Отсутствие вины доказывается лицом

Особенности распределения бремени доказывания отсутствия вины

В Основах Гражданского законодательства 1991 г. понятие вины раскрывалось через положение о том, что должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 71 Основ 1991 г.). Такой подход в принципе сохранен и в ГК РФ с одним существенным уточнением: меры, которые надлежало принять лицу для надлежащего исполнения обязательства, теперь соотносятся с той степенью заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота.

В соответствии с п.2ст.401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Таким образом, в гражданском праве, в отличие от уголовного, действует презумпция виновности правонарушителя. Правонарушитель считается виновным до тех пор, пока он не докажет свою невиновность. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства, согласно п.1ст401ГК РФ. Объективные элементы состава правонарушения доказываются потерпевшим от правонарушения, а отсутствие вины правонарушителя должно быть доказано им самим.

Бремя доказывания отсутствия своей вины в случаях, когда наличие вины является необходимым основанием ответственности, возлагается на лицо, допустившее нарушение обязательства. Данное положение раскрывает суть принципа презумпции вины должника в гражданско-правовом обязательстве. Однако это не освобождает кредитора, предъявившего требование к должнику, если их спор рассматривается в суде, от необходимости доказать факт нарушения должником обязательства и в соответствующих случаях наличие убытков.

Если один из участников гражданского оборота своим противоправным поведением нарушает нормальное течение гражданского оборота и причиняет убытки другому его участнику, то о том, что такие убытки возникли и что они вызваны противоправным поведением правонарушителя, знает в первую очередь потерпевший. Однако потерпевший не знает о том, какую степень заботливости и осмотрительности проявил правонарушитель, какие меры он принял для надлежащего исполнения обязательства и какие психические процессы при этом происходили в его сознании. В то же время правонарушителю, в отличии от потерпевшего, все эти данные хорошо известны. Ему легче доказать свою невиновность, чем потерпевшему, не располагающему этими данными, доказывать его виновность. Тем не менее, презумпция виновности правонарушителя не исключает возможности для потерпевшего предоставлять суду доказательства виновности правонарушителя.

Обязанность доказывания возлагается на ту сторону, которая ссылается на соответствующие обстоятельства. Исключения из этого правила предусмотрены федеральным законодательством. Так, не подлежат доказыванию преюдициальные, общеизвестные факты (ст. 61 ГПК РФ).

Когда представление доказательств для стороны затруднительно, суд должен оказать содействие в сборе доказательств путем направления запроса. Так, Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 15 февраля 2000 г. подтверждено, что обязанность по доказыванию обоснованности своего требования возлагается на истца.

При недосказанности обстоятельств, на которых основывает истец свое требование, суд отказывает в удовлетворении иска.

В некоторых случаях закон прямо распределяет презумпции доказывания между соответствующими лицами. В гражданском праве известны две основные презумпции — презумпция вины причинителя вреда и презумпция вины лица, не исполнившего обязательство или исполнившего его ненадлежащим образом. Так, в соответствии с п. 2 ст. 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Порядок распределения бремени доказывания по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации предусмотрен ст. 152 ГК РФ. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» дается разъяснение, что обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике независимо от того, предъявлен ли иск о защите чести, достоинства, деловой репутации либо о возложении на средство массовой информации обязанности опубликовать ответ истца на публикацию. Истец обязан доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск.

В соответствии с ч. 1 статьи 56 ГК РФ обязанность доказывания обстоятельств лежит на той стороне, которая ссылается на них как на основание своих требований и возражений. При этом законом может быть предусмотрено иное.

Примером такого исключения из общего правила может служить положение, содержащееся в ч. 1 ст. 249 ГПК РФ, согласно которому обязанность доказывания законности принятого нормативного правового акта, а также законности обжалуемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих возлагается не на заявителя, а на указанные органы или должностных лиц и служащих. Иначе говоря, в данном случае речь идет о перераспределении бремени доказывания.

Возможность перераспределения бремени доказывания следует отличать от освобождения от доказывания (ст. 61 ГПК РФ). В первом случае обязанность доказывания предполагается, вопрос только в том, какая сторона обязана это сделать. Статья 61 ГПК РФ содержит перечень оснований для освобождения от доказывания, т.е. перечисленные в ней факты и обстоятельства не нуждаются в доказывании надзорной инстанции одной из сторон.

Как отмечено выше, обязанность доказывания лежит на лицах, участвующих в деле. Суд в соответствии с принципами равноправия сторон, состязательности гражданского судопроизводства и диспозитивности не осуществляет сбор доказательств и по своей инициативе не истребует какие бы то ни было доказательства, за исключением доказательств при рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений (ч. 2 ст. 249 ГПК РФ).

В обязанности суда входит лишь определение предмета доказывания — совокупности юридических фактов, установление которых необходимо для разрешения дела по существу и создание необходимых условий для сбора и истребования доказательств. Для реализации последней обязанности суд может направить судебное поручение, необходимое для истребования доказательства, находящегося в другой местности; направить запрос, обязывающий лицо, удерживающее соответствующее доказательство, предоставить его.

В том случае, если лицо, участвующее в деле, не имеет возможности истребовать доказательство, например, работодатель не предоставляет истцу справку о доходах ответчика, это лицо обращается в суд с ходатайством об истребовании доказательства. В некоторых случаях информация может предоставляться только по запросу налоговых органов, суда, например сведения об открытии счета в банке и размере денежных средств на счете.

Ходатайство об истребовании доказательств должно быть представлено в письменной форме. В статье 61 ГПК РФ указаны требования к ходатайству, на основании которого суд выдает запрос на руки заявителю или направляет его в соответствующую организацию или физическому лицу. Суд может отказать в удовлетворении ходатайства, ссылаясь на соблюдение принципов относимости и допустимости доказательств (ст. 59, 60 ГПК РФ). Отказ судьи в истребовании доказательства не может ограничить право лица повторно обратиться с таким же ходатайством.

Непредставление доказательств в суд лицами, участвующими в деле, не влечет применения штрафа, предусмотренного в ч. 3статьи 61 ГПК РФ. Лица, участвующие в деле, несут неблагоприятные последствия, предусмотренные ч. 3 ст. 79 ГПК РФ, когда в случае уклонения от участия в экспертизе или предоставления для неё необходимых материалов, в отношении данного лица применяется фикция, т.е. Считается, что результаты экспертизы будут не в его интересах. Об этом подробнее будет сказано в четвёртом параграфе данной работы.

Правовые институты доказательств и процесса доказывания не претерпели коренного изменения с момента образования появления процесса как такового, но изменения произошли, и изменения существенные.

Понятие бремени доказывания в отрасли гражданского процессуального права как компонента процесса доказывания играет важную роль в правильном понимании норм института доказывания. Процесс доказывания по гражданскому делу осуществляется следующим образом: сначала должны быть установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию в целом по делу — предмет доказывания, а затем обстоятельства, подлежащие доказыванию каждой стороной — бремя доказывания. Без определения предмета доказывания невозможно определить бремя доказывания по каждому конкретному делу.

В силу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ и ч.2 ст. 65 АПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, тем самым формируя предмет доказывания по делу в целом. Однако следует отметить, что в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном кодексах не содержатся нормы, дающие понятие предмета доказывания. Вероятно потому, что предмет доказывания неоднозначно определяется в науке.

Вместе с тем, в процессуальной теории и практике данное понятие имеет принципиальное значение. Предмет доказывания — это то, что, собственно, в гражданском процессе и подлежит доказыванию. «Предметом доказательств, писал проф. К.Малышев, — служат спорные юридические факты, а именно: существование или несуществование этих фактов».

Существуют общие закономерности определения обстоятельств, входящих в предмет доказывания, применимые для любого дела.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, вытекают из диспозиции нормы материального права. Такая норма указывает на обстоятельства, которые следует доказать по любому делу данной категории. Например, при рассмотрении дел о лишении родительских прав суд исходит из диспозиции ст. 69 Семейного кодекса РФ.)

Но каждое дело имеет свою специфику, вытекающую из иска (заявления) и возражений на него, в которых и заключаются конкретные обстоятельства, подлежащие доказыванию по данному делу.

Итак, предмет доказывания слагается из обстоятельств, которые имеют значение для дела и которые необходимо доказать для его разрешения. Факты, входящие в предмет доказывания, можно классифицировать на:

  • 1. основные материально-правовые факты;
  • 2. вспомогательные факты — доказательственные факты, факты, установление которых необходимо для вынесения частного определения;
  • 3. процессуальные факты, имеющие значение для разрешения дела;
  • 4. проверочные факты.

На основании выявленных юридических фактов, подлежащих доказыванию, устанавливаются доказательства, без которых невозможно разрешить существующее дело.

Обязанность сторон раскрыть и доказать обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований, является их бременем доказывания. Бремя — это …нечто тяжкое, трудное, тяжесть (нести свое бремя).

Е.В.Васьковский в своих трудах под бременем доказывания имел ввиду «необходимость для данной стороны установить обстоятельства, невыясненность которых может повлечь за собою невыгодные для нее последствия».

То есть, понятие бремя доказывания можно считать техническим термином, неравнозначным с понятием «обязанность доказывания», ввиду того, что у сторон нет процессуальных обязанностей, они вольны совершать или не совершать никаких процессуальных действий. А так как сторона желает выиграть дело, то она и должна доказать обстоятельства, на которых основываются ее требования или возражения, а это сложные процессуальные действия. Поэтому и говорят, что на ней лежит «бремя доказывания».

О.В.Баулин считает, что бремя доказывания характеризуется как комплексное процессуальное явление, представляющее собой сочетание прав участника процесса и необходимости выдвинуть и доказать основания своих требований и возражений, обусловленное его материально-правовой заинтересованностью в исходе дела, обязанностей по доказыванию фактов, имеющих процессуальное значение, а также комплекс процессуальных обязанностей суда по установлению юридически значимых обстоятельств.

А А.В.Новицкий считает, что «бремя доказывания — процессуальная обязанность проявления способности по отстаиванию правовой позиции субъектом доказывания, отказ от которой ведёт к получению отрицательных правовых последствий для данного субъекта доказывания»

Право доказывания — это возможность представления доказательств, участия в их исследовании, предварительной оценке, гарантированная совокупностью процессуальных норм и реализуемая самими заинтересованными лицами в соответствии с их процессуальными интересами и выбором меры поведения. В отличие от права, обязанность доказывания — это необходимость совершения комплекса действий по доказыванию, определяемая угрозой наступления неблагоприятных последствий в случае невыполнения или иными мерами воздействия, например, отказом суда признать существовавшим факт, утверждаемый стороной, в случае невыполнения обязанности по его доказыванию. Таким образом, доказывание — это и право и обязанность одновременно.

Обязанности по доказыванию распределяются только между сторонами, третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования, как субъектами материально-правовых отношений.

Содержание бремени доказывания неоднородно и, в зависимости от направленности доказательственной деятельности, распадается на два неравнозначных элемента — бремя утверждения и бремя представления доказательств. Под бременем утверждения понимается необходимость для стороны обосновать иск фактически, т.е. сформулировать и в установленной форме сообщить суду основание иска либо возражений против него.

По мнению Е.В. Васьковского «иск, или исковое требование, состоит из трех элементов: содержания, предмета и основания……в третьем элементе заключается оправдание его правильности».

Чтобы доказать иск, нужно удостоверить истинность его основания, то есть установить наличность того фактического состава, совокупности правопроизводящих фактов, из которых истец выводит свое требование. Правильное определение круга юридически значимых обстоятельств — задача сложная. Законодателем обозначено возложение бремени утверждения на истца. Например, в ст. 131 ГПК РФ говорится о том, что в исковом заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых истец основывает свои требования. Но истцом может быть неправильно определено основание иска. Так как в настоящее время это процессуальной ошибкой не считается, то процессуальных последствий не влечет. А бремя утверждения в данном случае возлагается на суд, который соответствии со ст. 56 ГПК РФ (а также ч.2 ст.65 АПК РФ) определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, и ставит их на обсуждение, хотя бы стороны на них и не ссылались. Неправильное определение круга юридически значимых обстоятельств по действующему законодательству является ошибкой суда, но не сторон, и влечет отмену судебного акта. Представляется, что в этом случае в какой-то мере нарушается Конституционный принцип равенства и состязательности сторон, так как в споре о гражданском праве, где истец добивается осуждения ответчика за какое-нибудь действие, утверждая с этой целью существование принадлежащего ему против последнего права, тяжесть доказательства падает, прежде всего, на истца, а не на ответчика, который только отрицает существование утверждаемого его противником права.

Распределение между сторонами бремени представления доказательств регламентировано в законодательстве чуть более подробнее, чем распределение бремени утверждения. Именно истец, а не ответчик доказывает обстоятельства, которыми обосновывает свои исковые требования. Закрепление в законе бремени представления доказательств означает необходимость для стороны не только сослаться на юридически значимые обстоятельства, но и подтвердить эти обстоятельства доказательствами. Представление доказательств является одновременно и правом стороны.

С развитием российского законодательства, изменился взгляд на определение содержания субъективного права и субъективной обязанности доказывания. Теперь это не взаимная корреспонденция возможного и необходимого поведения двух субъектов, противостоящих друг другу в правоотношениях, а сама предоставленная законом возможность или необходимость совершения определенных действий, имеющих юридическое значение.

Неисполнение обязанности влечет наступление ответственности. Меры гражданской процессуальной ответственности могут быть в виде:

  • · ·санкций (например, штрафа);
  • · неблагоприятных процессуальных последствий.

В случае неисполнения стороной обязанности доказывания неблагоприятные последствия выражаются в виде признания судом утвержденного стороной факта несуществующим. Это и есть то неблагоприятное последствие, угроза наступления которого понуждает сторону исполнить обязанность доказывания.

Выдвигались и иные подходы к распределению обязанности доказывания между субъектами. Так, С.В. Курылёв предложил правило, в силу которого неблагоприятные юридические последствия недоказанности возлагались бы на ту сторону, которая могла и должна была обеспечить себя необходимыми доказательствами в соответствии с указанием закона либо, при отсутствии таких указаний, в соответствии со своими интересами.

Выполняя обязанность по указанию круга юридически значимых обстоятельств для правильного разрешения дела, а также представляя доказательства, лицо, участвующее в деле, выполняет, таким образом, возложенную на него обязанность доказывания. Однако не следует забывать, что, исполняя правила, установленные ч. 3, 4 ст. 65 АПК РФ, лицо, действуя в строгом соответствии с нормами Кодекса, осуществляет обязанность по доказыванию и по раскрытию своих доказательств до начала судебного заседания. Следовательно, используя терминологию закона, указанную обязанность участвующих в деле лиц можно назвать бременем раскрытия доказательств. Она характеризуется следующими признаками: бремя раскрытия доказательств возлагается на лицо, которое несет обязанность доказывания; другие лица, участвующие в деле, вправе быть ознакомленными с доказательствами лица до начала судебного заседания; лицо вправе ссылаться в судебном заседании только на те доказательства, с которыми другие лица уже ознакомлены; лицо, не исполнившее обязанность по раскрытию доказательств, несет риск несовершения им этого процессуального действия (ч. 2 ст. 9 АПК РФ).

Представляется, что состав обязанности доказывания — бремя утверждения и тяжесть представления доказательств — должен быть дополнен бременем раскрытия доказательств. Данный вывод подтверждается тем, что структурно правила о раскрытии доказательств располагаются в ст. 65 «Обязанность доказывания» АПК РФ. Термин «раскрытие доказательств» представляет собой указание на доказательства, обосновывающие требования или возражения участвующего в деле лица, а также предоставление возможности другим лицам, участвующим в деле, ознакомиться с указанными доказательствами.

Правильной представляется практика арбитражных судов, которые при рассмотрении конкретных дел не смешивают понятия «представление доказательств» и «раскрытие доказательств». Приведем пример. В заседание арбитражного суда первой инстанции истец не явился и ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие, так как надеялся на утверждение арбитражным судом мирового соглашения, заключенного между ним и ответчиком, однако судом мировое соглашение утверждено не было, а дело рассмотрено по существу; ответчиком были представлены доказательства, которыми суд и обосновал свое решение. Суд кассационной инстанции, направляя дело на новое рассмотрение, отметил, что арбитражный суд первой инстанции был не вправе принять в качестве доказательств документы ответчика, представленные в судебном заседании, поскольку последний не направлял их истцу, что является нарушением ч. 3 ст. 65 АПК РФ, а также ч. 2 ст. 9 данного Кодекса, в соответствии с которой лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Суд кассационной инстанции указал также, что согласно ч. 1 ст. 66 АПК РФ копии документов, представленных в суд лицом, участвующим в деле, направляются им другим лицам, участвующим в деле, если у них эти документы отсутствуют; поскольку же доказательства ознакомления истца с этими документами не представлены, арбитражный суд обосновал свое решение ими неправомерно.

Источник: https://vuzlit.ru/1315894/osobennosti_raspredeleniya_bremeni_dokazyvaniya_otsutstviya_viny

Статья 401. Основания ответственности за нарушение обязательства

1. Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

2. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

4. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Комментарий к статье 401 ГК РФ

1. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи ответственность за нарушение обязательства наступает для должника только в том случае, когда в нарушении обязательства есть его вина. Вина может выступать как в форме неосторожности, так и в форме умысла. При этом в качестве общего правила не вводится каких-либо различий в установлении ответственности в зависимости от того, в какой форме проявилась вина нарушителя обязательства.

Обусловленность ответственности наличием вины является диспозитивной нормой: законом или договором могут устанавливаться иные основания ответственности, как расширяющие, так и суживающие ответственность по сравнению с ответственностью, построенной на безоговорочном применении принципа вины.

Наиболее распространенным способом изменения оснований ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств является соглашение сторон. В практике условия договора, направленные на решение этого вопроса, как правило, формулируются в виде перечня обстоятельств, наступление которых освобождает стороны от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств и называемых не всегда правильно форс-мажорными. Дело в том, что в таких оговорках часто указываются в качестве оснований освобождения от ответственности не только обстоятельства непреодолимой силы, что, по сути, и означает «форс-мажор», но и обстоятельства, являющиеся результатом сознательных действий людей.

Включение такого условия в договор означает, что в соответствующих случаях для установления ответственности при нарушении договора применяются не нормы ГК об основаниях ответственности, а те положения, которые согласовали стороны в своем договоре.

Изменение оснований ответственности нередко допускается законом вплоть до установления ответственности за пределами действия непреодолимой силы (ответственность воздушного перевозчика за повреждение здоровья или смерть пассажиров).

2. В абз. 2 п. 1 комментируемой статьи указываются признаки, в соответствии с которыми лицо, нарушившее обязательство, признается невиновным. Данные признаки сочетают в себе как субъективные, так и объективные критерии. К числу первых относится проявление должной степени заботливости и осмотрительности в принятии всех находящихся в распоряжении должника мер для надлежащего исполнения обязательства, к числу вторых — соответствие степени заботливости и осмотрительности характеру обязательства и условиям договора. И только в том случае, если поведение должника при исполнении им обязательства удовлетворяет указанным требованиям, должник считается невиновным в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства.

3. Устанавливая презумпцию вины нарушителя обязательства, ГК возлагает на него бремя доказывания отсутствия вины. По существу, должник достигает такого результата, если ему удается доказать, что нарушение обязательства было вызвано обстоятельствами, которые исключают его вину, например действием стихийных сил природы или поведением третьих лиц, за которых должник не отвечает. Кроме того, он должен доказать, что его поведение в данной ситуации соответствовало критериям, установленным в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи. При этом не следует забывать, что на кредитора возлагается доказательство самого факта нарушения обязательства.

4. Для отношений при осуществлении предпринимательской деятельности ГК расширяет основания ответственности, устанавливая повышенную ответственность за нарушение обязательств. Только если должник представит доказательства, что нарушение обязательства стало следствием непреодолимой силы, он освобождается от ответственности. ГК дает квалифицирующие признаки понятия непреодолимой силы, к числу которых относятся чрезвычайность и непредотвратимость в наступлении обстоятельств, делающих невозможным исполнение обязательства. При этом указанные обстоятельства должны анализироваться применительно к конкретным обстоятельствам, связанным с нарушением обязательства. Одновременно в ГК содержится примерный перечень обстоятельств, не являющихся непреодолимой силой (отсутствие у должника денежных средств, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров и т.д.).

Возникает вопрос: насколько даваемое ГК понятие непреодолимой силы позволяет включать в него обстоятельства, выходящие за рамки стихийных бедствий, которые, как правило, не вызывают сомнения в отнесении их к обстоятельствам непреодолимой силы? В частности, в данной связи речь может идти о военных действиях, блокадах, эмбарго, актах государственных органов любого уровня и иных событиях общественной жизни. В принципе данные обстоятельства также могут относиться к обстоятельствам непреодолимой силы, но в каждом конкретном случае все будет зависеть от того, насколько то или иное событие отвечает установленным признакам. Так, если непредотвратимость таких событий практически во всех случаях очевидна, то их чрезвычайность, или, иными словами, непредвиденность их возникновения, может быть подвергнута сомнению.

Следует подчеркнуть, когда событие, квалифицируемое как непреодолимая сила, носит временный характер, освобождение от ответственности имеет силу лишь в период его действия.

При наступлении события, хотя и носящего непредотвратимый характер, но предвидимого в момент возникновения обязательства, должник будет нести ответственность за его неисполнение. Во избежание неблагоприятных последствий подобного рода стороны могут исключать ответственность за неисполнение путем включения соответствующей оговорки в договор.

5. При изменении оснований ответственности в договоре условия, направленные на ее исключение или ограничение, являются ничтожными, если они касаются случаев умышленного нарушения обязательств. В данном контексте могут рассматриваться также и условия об ограничении размера материальной ответственности, в частности исключительные неустойки, применение которых не должно допускаться в случаях, когда нарушение, к которым они применяются, было допущено должником умышленно.

Другой комментарий к статье 401 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья посвящена вине как одному из условий гражданско-правовой ответственности. Несмотря на то что статья носит наименование «Основания ответственности за нарушение обязательства», фактически речь в ней идет несколько об ином. В отечественной доктрине, как правило, принято считать, что основанием ответственности за нарушение обязательства является нарушение договора, а условиями ответственности — противоправность, наличие убытков (вреда), причинная связь между нарушением субъективных прав и убытками (вредом), вина нарушителя <1>.

КП: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<1> См., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М.: Статут, 2002. Книга первая: Общие положения. С. 705.

Комментируемая статья размещена в главе, посвященной ответственности за нарушение обязательств, однако содержащиеся в ней положения имеют гораздо большее значение. По существу, эта статья формирует общее представление о вине в гражданском праве. Предложенное в ней понимание вины и невиновности используется правоприменителем, в частности, в деликтных правоотношениях <1>.

———————————
<1> Во многих случаях суды, рассматривая вопрос о вине причинителя вреда, ссылаются на абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ как на норму, содержащую признаки невиновности. См., например: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 8 сентября 2008 г. по делу N А43-8402/2007-23-174. Такая отсылка, строго говоря, возможна лишь в порядке аналогии закона.

Легальное определение понятия «вина» в нормах гражданского права не закреплено. Отмечая отличие вины в гражданском праве от вины в отраслях публичного права, Е.А. Суханов пишет: «.вина в гражданском праве по общему правилу рассматривается не как субъективное, психическое отношение лица к своему поведению, а как непринятие им объективно возможных мер по устранению или недопущению отрицательных результатов своих действий, диктуемых обстоятельствами конкретной ситуации» <1>.

———————————
<1> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. Т. 1: Общая часть: Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 463 (автор главы — Е.А. Суханов).

2. Упоминая о двух формах вины в гражданском праве — умысле и неосторожности, — законодатель тем не менее по общему правилу не делает различий в ответственности в зависимости от формы или (и) степени вины <1>. Следовательно, лицо, действовавшее с целью нарушить обязательство и причинить тем самым вред своему кредитору, несет такую же ответственность, как и лицо, не преследовавшее подобной цели, но допустившее небрежность при исполнении обязательства. В этом проявляется одно из отличий гражданско-правовой ответственности, нацеленной прежде всего на восстановление нарушенного права, от ответственности в публичном праве, строящейся на принципе учета формы и степени вины нарушителя. В то же время в соответствии с п. 4 комментируемой статьи заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно, что означает недопустимость освобождения от ответственности должника, чей умысел доказан.

———————————
<1> В то же время, например, в соответствии со ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд должен принять во внимание степень вины нарушителя.

Другое отличие заключается в диспозитивном характере установленного законом требования о вине как об условии гражданско-правовой ответственности. Законом или договором может быть предусмотрено привлечение к ответственности за нарушение обязательства на иных условиях.

К числу установленных законом случаев такой ответственности относится прежде всего безвиновная ответственность лица, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности (п. 3 комментируемой статьи). Кроме того, о безвиновной ответственности упоминается, например, в п. 4 ст. 358 ГК РФ, устанавливающем, что ломбард несет ответственность за утрату и повреждение заложенных вещей, если не докажет, что утрата или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы. В соответствии со ст. 795 ГК РФ за задержку отправления транспортного средства, перевозящего пассажира, или опоздание прибытия такого транспортного средства в пункт назначения (за исключением перевозок в городском и пригородном сообщениях) перевозчик уплачивает пассажиру штраф, если не докажет, что задержка или опоздание имели место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности транспортных средств, угрожающей жизни и здоровью пассажиров, или иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика.

Требование о вине как об условии гражданско-правовой ответственности меняется также и в случаях ответственности за вину иных (третьих) лиц.

Правило об ответственности за вину может быть изменено также соглашением сторон, причем комментируемая статья не исключает как расширения ответственности за счет установления в договоре закрытого перечня обстоятельств, освобождающих должника от ответственности, так и определения в договоре более широкого круга обстоятельств, чем названные в абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ и свидетельствующие о невиновности должника.

3. С учетом того что комментируемая статья закрепляет в п. 2 презумпцию виновности нарушителя обязательства, важное значение имеют признаки невиновности должника, определяемые в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ. На такого должника как ответчика возлагается бремя доказывания того, что им в действительности были приняты все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательства, т.е. меры, отвечающие той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от должника по характеру обязательства и условиям оборота.

Заботливость и осмотрительность должника по обязательству при применении к нему мер ответственности должны быть оценены судом не применительно к обычному поведению самого должника, а исходя из объективных критериев, т.е. в сравнении с заботливостью и осмотрительностью участников гражданско-правовых отношений в сравнимых обстоятельствах.

4. Как уже отмечалось, п. 3 комментируемой статьи содержит специальное правило, возлагающее безвиновную ответственность на лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности. Такое лицо освобождается от ответственности, только если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Как известно, предпринимательскую деятельность могут вести граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, а также коммерческие организации. Вместе с тем в судебной практике встречается утверждение о том, что коммерческая организация может привлекаться к ответственности за неисполнение обязательства на началах вины в случае, когда такое обязательство не относится к «предпринимательским». Так, при рассмотрении иска, заявленного одним унитарным предприятием к другому унитарному предприятию в связи с просрочкой оплаты по договорам подряда, суд отметил, что деятельность ответчика «по содержанию жилищного фонда, находящегося в муниципальной собственности, по сути предпринимательской не является» <1>. Между тем такое суждение не основано на законе и противоречит целям создания унитарного предприятия, которое в отличие от учреждения создается для извлечения прибыли.

———————————
<1> Постановление ФАС Московского округа от 12 ноября 2003 г. N КГ-А40/8716-03.

Вместе с тем гражданин — индивидуальный предприниматель отвечает по правилам, установленным п. 3 ст. 401 ГК РФ, в случае, если нарушенное им обязательство связано с его предпринимательской деятельностью. В то же время, например, индивидуальный предприниматель, выступающий заказчиком по договору подряда на пошив пальто, несет ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязательств только за вину.

5. Непреодолимая сила как основание освобождения от ответственности лица, нарушившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, определяется через категории чрезвычайности и непредотвратимости. В этом смысле, например, ст. 79 Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.) <1> (далее — Венская конвенция 1980 г.) упоминает о «препятствиях вне контроля», в отношении которых от стороны нельзя было ожидать разумного принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий.

———————————
<1> Вестник ВАС РФ. 1994. N 1.

Чрезвычайный и непредотвратимый характер обстоятельств непреодолимой силы должен рассматриваться применительно к конкретному обязательству, месту и характеру его исполнения. Так, снежные заносы, препятствующие доставке товара по договору, могут быть расценены как чрезвычайные обстоятельства лишь в той местности, для которой подобные погодные условия нехарактерны в данный период. Однако к числу обстоятельств непреодолимой силы относят не только погодные явления (ураган, землетрясение и пр.), но также и иные факты, обладающие названными признаками, например террористические акты или забастовки, препятствующие движению транспорта. Так, А.С. Комаров отмечает, что в отношении явлений общественной жизни «чрезвычайность, или, иными словами, непредвиденность их возникновения, может быть подвергнута сомнению» <1>.

———————————
<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 3-е изд. М.: Юрайт-Издат, 2007. Т. 1: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой.

Длящееся обстоятельство непреодолимой силы должно иметь место в период исполнения обязательства. Отпадение такого обстоятельства обязывает должника приступить к исполнению.

Комментируемая статья содержит специальное пояснение, в соответствии с которым к обстоятельствам непреодолимой силы не относятся нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Такого рода обстоятельства представляют собой нормальный риск предпринимательской деятельности и не могут служить основанием для освобождения от ответственности лица, которое сознательно избрало для себя предпринимательскую деятельность в качестве экономической.

Положение о безвиновной ответственности субъектов предпринимательской деятельности было предметом оспаривания в Конституционном Суде РФ. Суд пришел к выводу о том, что нормы п. 3 ст. 401 ГК РФ не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права, поскольку при принятии Кодекса федеральный законодатель — в целях достижения баланса конституционно защищаемых ценностей и целей — был вправе в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ установить ограничение прав и свобод одних лиц в интересах других <1>.

———————————
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 17 октября 2006 г. N 413-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Леонова Валерия Михайловича на нарушение его конституционных прав положением пункта 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации».

6. Правило о безвиновной ответственности за нарушение обязательства лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, может быть изменено договором или законом. Стороны вправе своим соглашением установить ответственность на началах вины, определить для своих правоотношений закрытый перечень неоспоримых обстоятельств непреодолимой силы, а также предусмотреть иные условия наступления ответственности.

Ответственность предпринимателя за вину установлена, например, ст. 538 ГК РФ, в соответствии с которой производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство либо ненадлежащим образом исполнивший его, несет ответственность при наличии своей вины.

Источник: https://rugkrf.ru/st-401-gk-rf