годовых со сроком погашения до 15 лет.

Из изложенного, надеюсь, ясно, что «клеветническими измышлениями» и «вольным и бесцеремонным обращением с фактами» занимается не заместитель Председателя Счётной палаты, а руководители Центробанка, скрывающиеся за безликим «Департаментом внешних и общественных связей».

2. В газете «Известия» за 05.08.99 опубликована статья Д.Черкасова «Банк России решил сделать себе рекламу», в которой говорится, что «ЦБ категорически опроверг многочисленные заявления заместителя Председателя Счётной палаты Юрия Болдырева о нарушениях, якобы обнаруженных палатой при проверке Банка России. Речь шла о превышении фонда заработной платы, выдаче ссуд и кредитов сотрудникам Центробанка под заниженный процент…» И далее: «Доказав лживость утверждений зампреда Счётной палаты, ЦБ получит своего рода моральный иммунитет…»

В приложении «Финансовые известия» от 17.08.99 тот же Денис Черкасов опять говорит о «значительном превышении фонда заработной платы», ссылаясь на «доклад» Счётной палаты, но якобы с моих слов. И далее: «Когда же доклад рассекретили, то выяснилось, что… о фонде заработной платы вообще не было сказано ни слова». Оставляя на совести автора статей также намёки то на «лавры правдоруба», то на заинтересованность неких коммерческих банков (нет внятных утверждений — нечего и опровергать), замечу, что ни в одном моем выступлении не содержалось приписываемых мне обвинений в адрес Центробанка в «превышении фонда заработной платы». Я обращал и обращаю внимание на другое — необоснованное установление в 1995 году законом о ЦБ права его должностных лиц произвольно устанавливать себе любые зарплаты и расходовать на самообеспечение неограниченные госресурсы. Результат: в 1997 году расходы на содержание аппарата управления ЦБ составили около 7,5 млрд. деноминир. рублей. Это почти столько, сколько было потрачено из федерального бюджета на все остальное госуправление вместе взятое, или 0,28 процента от валового внутреннего продукта страны! Что же касается информации о конкретных размерах заработной платы и о самокредитовании из госсредств — исчерпывающие данные приведены выше.

Незаконно засекреченные уже нынешним Председателем ЦБ акты Счётной палаты, на которые, можно предположить, ссылается автор статей, до сих пор не рассекречены.

Иск Счётной палаты к Председателю ЦБ находится в суде. Исчерпывающую информацию по этим вопросам и по содержанию целого ряда отчётов о результатах проверок Центробанка (в которых приводятся сведения о незаконном или нерациональном расходовании госресурсов), а также о наших предложениях Парламенту по изменению закона о Центробанке газета могла бы получить в Счётной палате. Но, к сожалению, ни «Известия», ни автор статей ко мне или в мой секретариат ни с какими вопросами не обращались.

Ю.Ю.Болдырев,

заместитель Председателя

Счётной палаты Российской Федерации

МЕЛОЧЬ, А ПРИЯТНО

Небольшое отступление. Описанное выше, включая отказ редакции «Известий» опубликовать данное опровержение, разумеется, — далеко не единственный пример, характеризующий истинную позицию подобных СМИ и отстаиваемые ими «ценности», а также роль, которую наши «независимые» средства массовой информации играют в обществе. «Присвоивший себе государственные ресурсы и щедро делящийся крохами со своего стола с редакторами и журналистами — всегда прав'» И понятно, как ненавистны те, кто этой идилии мешает.

Зато как отлегло от сердца у этих приверженцев «журналистского долга», когда я ушёл из Счётной палаты — как трудно им было скрыть радость, а заодно и как было не попытаться и здесь читателей хотя бы немножко, но все же ввести в заблуждение?

Сравните две формулировки. Агентство «Интерфакс» сообщило: «Совет Федерации на вчерашнем заседании освободил Юрия Болдырева от должности заместителя председателя Счётной палаты РФ в связи с истечением срока его пребывания в должности». Все совершенно точно. И как это подали «Известия» от 1 февраля 2001 года’ » был наконец снят с должности заместитель председателя палаты Юрий Болдырев»

Конечно, не во мне лично дело, а в другом: как беспокоит всякий, кто их правил не принимает. И как, видимо, хотелось бывшему заместителю Потанина в «ОНЭКСИМ Банке» (см. выше в главе «Как скупили у нас курочек, несущих золотые яички, за наши же денежки» про историю увода у нас с вами «Норильского никеля») главному редактору «Известий» М.Кожокину, чтобы этот вредный зампред был «наконец» именно «снят» кем-нибудь из ставленников Потанина во власти. И тогда, вроде бы как, появляется негативный шлейф: то ли не справился, а то ли и ещё что… Мелкая, конечно, пакость, но зато как, наверное, ребята порадовались своей изобретательности?

Источник: https://nec-it.ru/obrazets-oproverzheniya-v-smi/

Бывают случаи, когда в редакцию СМИ обращаются граждане или организации с требованием опубликовать опровержение информации, распространенной ранее. Расскажем о том, кто вправе требовать опровержения, каков порядок опровержения, а также о том, когда в опубликовании опровержения следует отказать.

Как-то один мой знакомый, работающий главным редактором районной газеты, рассказал историю. В его газете было опубликовано интервью с одним из жителей района (намеревающимся – чего греха таить – баллотироваться в депутаты). Отвечая на очередной вопрос, герой интервью обмолвился, что прошел войну в Афганистане. Через несколько дней после выхода номера в редакцию пришла теща героя интервью и уверяла, что ее зять не то что в Афганистане не был – в армии-то никогда не служил. И потребовала опубликовать опровержение. «Ты опубликовал?», — спросил я коллегу. «Ну да», — ответил тот. И добавил: «А что, не надо было?». Мой ответ его явно огорчил: «В этой ситуации об опровержении не могло быть и речи».

В сегодняшнем материале разбираемся, у кого и в каких случаях возникает право на опровержение, в каком порядке размещается опровержение и когда в опровержении следует отказать.

Кто и в каких случаях может требовать опровержения?

Согласно ст. 43 Закона о СМИ, с требованием об опровержении сведений, обнародованных в СМИ, могут обращаться как граждане, так и организации, при одновременном соблюдении четырех условий:

— сведения были распространены в данном средстве массовой информации;

— сведения относятся к данному конкретному человеку или организации, требующей опровержения;

— сведения не соответствуют действительности;

— сведения порочат честь и достоинство гражданина, к которому они относятся и который обращается за опровержением (либо деловой репутации юридического лица, требующего опровержения).

В приведенном выше примере мы видим, что из четырех необходимых условий выполнялось только одно: сведения, предположительно, не соответствовали действительности. Однако они не носили порочащего характера. Да и с требованием об опровержении обратилось лицо, которое не было наделено соответствующим правом: информация в газете не имела к нему (точнее, к ней) никакого отношения.

Статья 152 Гражданского кодекса РФ (в редакции, действующей с июля 2013 года), устанавливает возможность заявления в суд требований об опровержении сведений, не соответствующих действительности, даже в том случае, если они не носят порочащего характера (подчеркнем, такое требование может быть заявлено только в суд). Однако в этом случае недостоверность сведений должен доказывать сам истец, а срок давности составляет один год. Подробнее об этом способе опровержения читайте в одном из наших следующих материалов.

Как и куда может быть предъявлено требование об опровержении порочащих сведений?

Лицо, в отношении которого в СМИ распространены сведения, порочащие его честь и достоинство, может обратиться с требованием об опровержении непосредственно в редакцию СМИ (или к главному редактору), либо сразу в суд. Как правило, требование об опровержении, направляемое в редакцию, составляется в письменной форме. Лицом может быть представлен и текст опровержения.

Строго говоря, Закон о СМИ не устанавливает срок, в течение которого лицо может обратиться за опровержением. Но если требование об опровержении поступило спустя год и более после распространения сведений в данном СМИ, то редакция вправе отказать в опубликовании опровержения.

Требовать же опровержения порочащих сведений по суду гражданин может независимо от периода времени, прошедшего после распространения соответствующей информации, поскольку, согласно ст. 208 Гражданского кодекса РФ, на требования о защите личных неимущественных прав (к которым относятся, в частности, честь и достоинство) исковая давность не распространяется. В качестве ответчика по таким делам привлекается редакция СМИ (при отсутствии таковой – главный редактор, а если редакция не является юридическим лицом — то учредитель).

Для редакций СМИ требование опровержения в судебном порядке может быть опасно тем, что истец, помимо опровержения, вправе требовать возмещения причиненных распространением порочащих сведений убытков, а если истцом является гражданин — также компенсации морального вреда.

Каков порядок опровержения сведений?

Если в редакцию поступило требование об опровержении распространенных сведений, то в первую очередь необходимо убедиться в том, что выполняются все четыре критерия, необходимые для заявления такого требования, о чем говорилось выше. В частности, следует удостовериться в том, что:

— данные сведения действительно были распространены в этом СМИ;

— данные сведения относятся к лицу, требующему опровержения (для этого необходимо убедиться в том, что требование об опровержении действительно исходит от конкретного человека или организации. Если требование является анонимным, в опровержении должно быть отказано!);

— данные сведения носят порочащий характер, т.е. порочат честь и достоинство (а также деловую репутацию) данного лица (либо деловую репутацию данной организации);

— данные сведения (не) соответствуют действительности.

По поводу установления соответствия распространенных сведений действительности необходимо отметить, что, согласно общему правилу, соответствие сведений действительности должен доказывать тот, кто эти сведения распространил. В нашем случае лицо, требующее опровержения, не обязано доказывать, что сведения являются недостоверными. Напротив, если у редакции отсутствуют доказательства того, что сведения соответствуют действительности, редакция обязана опубликовать опровержение. Другими словами, сведения будут считаться недостоверными, пока редакция СМИ не докажет обратного. То же самое правило действует и в случае, когда требование об опровержении заявляется в суд.

Если выполняются все четыре критерия (в том числе, у редакции отсутствуют доказательства достоверности распространенных ею в СМИ сведений), то информация должна быть опровергнута в том же средстве массовой информации. Здесь возможны два варианта.

Во-первых, лицо может написать текст опровержения самостоятельно и представить в редакцию. В этом случае, согласно ст. 43 Закона о СМИ, распространению подлежит именно этот текст (при условии, что он соответствует требованиям Закона о СМИ, в частности, в нем отсутствуют признаки злоупотребления свободой массовой информации). Если речь идет о теле- или радиопрограмме, то редакция такого СМИ по своему усмотрению может предоставить лицу, представившему текст опровержения, возможность зачитать его самостоятельно.

Во-вторых, если лицо не представило текст опровержения, то данный текст готовит сама редакция (в большинстве случаев происходит именно так).

Как должно выглядеть опровержение в СМИ?

В опровержении должно быть указано:

— какие сведения не соответствуют действительности;

— когда они были распространены данным СМИ;

— как они были распространены данным СМИ.

В периодическом печатном издании опровержение должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение». Как правило, оно размещается на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение.

На радио или телевидении опровержение должно быть передано в то же время суток (и, как правило, в той же передаче), что и опровергаемое сообщение.

Объем опровержения (это особенно актуально, если текст опровержения готовится самим лицом, требующим опровержения) не может более чем вдвое превышать объем опровергаемого фрагмента распространенного материала. В то же время, Закон вводит требование, во многом вступающее в противоречие с предыдущим: не допускается требовать от лица, чтобы его текст опровержения был короче одной стандартной страницы машинописного текста (Закон о СМИ, написанный в начале 90-х годов прошлого века, говорил о тексте, напечатанном на печатных машинках. При компьютерном наборе такой объем текста примерно соответствует одному листу формата А4, набранному с использованием гарнитуры Times New Roman, 12-14 кегль, полуторный интервал).

Что касается радио и телевидения, то здесь Закон в качестве обязательного устанавливает следующее правило: опровержение не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста. С учетом стоимости одной минуты эфирного времени настоятельно рекомендуем редакциям теле- и радиопрограмм всякий раз проверять достоверность сообщаемой информации, если она потенциально может носить порочащий характер.

В каких случаях можно (или нужно) отказать в опровержении сведений?

Как уже было сказано, требование об опровержении может быть заявлено только при одновременном соблюдении четырех условий. Соответственно, при невыполнении хотя бы одного из них распространенная в СМИ информация не подлежит опровержению.

Кроме того, ст. 45 Закона о СМИ называет специальные случаи, когда в опровержении можно либо необходимо отказать.

В опровержении должно быть отказано, если данное требование или представленный текст опровержения:

— является злоупотреблением свободой массовой информации (ч. 1 ст. 4 Закона о СМИ);

— противоречит вступившему в силу решению суда;

— является анонимным (т.е. не позволяет установить, от какого конкретно лица исходит данное требование).

Наконец, редакция по своему усмотрению вправе отказать в опровержении, если:

— опровергаются сведения, которые уже опровергнуты ранее в данном СМИ;

— требование об опровержении или представленный текст поступили в редакцию по истечение года со дня распространения опровергаемых сведений в данном СМИ.

Если редакция отказывает в опровержении, данное решение должно быть доведено до лица письменно. У лица имеется возможность в течение одного года оспорить отказ в опровержении в судебном порядке.

Чем право на опровержение отличается от права на ответ?

Право на ответ, как и право на опровержение, представляет собой один из способов защиты личных неимущественных прав гражданина или организации, в отношении которых распространена информация. Причем если раньше право на ответ рассматривалось как способ защиты, альтернативный опровержению, то в настоящее время п. 2 ст. 152 Гражданского кодекса РФ говорит о том, что лицо вправе требовать опубликования в СМИ своего ответа наряду с опровержением. Об отличиях ответа от опровержения, а также о других способах защиты чести и достоинства лица в результате распространения информации в СМИ, IMLEX расскажет в одной из следующих статей.

IMLEX.PRO обращает внимание, что распространение порочащих сведений, не соответствующих действительности, — далеко не единственный случай, когда к редакции СМИ или владельцу интернет-сайта могут быть предъявлены претензии юридического характера. Другой распространенный случай предъявления исков и претензий — вторжение масс-медиа в частную жизнь граждан. О правовых нюансах освещения частной жизни — читайте в нашем материале Что такое «частная жизнь лица» и как о ней рассказывать в СМИ.

В случае возникновения спорных ситуаций, связанных с опровержением сведений, размещенных в СМИ, советуем обращаться за правовой поддержкой к специалистам. Если вы планируете разместить на вашем информационном ресурсе материал, который, как предполагается, может задеть чью-либо честь или деловую репутацию, лучше также предварительно посоветоваться с юристами. Юристы, специализирующиеся на правах СМИ, в этом случае анализируют языковые конструкции, использованные в материале, с точки зрения потенциального риска предъявления претензий, и в особо спорных ситуациях предлагают изменить некоторые формулировки, чтобы избежать негативных последствий для заказчиков.

Артур Мочалов

Источник: http://mag-union.ru/oproverzhenie-svedenij-v-smi-yuridicheskij-putevoditel/

Самые громкие суды против СМИ: российские и зарубежные

Выиграть судебный процесс против СМИ не так уж и просто. Как правило, иски против средств массовой информации подают видные бизнесмены и политики, которые заботятся о своей деловой репутации. Однако зачастую суды претензии в адрес журналистов отклоняют, решив, что закон о СМИ не был нарушен. 11 ноября в Арбитражном суде Москвы прошло первое судебное заседание по иску компании «Роснефть» к РБК. Истец требует компенсацию в размере свыше 3 млрд руб. за причинение репутационного ущерба в связи с публикацией статьи о покупке акций компании британской BP. «Право.ru» вспомнило о самых громких судебных разбирательствах с участием СМИ как в России, так и за рубежом.

«Роснефть» против РБК

В апреле этого года «Роснефть» подала в Арбитражный суд Москвы иск к медиа-холдингу РБК (см. «Роснефть» подала в московский арбитраж иск к журналистам РБК»). В качестве ответчиков выступили РБК-ТВ и его ведущий Константин Бочкарев, журналисты Тимофей Дзядко, Людмила Подобедова и Максим Товкайло, а также компания «Бизнес-Пресс». Претензии истца касались статьи РБК, опубликованной под заголовком «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP». В ней, в частности, говорилось о том, что президент «Роснефти» Игорь Сечин попросил правительство ограничить права британской нефтегазовой компании BP при покупке приватизируемых акций российской корпорации, опасаясь, что она соберет блокирующий пакет предприятия.

В «Роснефти» тогда опубликованную информацию назвали ложной и потребовали опровергнуть сведения, распространенные в средствах массовой информации. В августе этого года стало известно, что сторонам не удалось договориться о мировом соглашении (см. «Роснефть» и РБК не договорились о мировом соглашении»). Позднее истец уточнил свои исковые требования, потребовав взыскать с РБК 3,12 млрд руб. (см. «Роснефть» потребовала взыскать с РБК более 3 млрд руб.»).

Рассмотрение иска в Арбитражном суде Москвы было назначено на 11 ноября (дело № А40-97503/2016). Однако в ходе заседания суд удовлетворил ходатайство адвоката РБК Евгения Резника о переносе начала судебного разбирательства. По решению суда, слушания по этому делу пройдут 12 декабря.

В РБК претензии «Роснефти считают необоснованными. По мнению представителей медиахолдинга, обвинения компании «не имеют отношения к реальности» и похожи на «сведение счетов с независимыми СМИ». Как передает RNS, в «Роснефти» такие заявления сочли попыткой давления на суд за счет формирования общественного мнения.

Вместе с тем стало известно, что «Роснефть» не понесла каких-либо фактических финансовых потерь из-за публикации РБК, пишут «Ведомости». К такому выводу пришли эксперты аудиторской компании «Центр профессиональной оценки» (ЦПО), которые составили заключение по стоимости деловой репутации корпорации. Аудиторы подчеркнули, что на 3,12 млрд руб. снизилась стоимость деловой репутации «Роснефти», однако, по их словам, расторжение контрактов с BP не ожидается, а «наиболее вероятным сценарием можно считать продолжение действия существующих контрактов». Другими словами, отмечают эксперты, нефтекомпания пытается взыскать деньги за возникший риск ущерба, а не за реальные убытки или упущенную выгоду.

Игорь Сечин против российских СМИ

Сечин vs. Forbes

В 2013 году российская версия журнала Forbes выпустила несколько материалов про главу «Роснефти» Игоря Сечина. В первом из них говорилось о его доходах. Согласно рейтингу 25 самых дорогих топ-менеджеров России в 2012 году, доход топ-менеджера составил $50 млн. Эта сумма также упоминалась в статье «Государева щедрость», а материал «Последний конкистадор» содержал утверждение о том, что, перейдя в «Роснефть» с госдолжности, Сечин получил возможность «абсолютно легально стать очень состоятельным человеком». В другом опубликованном материале говорилось, что президент «Роснефти» привлек кредит «Газпромбанка» для покупки себе акций компании. В еще одной статье приводились высказывания и диаграммы, свидетельствующие о том, что заявления Сечина сбивали котировки акций российско-британской компании «ТНК-ВР» ради скупки их по более низкой цене фондом UCP, президент которого, Илья Щербович, входит в совет директоров «Роснефти».

В мае 2014 года Сечин обратился в суд с иском, потребовав опровергнуть эти утверждения. Топ-менеджеру «Роснефти» удалось добиться своего – летом 2014 года Савеловский суд Москвы полностью удовлетворил требования Сечина и признал порочащими его честь и достоинство опубликованные материалы. Суд также пришел к выводу, что все эти сведения носят характер скрытых утверждений. При этом судья Борис Удов отклонил довод о том, что суд оценивал не содержание статей, а выводы, которые могут быть сделаны на их основании. Редакции Forbes не удалось оспорить это решение (см. «Мосгорсуд не поверил, что первая инстанция в деле Сечина вышла за пределы иска»). В результате в журнале и на сайте издания было размещено уведомление о том, что часть ранее опубликованных сведений не соответствует действительности.

Сечин vs. «Ведомости»

Первое судебное разбирательство президента «Роснефти» с изданием «Ведомости» началось еще в 2014 году. Претензии Сечина касались колонки замглавреда издания Кирилла Харатьяна о топ-менеджере. В материале говорилось, что Сечин может оказывать влияние на «принятие основных государственных решений» и действовать в обход российского правительства. Кроме того, автор отмечал, что Сечин не подотчетен никому, кроме своего «кремлевского покровителя». В августе 2014 года глава «Роснефти» обратился в Останкинский суд Москвы с иском о защите чести и достоинства, потребовав удалить спорные утверждения и опубликовать опровержение. Суд исковые требования Сечина удовлетворил.

Вторую победу над «Ведомостями» руководитель нефтекомпании одержал в 2016 году. Тогда поводом к судебному разбирательству послужила статья о строительстве дома в Барвихе (см. «Глава «Роснефти» Сечин подал в суд на «Ведомости» за статью о доме в Подмосковье»). В расследовании от 20 июля говорилось, что топ-менеджер строит дом на участке земли площадью 3 га возле санатория «Барвиха», стоимость участка оценивалась в $60 млн. Останкинский районный суд Москвы признал статью нарушением права на частную жизнь и обязал ответчика – издательский дом «Бизнес Ньюс медиа» (издает «Ведомости») – удалить текст с сайта, а также уничтожить все имеющиеся в распоряжении редакции экземпляры (см. «Сечин выиграл иск к «Ведомостям» из-за публикации о строительстве дома в Барвихе»).

Сечин vs. «Новая газета»

В августе 2016 года в Басманный суд Москвы поступил иск Игоря Сечина к редакции «Новой газеты» из-за публикации об отдыхе Ольги Сечиной на дорогой яхте (см. «Глава «Роснефти» Сечин подал в суд на «Новую газету» из-за статьи о яхте»). В своем иске глава «Роснефти» просил признать недействительными сведения, которыми издание поделилось в статье «Секрет «Принцессы Ольги». Как руководитель «Роснефти» Игорь Сечин связан с одной из самых роскошных яхт в мире?», опубликованной на сайте и в печатной версии газеты. Адвокат Елена Забралова, представляющая интересы Сечина, говорила о том, что слова о принадлежности ее клиента к одной из самых дорогих яхт в мире основываются на оценочных суждениях автора материала. Суд, в свою очередь, вынес решение в пользу истца (см. «Сечин выиграл суд с «Новой газетой» из-за статьи о якобы принадлежащей ему яхте»). Судья Галина Грабовская постановила, что издание в течение недели должно опубликовать опровержение в печатной версии газеты и на своем сайте. В ноябре «Новая газета» подала апелляцию на это решение (см. «Новая газета» подала апелляцию на решение об удовлетворении иска Сечина»).

«Газпромбанк» против СМИ и блогеров

В 2012 году «Газпромбанк» подал ряд исков против российских средств массовой информации, в том числе интернет-СМИ, а также блогеров из-за публикаций о ДТП с участием топ-менеджера банка Александра Шмидта. Тогда ряд СМИ и представители блогосферы написали о ДТП, произошедшем в подмосковном коттеджном поселке 22 апреля. По данным интернет-изданий, «Мерседес» Шмидта, за рулем которого находился водитель топ-менеджера, сбил трехлетнего мальчика. Родители ребенка утверждали, что после ДТП автомобиль уехал, оставив мальчика без помощи. Шмидт представил другую версию: по его словам, никакого происшествия не было, а ребенок сам упал перед машиной, сообщал «Росбалт». После этого мама мальчика подала в суд, а в отношении водителя топ-менеджера «Газпромбанка» было возбуждено дело по статье 12.27 КоАП РФ – «невыполнение обязанностей в связи с дорожно-транспортным происшествием».

«Газпромбанк», в свою очередь, также подал иски к СМИ, написавшим об аварии. В частности, в качестве ответчиков выступили главный редактор медиагруппы «Живи!» («Сноб», F5, «Русский пионер»), известный блогер Николай Усков, «Новая газета», «Росбалт медиа» и «Коммерсантъ. Издательский Дом». Однако 31 мая «Газпромбанк» отозвал все исковые заявления в отношении блогеров и журналистов, освещавших развитие инцидента.

Ресторатор из Владивостока против телеканала «Пятница!»

В 2015 году популярное телешоу «Ревизорро» телеканала «Пятница!» проиграло в судах двух инстанций дело о защите деловой репутации, инициированное ресторатором из Владивостока. Иск против редакции телеканала в Арбитражный суд Москвы подало ООО «Инфинити ФФ», которому принадлежит сеть из 12 ресторанов быстрого питания «Роял Бургер». Поводом к судебному разбирательству послужили утверждения, озвученные в передаче «Ревизорро: неизданное 1», которая была снята при посещении одного из общепитов сети. Тогда теперь уже бывшая ведущая Елена Летучая заявила, что ресторан «травит людей машинным маслом», торты в нем «давным-давно испортились», а «все булочки для чикенбургеров и роялбургеров просроченные». «Инфинити ФФ» посчитало, что своими словами Летучая довела до неопределенного круга лиц информацию, порочащую деловую репутацию заведения.

АСГМ с доводами истца согласился (дело № А40-41652/2015). «Пятница» пыталась оспорить решение в двух вышестоящих инстанциях – 9-м ААС и АС МО, но безуспешно. В настоящее время на рассмотрении Верховного суда находится кассационная жалоба телекомпании. Между тем истец в рамках дела подал еще одну жалобу – о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя (1 млн руб.) и транспорта (193 769 руб.). Арбитражный суд Москвы требования заявителя удовлетворил, обязав ответчика выплатить почти 700 000 руб. (см. «Ресторан отсудил у создателей «Ревизорро» 698 000 руб. судрасходов»).

Экс-глава РЖД Якунин против The New York Times

В январе 2015 года Пресненский районный суд Москвы принял к производству иск о защите чести и достоинства теперь уже бывшего главы ОАО «Российские железные дороги» Владимира Якунина к американской газете The New York Times (см. «Якунин подал иск к The New York Times за публикацию о взятках наличными»). Экс-президент РЖД потребовал от издания опровергнуть утверждения, изложенные в статье NYT «Санкции возродили интерес к поиску тайных богатств Путина» от 27 апреля 2014 года. Автор материала со ссылкой на собственные источники, в частности, утверждал, что Якунин «платил Путину значительные денежные суммы наличными». Экс-глава РЖД пытался добиться в суде признания этой информации не соответствующей действительности. Адвокат Якунина заявлял, что у издания просто не может быть доказательств таких выплат, поскольку их не было в реальности. В марте 2015 года Пресненский райсуд частично удовлетворил иск бывшего президента РЖД (см. «Райсуд признал недостоверными слова NYT о деньгах для Путина»). Суд счел не соответствующим действительности утверждение о том, что Якунин передавал деньги президенту России Владимиру Путину. Однако в публикации опровержения главе РЖД было отказано.

Жена Виктора Бута против «Рен ТВ»

Супруга россиянина Виктора Бута, отбывающего в США наказание за незаконную торговлю оружием (см. «Виктор Бут получил 25 лет американской тюрьмы»), подала в Хамовнический суд Москвы иск о защите чести и достоинства против телеканала «Рен-ТВ». Алла Бут потребовала признать клеветническими сведения о ее муже, распространенные в документальном фильме «Мафия страны советов», который был показан на телеканале в ноябре 2012 года (см. «Жена Виктора Бута пытается отсудить у телеканала РЕН ТВ $1 млн для оплаты адвокатов»). Речь шла о шести высказываниях, в частности, о том, что Виктор Бут является «главарем русской мафии» и «оружейным бароном». Также женщина настаивала на том, чтобы эта информация была официально опровергнута. Кроме того, жена осужденного предпринимателя потребовала взыскать с телеканала $1 млн в качестве компенсации морального вреда.

28 августа 2013 года судья Игорь Кананович в удовлетворении требований отказал, после чего женщина пожаловалась в апелляцию. 16 декабря рассмотрением занялся Мосгорсуд, который, согласившись с решением нижестоящей инстанции, иск Аллы Бут отклонил (см. «Мосгорсуд не стал помогать Виктору Буту деньгами на адвокатов»).

Туркомпания «Планета» против ВГТРК

В 2009 году туркомпания «Планета» подала в Арбитражный суд Москвы иск о защите деловой репутации к телекомпании «Россия» и лично к Аркадию Мамонтову (дело № А40-117059/2009). «Ведомости» писали, что в эфире авторской программы «Специальный корреспондент» Мамонтов рассказывал про Виталия Замулу, осужденного за развратные действия по отношению к детям. В подтверждение своих слов ведущий продемонстрировал кадры с сайта, который содержит информацию о лицах, подозреваемых или осужденных за преступления против детей. По словам Мамонтова, после досрочного освобождения Замула сменил фамилию на Ансерова и создал фирму «Планета», которая специализируется на детском отдыхе.

По данным издания, истцы пытались отсудить у ВГРТК и Мамонтова компенсацию вреда деловой репутации в размере 300 млн руб. Однако истцу не удалось взыскать с ответчика ничего, передает Pasmi.ru. Портал отмечает, что эта жалоба стала одним из крупнейших в России исков о репутационном ущербе.

Навальный против «Россия 1»

Весной этого года оппозиционер Алексей Навальный подал в Савеловский райсуд Москвы иск о защите чести и достоинства против ВГТРК, журналиста телеканала «Россия-1» Евгения Попова и ведущего Дмитрия Киселева (см. «Алексей Навальный подал иск о защите чести к ВГТРК и Дмитрию Киселеву»). Глава Фонда борьбы с коррупцией потребовал опровергнуть сведения телефильма «Эффект Браудера», показанного 10 апреля в эфире «Россия 1» и на сайте vesti.ru. В этой картине, говорится в иске, Навальный представлен как завербованный агент ЦРУ с позывным Freedom, занимающийся деятельностью по подрыву действующего конституционного строя, и один из организаторов покушения на убийство сооснователя Hermitage Capital Сергея Магнитского. Сам оппозиционер назвал расследование «выдумкой от первого до последнего слова, включая смехотворную «переписку с Браудером в скайпе». Он потребовал обязать ВГТРК, ведущего «Вестей недели» Дмитрия Киселева и автора фильма Евгения Попова выступить с опровержением. Суд иск Навального отклонил, сообщалось на сайте vesti.ru.

Застройщик «СУ-155» против «BFM.ru»

Еще одним крупным иском о защите деловой репутации стала поданная в 2009 году в АСГМ жалоба крупной строительной компании «СУ-155» к радиостанции «Бизнес-ФМ» и порталу «BFM.ru» (дело № А40-61491/2009). Истец требовал взыскать с ответчиков компенсацию, оценив причиненный ущерб в 450 млн рублей, передавал Forbes. Претензии «СУ-155» касались распространенной «Business FM» информации о том, что компании «СУ-155» больше не существует, а обыски в офисах застройщика были связаны в нецелевым расходованием 17 млрд рублей, которые были выделены Минобороны на строительство жилья для военных.

АСГМ частично удовлетворил иск застройщика только к интернет-порталу «BFM.ru», обязав ответчика выплатить 10 млн руб., сообщает Интерфакс. Однако в 2010 году АС МО изменил принятое нижестоящей инстанцией решение, снизив сумму выплат в 10 раз – до 100 000 руб.

«Альфа-банк» против «Коммерсанта»

Одним из крупнейших разбирательств подобного рода также можно назвать спор между «Альфа-банком» и издательским домом «Коммерсантъ». Кредитная организация подала иск к газете в 2004 году за нанесение репутационного и материального вреда. По данным РГ, предметом судебного разбирательства стала статья «Банковский кризис вышел на улицу», которая была опубликована «Ъ» 7 июля. В материале, в частности, говорилось о том, что кредитная организация испытывает «серьезные проблемы», а также описывались очереди в отделениях банка и к его банкоматам. Глава «Альфа-банка» Михаил Фридман потребовал заставить газету признать ответственность за публикацию недостоверных, по его словам, фактов, которые спровоцировали панику и нанесли существенный финансовый ущерб кредитной организации.

Суд постановил взыскать с «Коммерсанта» 310,5 млн руб. в пользу банка. В январе 2005 года газета перечислила эти средства на счет Альфа-банка. Однако позднее АС МО снизил сумму компенсации до 40,5 млн. После этого издательству были возвращены 270 млн рублей.

Реслер Халк Хоган против Gawker

Судебное разбирательство между известным актером и реслером Халком Хоганом и порталом Gawker, специализирующемся на светских сплетнях, началось четыре года назад. Тогда Хоган (настоящее имя Терри Болеа) обвинил новостной сайт во вмешательстве в его частную жизнь. Жалоба касалась опубликованного на сайте Gawker видео интимного характера, в котором фигурировал сам актер. В марте этого года суд США обязал Gawker выплатить истцу $140 млн в качестве компенсации причиненного вреда. После этого портал подал иск о собственном банкротстве. В августе этого года сайт прекратил свою работу, хотя опубликованные материалы по-прежнему доступны пользователям.

В ноябре 2016 года стало известно, что стороны заключили мировое соглашение (см. «Gawker урегулировал судебный спор с актером Халком Хоганом за $31 млн»). В рамках сделки Gawker согласился выплатить истцу компенсацию в размере $31 млн. В соответствии с достигнутой договоренностью Хоган также получит 45% выручки от продажи медиакомпании. Кроме того, опубликованные материалы, которые касались актера, будут удалены.

Мелания Трамп против Daily Mail

Супруга избранного президента США Дональда Трампа – Мелания Трамп в августе 2016 года подала иск к британскому изданию Daily Mail из-за статьи о ее «пикантном прошлом». В публикации, в частности, рассказывалось о том, что в 90-х годах супруга миллиардера работала моделью в сфере высокооплачиваемых эскорт-услуг. Как писала The Guardian, Мелания Трамп заявляла, что утверждения, представленные в статье под заголовком «Самое пикантное прошлое словенской жены Дональда Трампа», являются «100-процентной ложью». Ущерб от публикации не соответствующей действительности и «вредоносной» информации адвокаты Мелании Трамп оценили в $150 млн. В Daily Mail, в свою очередь, удалили публикацию, ставшую предметом судебного разбирательства. Ответчики также заявили, что не настаивали на подлинности изложенных сведений.

Читайте также >> «Дональд Трамп победил на президентских выборах в США»

Жертвы терактов во Франции против СМИ

В 2015 году Францию потрясла серия террористических актов, которые унесли жизни десятков мирных граждан. Череда терактов началась с нападения 7 января на редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo. Тогда вооруженные братья Саид и Шериф Куаши ворвались в офис издания и открыли стрельбу. В результате нападения погибли 12 человек. Братьев Куаши также считают ответственными за нападение 9 января на типографию, расположенную в городе Даммартен-ан-Гоэль под Парижем. Тогда преступники захватили заложников в здании типографии. Террористы были убиты в ходе полицейской спецоперации.

Один из бывших заложников братьев Куаши, работник типографии Лилиан Лепер, в августе 2015 года подал в суд на СМИ, освещавшие эти нападения (см. «Бывший заложник братьев-террористов Куаши подал иск против СМИ»). По словам истца, во время террористической атаки ему удалось спрятаться в шкафу под раковиной, где он просидел восемь часов. Лепер указывает, что освещавшие теракт радиостанция RMC и два телеканала France 2 и TF1 в прямом эфире сообщили о возможном присутствии в типографии сотрудника, о чем сами террористы не знали. Таким образом, по мнению истца, СМИ поставили его жизнь под угрозу. Исковые требования француза не уточнялись.

Однако это уже не первый случай, когда жертвы террористов подают иски против СМИ, сообщавших о нападениях. В апреле 2015 года иск в суд подали шесть жителей Франции, которые в январе стали заложниками еще одного исламского террориста Амеди Кулибали, захватившего магазин кошерной еды Hyper Cacher в Париже (см. «Во Франции бывшие заложники террориста подали в суд на СМИ»). Они обратились в суд с жалобой на телеканал BFM-TV, который в прямом эфире показывал кадры с места событий. По словам адвоката бывших заложников, телеканал, освещая события в реальном времени, сообщил, что группа людей, в том числе двое малолетних детей, скрывались от террориста в холодильной камере магазина.

В связи с этим истцы потребовали привлечь к ответственности сотрудников BFM-TV. Бывшие заложники обвинили телеканал в сознательном нарушении мер предосторожности и создании угрозы жизни людям. Согласно французскому законодательству, это правонарушение влечет за собой наказание в виде лишения свободы сроком до одного года и штраф в размере 15 000 евро.

Американцы против соцсетей

Интересно, что под прицелом пострадавших или родственников погибших в результате терактов граждан оказываются не только средства массовой информации, но и социальные сети. Например, в июле 2016 года гражданин США Рейнальдо Гонсалес, чья дочь Нахоми погибла в результате терактов в Париже в ноябре минувшего года (см. «Теракты в Париже – что известно следствию»), подал в суд иск против компаний Google, Facebook и Twitter, обвинив их в пропаганде «Исламского государства» (см. «В США на Twitter, Google и Facebook подали в суд из-за терактов в Париже»). По словам Гонсалеса, эти IT-компании позволили «Исламскому государству» стать «самой устрашающей» террористической организацией в мире. В своем иске мужчина подчеркнул, что соцсети допускали регистрацию аккаунтов и групп террористов, через которые они вербовали интернет-пользователей, занимались привлечением финансирования их деятельности, а также осуществляли «пропаганду экстремизма». Претензии американца коснулись и видеохостинга YouTube, принадлежащего Google. Этот ресурс, говорит Гонсалес, получал прибыль от рекламы, транслируемой между роликов боевиков. Таким образом, истец обвинил компании в халатности, а также оказании «материальной поддержки» террористам.

Самый богатый француз против газеты Liberation

В сентябре 2012 года стало известно, что владелец компании LVMH (владеет брендами Louis Vuitton, Givenchy, Hennessy) Бернар Арно, которого считают самым богатым французом, подал в суд на леволиберальную газету Liberation, сообщало BFM-TV. В одном из номеров издания на первой полосе вышла статья под заголовком «Casse-toi riche con!» («Убегай, богатый дурак!»), в которой говорилось о планах бизнесмена принять гражданство Бельгии. Рядом с заголовком была размещена фотография улыбающегося Бернара Арно с саквояжем в руке. Авторы статьи связали намерения Арно с повышением налога на прибыль для богатых граждан Франции. При этом Liberation намеренно использовала в заголовке фразу, которая напомнила выражение бывшего президента Франции Николя Саркози. В 2011 году во время посещения главой государства аграрного салона один из присутствовавших там фермеров отказался пожать Саркози руку, после чего президент крикнул на него: «Casse-toi рauvre con!» («Иди прочь, жалкий дурак!»). Арно же счел употребление такой фразы в свой адрес оскорблением, в связи с чем подал в суд на издание.

Николя Саркози против Le Monte

Сам Николя Саркози также выступал в качестве истца в судебных разбирательствах против СМИ. Например, в 2010 году экс-президент подал в суд высшей инстанции Парижа на сатирическое издание Le Monte. Возмущение Саркози вызвали фотомонтажи, на которых фотография бывшего президента наклеена на лицо гомосексуалиста и зоофила. Суд, рассмотревший иск в срочном порядке, признал сотрудников газеты виновными в «посягательстве на достоинство» главы государства, сообщал портал ТСН. Парижский суд также обязал издателей Le Monte закрасить лицо Саркози на смонтированных снимках. Апелляционная инстанция впоследствии это решение подтвердила.

Эрдоган против Axel Springer

В мае 2016 года стало известно о том, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подал в окружной суд Кельна иск против главы немецкого издательского дома Axel Springer Матиаса Дефнера (см. «Президент Турции Эрдоган подал иск к главе издательского дома Axel Springer»). Недовольство главы Турции вызвало то, что журналист «выразил солидарность», процитировав стихотворение немецкого сатирика Яна Бемермана, в котором Эрдоган обвинялся в преступлениях против национальных меньшинств и оппозиции, притеснении свободы мнений, а также сексуальных извращениях. Адвокаты президента сослались на решение суда, который ранее «заткнул рот» автору видеоролика на скандальное стихотворение. В связи с этим защита турецкого лидера попыталась добиться для Дефнера запрета цитировать сатирика. Однако суд Кельна отклонил иск Эрдогана на основании «права ответчика на свободное выражение мнения» (см. «Суд Кельна отклонил иск Эрдогана к главе медиахолдинга Axel Springer»). Это решение подтвердил и Апелляционный суд ФРГ (см. «В Германии отклонили апелляцию президента Турции на Axel Springer»).

Стоит отметить, что турецкие власти нередко начинают уголовное преследование неугодных журналистов. Так, в 2015 году суд арестовал (см. «Турецкий суд арестовал двух журналистов за статью о поставках Анкарой оружия боевикам в Сирию»)шеф-редактора газеты Cumhuriyet («Республика») Джана Дюндара и корреспондента Эрдема Гюля за публикацию статьи, в которой указывалось, что власти Турции поставляют оружие сирийским боевикам. Журналистам были предъявлены обвинения в госизмене, раскрытии государственной тайны, шпионаже, распространении ложных данных и клевете в отношении органов государственной власти.

Источник: https://pravo.ru/review/view/135428/

ОСНОВАНИЕ И ПОРЯДОК ОПРОВЕРЖЕНИЯ НЕДОСТОВЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ В СМИ

И.В. НИКУЛИНА
Никулина И.В., ведущий юрисконсульт ООО «Закрытая Тема «Телеком».
В настоящее время в связи с большим влиянием средств массовой информации (СМИ) и отсутствием цензуры остро стоят вопросы о контроле за этичностью и достоверностью публикуемых сведений и, как следствие, возможности и способах защиты чести, достоинства и деловой репутации в случае опубликования в средствах массовой информации недостоверных сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. У этой проблемы есть два аспекта. С одной стороны, Конституция РФ закрепляет право на выражение своего мнения, свободу мысли и слова, также Закон РФ «О средствах массовой информации» дает журналисту право получать и распространять информацию, при этом журналист имеет право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах. С другой стороны, международно-правовые акты допускают определенные законные ограничения свободы слова. Так, в частности, в ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах провозглашается:
«2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ устно, письменно или в прессе, а также посредством художественных форм выражения или иными способами по своему выбору.
3. Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Поэтому оно может быть сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми: а) для уважения прав или репутации других лиц…».
Конституция РФ предусматривает право каждого на защиту своей чести и доброго имени. Это означает, что предоставленные законодательством права на свободу мысли и слова не могут быть использованы в нарушении других прав.
Для защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина или организации на редакцию СМИ может быть возложена обязанность опровергнуть распространенные в СМИ не соответствующие действительности и порочащие сведения, касающиеся данных лиц. Требование опубликования опровержения является мерой защиты нарушенных личных неимущественных благ — чести, достоинства, деловой репутации.
Современное российское законодательство, регулирующее защиту чести, достоинства и деловой репутации, позволяет осуществлять защиту данных нематериальных благ несколькими способами.
Во-первых, это внесудебный порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации; во-вторых, уголовно-правовой порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации; в-третьих, обращение в суд за защитой нарушенных нематериальных благ прав в порядке гражданского судопроизводства.
Внесудебный порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации регламентируется ст. 43 — 46 Закона РФ «О средствах массовой информации». Особенностью данного способа защиты нарушенных личных неимущественных прав является возможность лица, в отношении которого были распространены не соответствующие действительности и порочащие его честь и достоинство сведения, требовать непосредственно от редакции опровержения данных сведений. При этом гражданин или организация могут требовать опровержения только в том СМИ, которое их распространило.
Лицо, интересы которого нарушены, может самостоятельно определить, каким образом должны опровергаться сведения, распространенные в СМИ. Это значит, что текст опровержения может быть предоставлен как редакцией СМИ, так и непосредственно гражданином или организацией. Но представленный лицом текст опровержения по объему и содержанию должен соответствовать Закону РФ «О средствах массовой информации».
Таким образом, данный способ предполагает урегулирование конфликта между редакцией СМИ и гражданином или организацией без обращения в суд.
Гражданский кодекс РФ предоставляет лицу, в отношении которого распространены не соответствующие действительности сведения, следующие права: право через суд требовать опровержения распространенных сведений; право на опубликование своего ответа; право требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением таких сведений; право на обращение в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.
Гражданами и организациями наиболее активно для защиты нарушенных нематериальных благ (чести, достоинства, деловой репутации) используется обращение в суд в порядке гражданского судопроизводства. Как правило, лицо, считающее, что в отношении его средством массовой информации распространены не соответствующие действительности и порочащие его сведения, обращается сразу в суд, минуя редакцию, для разрешения конфликта. Такая ситуация сложилась в связи с тем, что гражданин (организация) как не верит в эффективность внесудебного разрешения конфликта, так и зачастую не знает о возможности разрешения конфликта без участия суда.
Закон РФ «О средствах массовой информации» устанавливает презумпцию несоответствия действительности сведений, распространенных в средствах массовой информации. Таким образом, обязанность доказывать соответствие действительности распространенных средством массовой информации сведений возложено на редакцию.
В суд с исковым заявлением о защите чести, достоинства и деловой репутации может обратиться как физическое, так и юридическое лицо. При этом истец обязан доказать лишь сам факт распространения порочащих сведений лицом, к которому предъявлен иск. В распространенных сведениях должны быть одновременно две составляющие — они должны не соответствовать действительности и иметь порочащий характер.
Защита нарушенных нематериальных благ характеризуется максимально широким кругом лиц, к которым могут быть предъявлены требования. Лицо, защищающее свои нарушенные права и охраняемые законом интересы в порядке гражданского судопроизводства, может предъявить требования к редакции, главному редактору, к автору, к учредителю, то есть ко всем лицам, на которых действующим законодательством возложены соответствующие обязанности, являющиеся гарантией защиты интересов гражданина или организации.
Под распространением понимается опубликование таких сведений в печати, передача по радио и трансляция по телевидению, демонстрация в хроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных юридическим лицам, или сообщениях в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.1992 N 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» утратило силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. N 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» дано следующие определение порочащих сведений: «Порочащими являются также не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица».
В исковом заявлении гражданин или организация могут требовать как опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, так и одновременно с этим возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Статья 152 ГК РФ устанавливает специальный порядок опровержения порочащих сведений, которые были распространены в средствах массовой информации: опровержение должно последовать в тех же средствах массовой информации, что и опровергаемое сообщение. Если опровержение дается по радио или телевидению, оно должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение.
Гражданский кодекс РФ позволяет гражданину защищать свои интересы и в ситуации, когда невозможно установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина. Лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности. В этом случае суд разрешает вопрос о фактическом распространении сведений.
В связи с вышеизложенным возникает вопрос об ответственности средств массовой информации за распространение не соответствующих действительности, порочащих сведений.
За распространение не соответствующих действительности, порочащих другое лицо сведений средство массовой информации несет гражданско-правовую ответственность, то есть редакция, журналисты могут быть привлечены к ответственности по ст. 152, 151, 1100 ГК РФ.
Статья 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» регламентирует случаи освобождения от ответственности редакции, главного редактора, журналиста в случае распространения ими сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций или ущемляющих права и законные интересы граждан либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста:
1) если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях; 2) если они получены от информационных агентств; 3) если они содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений; 4) если они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях Советов народных депутатов, делегатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений; 5) если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с настоящим Законом; 6) если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.1992 N 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» утратило силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». При наличии вышеуказанных обстоятельств суд имеет право принимать и рассматривать иск об опровержении распространенных сведений. В таком случае к участию в деле привлекаются те физические и юридические лица, от которых оспариваемые сведения поступили, и на которых перекладывается таким образом бремя доказывания соответствия этих сведений действительности, и которые привлекаются к ответственности за допущенное нарушение. В таком случае в соответствии с разъяснениями данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. N 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», на редакцию средства массовой информации в случае удовлетворения иска может быть возложена обязанность сообщить о решении суда и в случае, если имеются основания, исключающие ее ответственность». Интересна точка зрения, изложенная в Обзоре практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 23 сентября 1999 г. N 46): «Освобождение средства массовой информации от ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности, не может служить основанием для отказа от опубликования опровержения таких сведений. Ссылка редакции газеты на статью 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» необоснованна, поскольку эта статья освобождает редакцию от ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности. Обязанность по восстановлению права охранно-детективного объединения, нарушенного в результате публикации не соответствующих действительности сведений, ответственностью не является». Но высказывая такое мнение, арбитражный суд не дает пояснений, на каких нормах права оно основано.
В Законе содержится четкий и закрытый перечень оснований освобождения от ответственность средства массовой информации, и на первый взгляд проблем в правоприменительной практике возникать не должно. Но только на примере одного судебного дела можно говорить о существующих пробелах в законодательстве о СМИ и проблемах применения ст. 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации».
В суд с иском о защите деловой репутации к Телерадиовещательной компании и автору телепрограммы А., выходящей в эфире Телерадиовещательной компании, обратилась организация Б. Автор признает иск и готов дать опровержение в эфире Телерадиовещательной компании. Представитель компании заявляет, что поскольку телепрограмма вышла в эфир без предварительной записи, то компания не должна нести ответственность за распространение оспариваемых истцом сведений на основании п. 5 ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации». В своем решении суд освобождает от ответственности Телерадиовещательную компанию и обязывает автора программы дать опровержение в эфире телепрограммы. Рассматривая данный случай, можно сказать, что ситуация предельно ясна и никаких проблем при разрешении данного спора быть не может. Но если рассмотреть данный случай более подробно, то возникает вопрос о правомерности вынесенного решения и пробелах в законодательстве. Во-первых, при вынесении решения судом не определен статус телепрограммы как средства массовой информации. В момент выхода в эфир автор телепрограммы являлся сотрудником Телерадиовещательной компании, и телепрограмма выходила в эфир как продукт Телерадиовещательной компании, не являясь зарегистрированным средством массовой информации. СМИ с аналогичным названием, выпускаемое самостоятельной редакцией, было зарегистрировано значительно позже. При этом данное средство

СООТНОШЕНИЕ ДИСКВАЛИФИКАЦИИ И ЛИШЕНИЯ ПРАВА ЗАНИМАТЬ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ДОЛЖНОСТИ ИЛИ ЗАНИМАТЬСЯ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ «

Источник: https://www.lawmix.ru/comm/1820