Правопреемник в исполнительном производстве

Статья 52. Правопреемство в исполнительном производстве

Комментарий к статье 52

Правопреемство в исполнительном производстве осуществляется в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга и др.).

Судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или должностного лица производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником. В этом случае судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену выбывшей стороны ее правопреемником в порядке, установленном федеральным законом. Ранее в судебно-арбитражной практике данный вопрос решался неоднозначно, так как судебные инстанции исходили из того, что правопреемство — сугубо гражданский процессуальный или арбитражный процессуальный институт и его осуществление возможно было только в судебном порядке по правилам ГПК РФ или АПК РФ. Однако в последнее время сложилась практика осуществления правопреемства на альтернативных началах: в судебном порядке или в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве. Причем процессуальное правопреемство, осуществленное в судебном порядке, следует рассматривать как своеобразную форму надзора за действиями судебного пристава-исполнителя и лиц, участвующих в исполнительном производстве (см.: Постановление ФАС Поволжского округа от 5 июля 2001 г. N А12-51/01(А12-10645/99-с13), Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 марта 2002 г. N 4439/01 и др.).

Между тем сейчас вновь намечается отход от указанной позиции в сторону осуществления правопреемства лишь на основании судебного акта арбитражного суда. Так, в п. 4 Обзора практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного

Суда РФ от 21 июня 2004 г. N 77, приводится следующая ситуация: в период исполнения исполнительног о листа, выданного на основании решения арбитражного суда, произошла реорганизация юридического лица — должника. Судебный пристав-исполнитель своим постановлением, ссылаясь на ст. 32 Закона об исполнительном производстве 1997 г., произвел замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемник оспорил постановление судебного пристава-исполнителя, считая, что замена стороны в исполнительном производстве может быть произведена постановлением судебного пристава-исполнителя на основании судебного акта арбитражного суда. Арбитражный суд признал незаконным постановление судебного пристава-исполнителя, поскольку согласно названной статье Закона об исполнительном производстве 1997 г. и ст. 48 АПК РФ на стадии исполнительного производства замена стороны производится судебным приставом-исполнителем на основании судебного акта арбитражного суда.

Для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны для стороны, которую правопреемник заменил.

Основания правопреемства в исполнительном производстве те же, что и в материальном праве: смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга.

1. В соответствии со ст. 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Личный характер обязательства, влекущий его прекращение вследствие смерти гражданина, должен определяться с учетом содержания и назначения обязательства. Если личный характер обязательства не будет установлен, обязательство сохраняет свою силу для наследников умершего гражданина согласно нормам наследственного права. Так, в частности, не переходят по наследству алиментные обязательства. В то же время наследники отвечают по долгам наследодателя в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. На таких же основаниях отвечает государство, к которому поступило имущество в порядке наследования.

2. Вторым основанием для замены стороны в исполнительном производстве является реорганизация юридического лица.

Согласно ст. 57 ГК РФ реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

Юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.

При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

Каким образом следует поступить судебному приставу-исполнителю, если в процессе исполнительного производства одна из сторон заявит о реорганизации юридического лица?

В случае если реорганизация завершена, а это должно быть подтверждено записью в государственном реестре, судебный пристав-исполнитель в порядке ст. 52 Закона об исполнительном производстве обязан произвести замену стороны по исполнительному документу.

В случае если реорганизация не завершена, судебный пристав-исполнитель вправе либо продолжить исполнительное производство с участием первоначальных сторон, либо, если данное обстоятельство, по мнению судебного пристава-исполнителя, очевидно будет являться обстоятельством, препятствующим совершению исполнительных действий, отложить исполнительные действия на срок не более 10 дней (ст. 38 Закона об исполнительном производстве), либо в порядке ст. 37 названного Закона обратиться в суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением об отсрочке его исполнения.

3. Третьим основанием для осуществления замены стороны в исполнительном производстве законодатель указывает уступку требования и перевод долга.

Уступка требования и перевод долга по гражданско-правовым обязательствам регулируются гл. 24 ГК РФ.

Уступка требования означает, что первоначальный кредитор (взыскатель) выбывает из обязательства; новый кредитор (взыскатель) вступает в обязательство; содержание обязательства остается неизменным.

При переводе долга первоначальный должник выбывает из обязательства; новый должник вступает

Существенным отличием уступки требования и перевода долга является то, что перевод долга в силу ст. 391 ГК РФ допускается только с согласия кредитора (взыскателя), тогда как согласно ст. 382 ГК РФ для перевода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором.

В то же время должник должен быть уведомлен о том, что права кредитора (взыскателя) переходят к другому лицу. Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Другими словами, в случае отсутствия письменного уведомления должника о состоявшейся уступке права требования, должник вправе продолжить исполнение исполнительного документа первоначальному взыскателю.

Вместе с тем в арбитражной практике встречаются примеры, когда суд полагает достаточным уведомление представителя должника. Например, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 31 мая 2004 г. N А56-41194/03 сформулирована следующая позиция по конкретному делу: поскольку представитель должника присутствовал при оглашении определения суда, которым произведена замена взыскателя, а следовательно, был уведомлен о произведенной замене, факт перечисления должником спорной суммы долга первоначальному кредитору не может быть расценен как доказательство исполнения решения по делу.

Правопреемство в исполнительном производстве обусловлено правопреемством в материальном, в частности гражданском, праве. По общему правилу судебный акт не порождает новые права и обязанности сторон, эти права и обязанности сторон уже имели место до судебного акта, и, как правило, эти права и обязанности основаны на сделке (договоре). В силу ст. 8 ГК РФ права и обязанности сторон могут возникнуть и из судебного решения, когда правоотношения сторон до судебного акта не существовали, например при признании права собственности на бесхозяйную вещь.

Таким образом, производя перемену лиц по обязательству путем заключения соглашения об уступке требования или переводе долга, стороны тем самым меняют кредитора (должника) не по исполнительному листу, а по первоначальному обязательству, по договору между ними. Замена стороны в исполнительном производстве является лишь следствием того, что изменились стороны по основному обязательству. Например, решением суда удовлетворены требования истца по договору поставки, выдан исполнительный лист. Следовательно, судебному приставу-исполнителю должно быть представлено соглашение об уступке права требования по договору поставки, а не по исполнительному листу.

В соответствии со ст.

389 ГК РФ соглашение об уступке требования по сделке, совершенной в нотариальной форме либо требующей государственной регистрации, также должно быть исполнено в нотариальной форме или соответствующим образом зарегистрировано.

Таким образом, при производстве замены стороны в исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель обязан установить первоначальное обязательство. Данное обстоятельство может быть установлено из судебного решения. Если в решении суда указано, что взыскивается определенная сумма или имущество по гражданско-правовому договору либо из других гражданско-правовых оснований (обязательство вследствие причинения вреда, обязательство вследствие неосновательного обогащения), вопросов при правопреемстве, как правило, не возникает.

В силу ст. 383 ГК РФ не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина (ст. ст. 1084 — 1094 ГК РФ).

В случае если обязательство возникло не из гражданско-правовых отношений, а из трудовых, семейных и иных правоотношений, то правопреемство со ссылкой на нормы ГК РФ об уступке права требования и переводе долга производить нельзя, поскольку ГК РФ регулирует только гражданско-правовые отношения.

МАТЕРИАЛЫ К СТАТЬЕ 52 ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА ОТ 5 ИЮЛЯ 2001 Г. NA12-51/01 (А12-10645/99-С13)ИСП

…Жалоба заявлена на основании ст. 90 Федерального закона «Об исполнительном производстве» и мотивирована тем, что в нарушение ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве» постановлением от 12.02.2001 судебный пристав-исполнитель службы судебных приставов по исполнению решений Арбитражного суда Волгоградской области отменил постановление от 28.07.2000 N 03/821-20-СІЗ судебного пристава-исполнителя о замене стороны в исполнительном производстве ее правопреемником — ООО «Юридическая фирма «Харвест Лтд» на основании договора цессии от 20.06.2000.

Определением от 11.03.2001 суд удовлетворил жалобу заявителя и признал действия судебного пристава-исполнителя службы судебных приставов по исполнению решений Арбитражного суда Волгоградской области незаконными и отменил постановление от 12.02.2001 судебного пристава-исполнителя об отмене постановления от 28.07.2001 судебного пристава-исполнителя, со ссылкой на ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Постановлением апелляционной инстанции от 04.05.2001 Арбитражный суд Волгоградской области Определение от 11.03.2001 отменил, в удовлетворении жалобы заявителя отказал.

При этом суд апелляционной инстанции признал, что порядок замены стороны в спорном или установленном решением арбитражного суда правоотношении определяется ст. 40 АПК.

Поэтому замену стороны в исполнительном производстве производит только арбитражный суд.

В кассационной жалобе общество с ограниченной ответственностью «Юридическая фирма «Харвест Лтд» просит Постановление апелляционной инстанции отменить как не соответствующее нормам права.

Заявитель жалобы считает, что ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве» допускает замену стороны в исполнительном производстве.

Поэтому ссылка суда на ст. 40 АПК неправомерна.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 12.02.2001 нарушены права заявителя.

Судебная коллегия Федерального арбитражного суда Поволжского округа, проверив законность оспариваемого судебного акта, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, считает ее подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае выбытия одной из сторон (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену этой стороны ее правопреемником, определенным в порядке, установленном федеральным законом.

Основания правопреемства в исполнительном производстве те же, что и в материальном праве: смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга.

Исключается правопреемство, если оно не может иметь место в материальном праве.

О допуске правопреемника в исполнительное производство судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление.

Следовательно, постановление от 28.07.2000 судебного пристава-исполнителя службы судебных приставов по исполнению решений Арбитражного суда Волгоградской области о замене стороны-взыскателя в исполнительном производстве от 20.01.2001 N 03/821-20-с13 на основании заявления и договора цессии от 20.06.2000 вынесено в пределах его компетенции и в соответствии с законом.

Поэтому отмена этого постановления является незаконной.

Статьей 40 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено процессуальное правопреемство по указанным основаниям в арбитражном процессе.

Поскольку заявление о замене стороны в исполнительном производстве поступило судебному приставу-исполнителю на основании договора уступки требования, не оспоренного в установленном порядке, оснований для установления правопреемства в порядке ст. 40 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не требуется.

При изложенных обстоятельствах Постановление апелляционной инстанции не соответствует закону и подлежит отмене.

ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 29 марта 2002 г. N 4439/01

…Открытое акционерное общество «Уренгойгазпром» обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя по принятию им постановлений от 24.03.2000 о возбуждении исполнительного производства и замене стороны — взыскателя — товарищества с ограниченной ответственностью «Триумвират» его правопреемником — закрытым акционерным обществом «Айронвуд».

Определением от 14.06.2000 в удовлетворении жалобы отказано.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа Постановлением от 13.09.2000 оставил Определение без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается названные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 23.09.1999 по делу N А81-1787/1662Г-99, оставленным без изменения Постановлением суда кассационной инстанции от 07.12.1999, с ООО «Уренгойгазпром» в пользу ТОО «Триумвират» взыскано 11191037 рублей 36 копеек.

На основании указанных судебных актов истцу был выдан исполнительный лист от 13.01.2000.

Судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление от 24.03.2000 о возбуждении исполнительного производства и в тот же день — постановление о замене ТОО «Триумвират» его правопреемником — ЗАО «Айронвуд» на основании договора уступки требования от 10.09.1999 N 12, заключенного между ЗАО «Айронвуд» и ТОО «Триумвират».

В соответствии со статьей 32 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену стороны ее правопреемником в порядке, установленном федеральным законом. Такой порядок определен статьей 40 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Вопрос о замене стороны ее правопреемником рассматривается арбитражным судом по заявлению заинтересованного лица в судебном заседании, о времени и месте которого извещаются стороны, а также судебный пристав-исполнитель. По результатам рассмотрения заявления выносится определение, которое может быть обжаловано.

В случае признания арбитражным судом правопреемства судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену соответствующей стороны в исполнительном производстве правопреемником.

При таких обстоятельствах Определение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 14.06.2000 по делу N СП-84 и Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.09.2000 по тому же делу приняты с нарушением нормы процессуального права, что является основанием для их отмены и направления дела на новое рассмотрение.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187 — 189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

Определение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 14.06.2000 по делу N СП-84 и Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.09.2000 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа.

Источник: https://lawbook.online/proizvodstvo-rossii-ispolnitelnoe/statya-pravopreemstvo-ispolnitelnom-62441.html

См. также постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23 августа 2011 г. N Ф08-4990/11 по делу N А32-731/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 28 августа 2012 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 29 августа 2012 г.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Назаренко И.П., судей Епифанова В.Е. и Мещерина А.И., в отсутствие истца — общества с ограниченной ответственностью «Виста» (ИНН 2312126891, ОГРН 1062312027788), правопреемника истца — закрытого акционерного общества «Автотранскомплект» (ИНН 7710065260, ОГРН 1027739353608), ответчиков: администрации Тихорецкого городского поселения Тихорецкого района, администрации муниципального образования Тихорецкий район, администрации Краснодарского края, Департамента имущественных отношений Краснодарского края, Департамента по финансам, бюджету и контролю Краснодарского края, третьего лица — Финансового управления администрации муниципального образования Тихорецкий район, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Автотранскомплект» на определение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.03.2012 (судья Нигоев Р.А.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.05.2012 (судьи Малыхина М.Н., Авдонина О.Г., Мисник Н.Н.) по делу N А32-10047/2010, установил следующее.

ООО «Виста» обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с исковым заявлением к администрации муниципального образования Тихорецкий район о взыскании 3 978 347 рублей 76 копеек, в том числе 3 564 789 рублей 42 копеек неосновательного обогащения и 413 558 рублей 34 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 21.12.2010 истцу в удовлетворении иска отказано.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Финансовое управление администрации муниципального образования Тихорецкий район.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.04.2011 решение Арбитражного суда Краснодарского края от 21.12.2010 отменено, по делу принят новый судебный акт. В пользу истца взыскано неосновательное обогащение: с Краснодарского края в лице Финансового департамента за счет казны Краснодарского края в размере 1 756 012 рублей 71 копейки; с муниципального образования Тихорецкое городское поселение Тихорецкого района Краснодарского края в лице администрации городского поселения в размере 1 808 776 рублей 73 копеек.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.08.2011 постановление суда апелляционной инстанции от 25.04.2011 изменено: с Краснодарского края в лице Департамента по финансам, бюджету и контролю Краснодарского края за счет средств казны Краснодарского края в пользу ООО «Виста» взыскано неосновательное обогащение в сумме 1 108 527 рублей 26 копеек, а также расходы по уплате государственной пошлины по иску в размере 12 694 рублей 86 копеек и 621 рубля 93 копеек по апелляционной жалобе; с муниципального образования Тихорецкое городское поселение Тихорецкого района Краснодарского края в лице администрации Тихорецкого городского поселения Тихорецкого района за счет средств казны муниципального образования в пользу ООО «Виста» взыскано неосновательное обогащение в сумме 1 161 291 рубля 28 копеек, а также расходы по уплате государственной пошлины по иску в размере 13 299 рублей 08 копеек и 651 рубля 53 копеек по апелляционной жалобе.

По делу выданы исполнительные листы от 19.08.2011 серии АС N 003465644 и АС N 003465642.

10 января 2012 года в Арбитражный суд Краснодарского края поступило ходатайство от ЗАО «Автотранскомплект» о процессуальном правопреемстве в порядке статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делу N А32-10047/2010 в виде замены взыскателя с ООО «Виста» на ЗАО «Автотранскомплект» по исполнительному листу серии АС N 003465644 (то есть с одного из ответчиков, поскольку вторым судебный акт исполнен, что подтверждено материалами дела).

Заявление мотивировано уступкой права требования на взыскание денежных средств с муниципального образования края в лице администрации Тихорецкого городского поселения Тихорецкого района.

Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 07.03.2012, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.05.2012, заявление ЗАО «Автотранскомплект» о замене взыскателя в порядке процессуального правопреемства удовлетворено. Произведена замена взыскателя ООО «Виста» его правопреемником ЗАО «Автотранскомплект» по взысканию с администрации Тихорецкого городского поселения Тихорецкого района денежных средств цеденту в размере 1 175 241 рубля 89 копеек, из которых 1 161 291 рубль 28 копеек — неосновательное обогащение, 13 299 рублей 08 копеек — расходы по уплате государственной пошлины по иску в размере и 651 рубль 53 копейки — расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе. Суд постановил выдать исполнительный лист ЗАО «Автотранскомплект» по взысканию с администрации Тихорецкого городского поселения Тихорецкого района денежных средств цеденту в размере 1 175 241 рубля 89 копеек, из которых 1 161 291 рубль 28 копеек — неосновательное обогащение, 13 299 рублей 08 копеек — расходы по уплате государственной пошлины по иску и 651 рубль 53 копейки — расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе после представления в суд оригинала исполнительного листа по делу N А32-10047/2010 серии АС N 003465644. Судебные акты мотивированы тем, что договор уступки права требования кредитора другому лицу не противоречит закону.

В кассационной жалобе ЗАО «Автотранскомплект» просит отменить определение и постановление суда апелляционной инстанции в части указания в определении о выдаче исполнительного листа, ссылаясь на отсутствие законных оснований для выдачи нового исполнительного листа (определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.03.2007 N 271/06). Сведения о правопреемнике взыскателя, содержащиеся в исполнительном документе, будут противоречить резолютивной части решения.

В отзывах на кассационную жалобу администрация Тихорецкого городского поселения Тихорецкого района и Финансовое управление администрации муниципального образования Тихорецкий район просят определение и постановление апелляционной инстанции оставить без изменения.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что судебные акты надлежит изменить, исключить из резолютивной части определения от 07.03.2012 абзац N 4 — указание на выдачу исполнительного листа ЗАО «Автотранскомплект» по взысканию с администрации Тихорецкого городского поселения Тихорецкого района денежных средств.

Из материалов дела видно и судами установлено, что 21.12.2011 ООО «Виста» (цедент) и ЗАО «Автотранскомплект» (цессионарий) заключили соглашение об уступке прав требования, по условиям которого ООО «Виста» передает, а ЗАО «Автотранскомплект» принимает право требования уплаты муниципальным образованием Тихорецкого городского поселения Тихорецкого района Краснодарского края в лице администрации Тихорецкого городского поселения Тихорецкого района денежных средств цеденту в размере 1 175 241 рубля 89 копеек.

Уступаемое право требования ответчиком не исполнено. Срок на предъявление исполнительного листа не пропущен.

В соответствии со статьей 384 Гражданского кодекса Российской Федерации право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Правопреемство в конкретном материальном правоотношении (уступка права требования) влечет за собой процессуальное правопреемство, которое в соответствии со статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оформляется определением суда и возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Определением суда от 07.03.2012 произведена замена взыскателя ООО «Виста» на его процессуального правопреемника ЗАО «Автотранскомплект».

Указывая на возможность получения нового исполнительного листа в связи с правопреемством на стороне взыскателя, суды, исходили из потребности обеспечить реализацию прав нового взыскателя — ЗАО «Автотранскомплект». Апелляционный суд указал, что исполнительный лист по делу N А32-10047/2010 серии АС N 003465644 не признан не подлежащим исполнению и не отозван, получение нового исполнительного листа поставлено в зависимость от воли взыскателя. Поскольку указанный документ взыскателем в материалы дела не возвращен, основания для выдачи нового исполнительного листа отсутствуют. Определением от 07.03.2012 права ЗАО «Автотранскомплект» не нарушены, препятствия к надлежащему исполнению судебного акта в пользу правопреемника не созданы. Допущенное судом первой инстанции нарушение норм процессуального права расценено судом апелляционной инстанции как не повлекшее вынесение неправосудного судебного акта.

Между тем суды не учли следующее.

В силу положений статьи 52 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 N 229-ФЗ для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для стороны исполнительного производства, которую правопреемник заменил.

Согласно части 4 статьи 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по каждому судебному акту выдается один исполнительный лист.

Данной нормой не предусмотрена выдача исполнительного листа при процессуальном правопреемстве.

В исполнительном листе указывается резолютивная часть судебного акта (часть 5 статьи 320 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Таким образом, содержание сведений в исполнительном листе о правопреемнике будет противоречить резолютивной части решения, чем нарушаются требования части 5 статьи 320 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом исполнительный лист от 19.08.2011 серии АС N 003465644 в силу прямого указания закона (статьи 16, 48, 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) является основанием для исполнения судебного акта в пользу ЗАО «Автотранскомплект» без выдачи нового исполнительного листа при условии представления вместе с исполнительным листом определения суда о процессуальном правопреемстве.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд кассационной инстанции считает необходимым исключить из резолютивной части определения от 07.03.2012 абзац N 4, предусматривающий указание на выдачу исполнительного листа ЗАО «Автотранскомплект» по взысканию с администрации Тихорецкого городского поселения Тихорецкого района денежных средств цеденту в размере 1 175 241 рубля 89 копеек, из которых 1 161 291 рубль 28 копеек — неосновательное обогащение, 13 299 рублей 08 копеек — расходы по уплате государственной пошлины по иску и 651 рубль 53 копейки — расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе после предоставления в суд оригинала исполнительного листа по делу N А32-10047/2010 серии АС N 003465644.

Руководствуясь статьями 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил:

определение Арбитражного суда Краснодарского края от 07.03.2012 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.05.2012 по делу N А32-10047/2010 изменить.

Исключить из резолютивной части определения от 07.03.2012 по делу N А32-10047/2010 абзац N 4.

В остальной части судебные акты оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий И.П. Назаренко
Судьи В.Е. Епифанов
А.И. Мещерин

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/40528036/

 Судья                                                                                                                  А.В.Козлов

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

о процессуально правопреемстве

11 мая 2010 года пос. Черемисиново

Черемисиновский районный суд Курской области в составе:

Председательствующего судьи — Козлова А.В.,

рассмотрев заявление Ш. о процессуальном правопреемстве,

установил:

Ш. обратился в Черемисиновский районный суд с заявлением о процессуальном правопреемстве, в котором указывает, что * 2009 года Черемисиновским районным судом Курской области было вынесено заочное решение о взыскании с Б. в пользу СКПК «*» задолженности по договору займа в сумме * рублей 00 копеек, и * 2009 года, судом истцу – СКПК «*» был выдан исполнительный лист.

* 2010 года между СКПК «*» и Ш. был заключен договор уступки права требования, согласно условиям, которого кооператив уступает Ш. право требования денежных средств в сумме * рублей 00 копеек по ранее выданному исполнительному листу в отношении Б.

В судебном заседании Ш. поддержал свое заявление о допуске его в качестве правопреемника по основаниям, изложенным в заявлении.

Заинтересованные лица: председатель правления СКПК «*» — И., старший судебный пристав по Черемисиновскому району – К. не возражали против удовлетворения заявления Ш..

Заинтересованное лицо – Б. в судебное заседание не явился по неизвестной причине, о времени и месте слушания дела был извещен надлежащим образом.

Заслушав мнения Ш.а П.И., заинтересованных лиц, а также исследовав материалы гражданского дела №*/2009г по иску СКПК «*» к Б. о взыскании дола по договору займа, суд приходит к следующему.

В силу ст.382 ГК РФ, право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Из ст.384 ГК РФ следует, что если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Согласно ст. 44 ГПК РФ, в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Суд считает, что при переходе прав СКПК «*» к Ш.. соблюдены все условия для производства замены истца, как материальные, так и процессуальные.

Все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Руководствуясь ст.ст.382, 384 ГК РФ, ст.44, ГПК РФ, судья

ОПРЕДЕЛИЛ:

произвести замену взыскателя СКПК «*» в исполнительном производстве по исполнительному листу б/н, выданному * 2009 года Черемисиновским районным судом Курской области по делу №*/2009 года о взыскании денег по договору займа на гражданина Ш., * * года рождения, уроженца * района Курской области, проживающего по адресу: * * сельсовет Черемисиновский район Курская область, перечисляя денежные средства в Курский РФ ОАО «*», БИК *, к/с *, ИНН *, КПП *, р/с * на имя Ш.

На определение может быть подана частная жалоба в Курский областной Курской области через Черемисиновский районный суд Курской области в течение 10 суток.

Источник: http://cheremisinovsky.krs.sudrf.ru/modules.php?name=information&id=221

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ КЕМЕРОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ОТ 30.07.2015 ПО ДЕЛУ N 33-8499/2015

Судебные решения, арбитраж
Обстоятельства: Определением отказано в замене взыскателя в исполнительном производстве по делу о взыскании задолженности по кредитному договору в связи с тем, что истек срок предъявления исполнительного документа к принудительному исполнению.
Разделы:
Банковский кредит; Банковские операции
Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 июля 2015 г. по делу N 33-8499

Судья: Моргачева Т.С.
Докладчик: Чунькова Т.Ю.
Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:
председательствующего Чуньковой Т.Ю.,
судей: Хомутовой И.В., Проценко Е.П.,
при секретаре: А.,
заслушав в открытом судебном заседании в апелляционной инстанции по докладу судьи Чуньковой Т.Ю.
материал по частной жалобе представителя ОАО «Первое коллекторское бюро» П., действующей на основании доверенности от 01.01.2015 г., выданной сроком до 31.06.2015 г., на определение Осинниковского городского суда Кемеровской области от 30 апреля 2015 года
по заявлению Открытого акционерного общества «Первое коллекторское бюро» о замене стороны ее правопреемником,
установила:
ОАО «Первое коллекторское бюро» обратилось в суд с заявлением о замене в рамках исполнительного производства о взыскании с К.Е.Г., П.Н.В. задолженности по кредитному договору стороны взыскателя ОАО «Сбербанк России» на ОАО «Первое коллекторское бюро», мотивированным тем, 27.06.2013 г. между ОАО «Первое коллекторское бюро» и ОАО «Сбербанк России» был заключен договор цессии N, в соответствии с которым к ОАО «Первое коллекторское бюро» перешло право требования по кредитному договору от 18.05.2007 г., заключенному между ОАО «Сбербанк России» и К.Е.Г.
Решением Осинниковского городского суда от 22.02.2008 г. в пользу ОАО «Сбербанк России» с К.Е.Г. и П.Н.В. взыскана задолженность по кредитному договору N от 18.05.2007 г. Постановлением судебного пристава-исполнителя ОСП Осинниковского района Кемеровской области от 08.09.2009 г. в отношении К.Е.Г., П.Н.В. возбуждено исполнительное производство, которое в настоящее время не исполнено.
В судебное заседание представитель ОАО «Первое коллекторское бюро» в судебное заседание не явился.
Заинтересованные лица К.Е.Г. и П.Н.В., представитель ОАО «Сбербанк России» и представитель межрайонного отдела судебных приставов по г. Осинники и г. Калтану в судебное заседание не явились.
Определением Осинниковского городского суда Кемеровской области от 30 апреля 2015 года в удовлетворении заявления Открытого акционерного общества «Первое коллекторское бюро» о замене взыскателя в исполнительных производствах о взыскании в пользу ОАО «Сбербанк России» (ранее Акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ) на основании решения Осинниковского городского суда Кемеровской области от 22.02.2008 г. с К.Н.Г. и П.Н.В. задолженности по кредитному договору N от 18 мая 2007 года отказано.
В частной жалобе представитель ОАО «Первое коллекторское бюро» П., действующая на основании доверенности от 01.01.2015 г., выданной сроком до 31.06.2015 г., просит отменить определение суда как незаконное, указывая, что суд до рассмотрения вопроса о процессуальном правопреемстве в гражданском деле рассмотрел вопрос о замене стороны в исполнительном производстве ее правопреемником, применив к заявителю негативные последствия как к стороне исполнительного производства.

В связи с тем, что до оформления процессуального правопреемства ОАО «Первое коллекторское бюро» не является взыскателем, бюро не имеет законных оснований для изучения материалов исполнительного производства, получения информации о его состоянии.
Изучив представленные материалы, обсудив доводы частной жалобы, проверив законность и обоснованность определения суда первой инстанции, судебная коллегия считает необходимым его отменить и разрешить вопрос по существу, произвести замену истца (взыскателя) ОАО «Сбербанк России» на ОАО «Первое коллекторское бюро» по делу по иску ОАО «АКБ «Сбербанк России» к К.Е.Г., П.Н.В. о взыскании задолженности по кредитному договору.
Из материалов дела видно, что, отказывая в замене взыскателя, суд первой инстанции исходил из того, что исполнительное производство по исполнению решения Осинниковского городского суда от 22.02.2008 г. о взыскании в пользу ОАО «Сбербанк России» с К.Е.Г. и П.Н.В. задолженности по кредитному договору N от 18.05.2007 г., в настоящее время окончено, при этом трехгодичный срок предъявления исполнительного документа к принудительному исполнению истек.
Между тем, судебная коллегия не может согласиться с законностью вывода суда первой инстанции об отсутствии правовых оснований к замене взыскателя правопреемником.
По общему правилу, установленному ст. 44 ГПК РФ, в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства, к числу которых относится и стадия исполнения судебного акта.
Статьей 52 Федерального закона от 02.10.2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» предусмотрено, что в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга и другое) судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или должностного лица производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.
Таким образом, юридически значимыми для разрешения вопроса о замене истца (взыскателя) по гражданскому делу (состоявшемуся решению суда) являются лишь обстоятельства, связанные с переходом права требования от одного лица к другому.
Данное обстоятельство по настоящему делу подтверждено представленным заявителем договором уступки права требования N от 27.06.2013 г. (л.д. 6-10), из приложения N к которому следует, что ОАО «Сбербанк России» переуступил право требования задолженности по кредитному договору N от 18.05.2007 г., заключенному с К.Е.Г., в размере <данные изъяты> рублей (л.д. 5).
По смыслу вышеприведенных норм законодательства, регламентирующих порядок исполнения судебных актов, а также иных норм законодательства, в частности статей 21, 22 Федерального закона «Об исполнительном производстве», срок предъявления исполнительного листа к исполнению, причины пропуска такого срока либо действия, связанные с его восстановлением, не имеют правового значения для разрешения вопроса о процессуальном правопреемстве.
Более того, иное толкование и применение норм законодательства об исполнительном производстве лишает возможности действительного взыскателя (состоявшегося правопреемника) на реализацию его прав по заявлению ходатайств о восстановлении срока предъявления исполнительного документа, выдаче дубликата исполнительного документа, а также по оспариванию постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства при наличии к тому оснований и т.д.
С учетом указанных обстоятельств, вывод суда об отказе в замене стороны в исполнительном производстве в связи с тем, что исполнительное производство окончено, а также в связи с истечением срока предъявления исполнительного документа к исполнению, является необоснованным, Истечение срока предъявления исполнительного документа к исполнению правового значения при рассмотрении заявления о замене взыскателя правопреемником не имеет, поскольку указанный вопрос предметом судебного разбирательства не являлся. Требования о выдаче исполнительного листа или о восстановлении срока для его предъявления ОАО «Первое коллекторское бюро» не заявлялось.
Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия считает необходимым отменить определение суда первой инстанции и разрешить вопрос по существу, удовлетворив заявления ОАО «Первое коллекторское бюро» о замене истца (взыскателя) по решению Осинниковского городского суда Кемеровской области от 22.02.2008 года.
Руководствуясь ст. 334, 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
определила:
Определение Осинниковского городского суда Кемеровской области от 30 апреля 2015 года отменить, разрешить вопрос по существу, произвести замену истца (взыскателя) ОАО «Сбербанк России» на ОАО «Первое коллекторское бюро» по делу по иску ОАО «АКБ «Сбербанк России» к К.Е.Г., П.Н.В. о взыскании задолженности по кредитному договору N от 18.05.2007 г. (дело N 2-400).

Источник: http://banklaw.ru/fas3/21909E9955BCDEF143257F5700446AD0.html