Самооборона от собак

Бродячие собаки — это реальная опасность в городе

В последнее время в Астраханской области обострилась проблема бродячих и безнадзорных животных. Всё чаще мы видим пугающие заголовки и телерепортажи о нападении собак на людей, речь идёт и о домашних питомцах, но чаще всего это бродячие одичавшие стаи.

Бездомные (беспризорные, бродячие, бесхозяйные) животные — это домашние животные, не имеющие хозяев, чаще всего, бродячие собаки и бездомные кошки. Понятие «безнадзорность» относится лишь к домашним животным.

За каждое животное, которое находится (содержится) в городском или сельском поселении, кто-то должен отвечать, за ними должен осуществляться надзор. Большинство владельцев домашних животных не соблюдает правила их содержания.

Собака друг человека это известно нам с детских лет, но оказавшись на улице, домашнее животное либо приспосабливается к новой среде обитания, попутно дичая и озлобляясь, либо погибает.

По старой памяти выжившие животные стремятся к еде и теплу, поэтому чаще всего их можно встретить на теплотрассах возле домов, или во дворах. Основной источник питания бродячих собак — пищевые отходы. Поэтому основное время бездомные собаки проводят около мусорных контейнеров. Собака, роющаяся в мусорном контейнере, разбрасывает упаковки, банки и недоеденные крошки на землю — на поживу, кстати, не способным высоко прыгать крысам.

Поскольку собака — близкий родственник волка, то чаще всего несколько бездомных животных, обитающих на одной территории, сбиваются в стаю.

С каждым годом количество их растёт, и не без участия «защитников животных», для которых жизнь и здоровье человека на втором месте после собаки. Каждая дикая собака это потенциальная опасность для человека.

Кормить и оставлять животных на улице — значит подвергать опасности жизни собственных детей.

Предложите сердобольной бабушке взять питомца домой, раз уж она его так любит, или не мешать людям чистить город от невменяемой и вполне реальной угрозы.

Собака это источник повышенной опасности, а собака без хозяина это источник повышенной опасности в кубе.

Мероприятия, проводимые ветеринарной службой, обеспечивают защиту животных и человека от опаснейшего заболевания бешенством, но не обеспечивают защиту от покусов, нападений и другого вреда, наносимого безнадзорными животными.

Безнадзорные или бесхозные собаки — источник возбудителей болезней, общих для человека и животных, таких как бешенство, лептоспироз, токсоплазмоз, дифиллоботриоз, описторхоз, тениидозы, трихинеллез, эхинококкоз, токсаскаридоз, токсокароз и другие, их порядка 300.

Попав в окружающую среду, возбудители некоторых инфекций могут оставаться жизнеспособными очень длительное время (иногда до года). Чаще всего заражение происходит при контакте больных животных или носителей со здоровыми, в этом плане наибольшую опасность представляют массовые скопления животных. Однако, вирусы могут передаваться не только при непосредственном контакте, но и опосредованно: воздух, воду, предметы ухода, обувь и одежду человека. Очень велик риск заражения при обнюхивании здоровой собакой испражнений, оставленных зараженной особью. А, учитывая степень заражения дворовых территорий, детских площадок, песочниц фекалиями, существует вероятность инфицирования людей и в особенности детей. Так что мигрирование стай приводит к распространению всех инфекций, которыми болеют домашние животные.

Из года в год растёт количество нападений собак на людей. Результаты нападений собак — страшные травмы, инвалидность, смерть, сломанные жизни людей, оставшихся в живых. Самые страшные случаи, когда страдают дети.

Укус является болезненным, и несёт опасность заразиться бешенством. Поэтому при укусе собаки необходима неотложная медицинская помощь и дальнейшее лечение.

Из-за чрезвычайной опасности и абсолютной летальности от заболевания гидрофобией у людей вопросы профилактики бешенства после повреждения, нанесенного больным или подозрительным на бешенство животным, имеют исключительно важное значение. Проводимый нами в течение многих лет анализ каждого случая гидрофобии свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве случаев заболевание возникало у лиц, не обращавшихся за специфической антирабической помощью.

Что же делать с безнадзорными животными?

Вот что говорит по этому поводу закон: «В целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний должны своевременно и в полном объеме проводиться предусмотренные санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия…» (п. 1. ст. 29 Федерального закона от 30.03 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»). А вот что гласят санитарные правила: «9.2. Мероприятия по недопущению возникновения случаев бешенства среди людей включают: благоустройство населённых пунктов; регулирование численности безнадзорных животных и их иммунизации против бешенства. 9.5. Регулирование численности безнадзорных животных проводите путем их отлова и содержания в специальных питомниках. Все животные должны быть привиты против бешенства…» (Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.7.2627-10 «Профилактика бешенства среди людей», утверждённые постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 06.05 2010 г. №54, зарегистрированные в Минюсте РФ от 19.07 2010 г. № 17891).

Иначе говоря, действующее законодательство предусматривает, что для предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний численность безнадзорных животных должна регулироваться путём отлова и содержания в специальных питомниках. Единственный случай законного умерщвления животного предусмотрен пунктом 7.2 Санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.7.2627-10 «Профилактика бешенства среди людей». «7.2. Животное, с которым связан подозрительный на заболевание бешенством человека случай, подлежит изоляции на 10 суток или умерщвлению (в случае агрессивного поведения). Материал от погибшего животного должен быть доставлен в специализированную лабораторию специалистами ветеринарной службы».

Ежегодно в России от бешенства погибают от одной до двух с половиной тысяч животных, за лечебной помощью после укуса обращаются сотни тысяч человек. Летальность при развитии клинических признаков бешенства достигает 100%. Безнадзорные и бесхозные собаки, свободно перемещающиеся по территории поселений, в большей степени подвержены нападению на них диких животных (переносчиков заболевания бешенством), тем самым представляя угрозу дальнейшего распространения болезни.

Необходимо помнить, что безнадзорные собаки и кошки это результат неразумного или безответственного отношения к ним человека, в первую очередь, самих же владельцев животных. Именно от человека зависит, будет расти или уменьшаться количество безнадзорных животных в ближайшие годы.

Владельцам собак и кошек следует строго соблюдать правила их содержания и выгула, что в итоге позволит снизить обращаемость населения района за медицинской помощью по поводу повреждений, нанесенных животными.

Версия для печати Версия для MS Word Эпидемиологический надзор

Источник: http://30.rospotrebnadzor.ru/directions/nadzor/147695/

ПРАКТИКА ОТНЕСЕНИЯ СОБАК К ИСТОЧНИКАМ ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ

Российское федеральное законодательство регулирует две категории отношений, связанных с животными:

  1. Отношения в области охраны и использования объектов животного мира, обитающих в условиях естественной свободы (Федеральный Закон от 24.04.1995 N 52-ФЗ “О животном мире”);
  2. Отношения по использованиюживотных, содержащихся в неволе (Гражданский кодекс РФ).

В нашей ситуации речь идет о второй категории отношений. Соответственно для определения характера и размера ответственности владельцев собак необходимо руководствоваться нормами ГК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 137 ГК РФ К животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Из этого следует, что животное является вещью, принадлежащей своему законному владельцу, и является самостоятельным объектом гражданских прав. Собственник вещи должен нести бремя содержания вещи, а также бремя гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный вещью при ее ненадлежащем содержании (ст. 210 ГК РФ).

Если собака покусала человека, то ее законный владелец будет нести ответственность за причиненный человеку вред здоровью. В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 1085 ГК РФ, при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь. Соответственно, даже в том случае, если потерпевший является безработным, он также имеет право на возмещение по своему выбору заработка до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности (п. 4 ст. 1086 ГК РФ). Также потерпевший имеет право на возмещение дополнительно понесенных расходов, вызванных повреждением здоровья, если он не имеет право на получение бесплатной помощи, но в ней нуждается.

При причинении вреда здоровью укусом собаки человеку также причиняется моральный вред (физические или нравственные страдания).Вэтом случае суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (статья 151 ГК РФ).

На право потерпевшего на компенсацию морального вреда указывается также в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 1 от 26 января 2010 года “О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью”. При этом Верховный суд указывает, что поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Также необходимо учитывать наличие вины причинителя вреда для наложения на него ответственности.

Таким образом, собственник домашнего животного, покусавшего человека, должен возместить потерпевшему не только убытки, включающие реальный ущерб и упущенную выгоду, но и моральный вред.

Кроме того, в исключительных случаях собака может быть признана судом источником повышенной опасности (ИПО). Речь идет о собаках специально выведенных пород, отличающихся особой агрессивностью. В этом случае собственник собаки должен осуществить компенсацию морального вреда независимо от своей вины.

Однако согласно ст. 1079 ГК РФ под повышенной опасностью в буквальном смысле слова понимается деятельность человека. То есть это своего рода процесс, протекающий во времени. Соответственно с точки зрения логики к такой деятельности не могут быть отнесены объекты материального мира, в том числе и собаки.

В России сложилась неоднозначная судебная практика по вопросу отнесения тех или иных пород собак, разновидностей внутри породы, а также собак в целом к ИПО. Для всеобъемлющего понимания данной проблемы необходимо разобрать выдержки из судебных актов.

Апелляционное определение Челябинского областного суда от 19.06.2014 по делу N 11-6059/2014: Из вагончика выбежала и набросилась на истца собака породы “стаффордширский терьер”, схватила ее за левую кисть руки. П. была оказана скорая медицинская помощь и поставлен диагноз: ***. С 22 марта 2013 по 05 апреля 2013 года она находилась на лечении в центре хирургии МУЗ ГКБ N 5.
Животные, в том числе собаки, в ст. 1079 ГК РФ не указаны прямо в числе источников повышенной опасности.

В большинстве случаев причинение вреда домашними животными является следствиемвиновного поведения их владельцев.

Суд первой инстанции, учитывая обстоятельства дела, виновное поведение ответчика, не посчитал нужным отнести вышеуказанную собаку к источнику повышенной опасности.
У судебной коллегии также отсутствуют для этого основания, так как в материалах дела не имеется доказательств, подтверждающих, что в отношении собаки, принадлежащей ответчику, существует невозможность полного контроля за ее поведением со стороны человека.

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 06.10.2014 по делу N 33-8728:Вместе с тем, собаки специально выведенных пород, заведомо отличающиеся особой агрессивностью, при определенных обстоятельствах могут быть признаны источником повышенной опасности. Данный вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае с учетом фактических обстоятельств конкретного дела.

Установлено, что принадлежность собак к породе определяется на основании родословных документов, а в спорных случаях – экспертами-кинологами по запросу регистрирующего органа.

Вместе с тем, доказательств, подтверждающих объективность утверждений истца о том, что напавшая на нее собака требует особой ответственности владельца, в материалах дела не имеется. Ответчик отрицает принадлежность собаки к такой категории пород. Объективные доказательства определения породы собаки ответчика материалы дела не содержат. Субъективная оценка собаки как крупной, по мнению судебной коллегии не может служить достаточным основанием для отнесения ее к источникам повышенной опасности.

Апелляционное определение Иркутского областного суда от 30.10.2013 по делу N 33-8880/13:Как следует из материалов дела, ответчикам С. и Г.Г. принадлежит собака породы среднеазиатской овчарки. Данная порода отнесена к служебным собакам. Таким образом, в данном случае собаки ответчиков обоснованно отнесена к источнику повышенной опасности, поскольку они обладает признаками, присущими таким источникам, то есть повышенной опасностью для окружающих.

Апелляционное определение Московского областного суда от 04.09.2012 по делу N 33-17294: Кроме того, суд первой инстанции счел возможным признать собаку источником повышенной опасности, что, в силу положений ст. 1079 ГК РФ, по мнению суда, возлагает ответственность на его владельца без вины.

Судебная коллегия, считая правомерным возложение на ответчика обязанности по компенсации морального вреда, равно как и определенный судом размер такой компенсации, вместе с тем считает необходимым указать на следующее.
Нельзя согласиться со ссылкой суда первой инстанции на положения статьи 1079 ГК РФ, поскольку указанная норма не регулирует возникшее правоотношение. Домашнее животное, даже в случае причинения вреда здоровью гражданину, не может быть признано источником повышенной опасности, в связи с чем ответственность собственника собаки не наступает по правилам ст. 1079 ГК РФ.
В этой ситуации следует руководствоваться общим правилом полного возмещения вреда (ст. 1064 ГК РФ), а также положениями ст. 137 ГК РФ, согласно которой к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное, и положениями ст. 210 ГК РФ, в соответствии с которой собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 11.09.2013 по делу N 33-10093/2013:Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, ДД.ММ.ГГГГ на территории земельного участка ответчика на В. напала собака, принадлежащая Б., и укусила истца.

Стороной ответчика не оспаривалось, что Б. является владельцем собаки, причинившей вред истцу, в связи с чем судом первой инстанции обоснованно сделан вывод о наличии вины ответчика, как владельца источника повышенной опасности, в произошедшем инциденте.
Таким образом, в силу перечисленных выше положений закона требования истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда правомерно признаны судом первой инстанции законными и обоснованными.

Наиболее полный комментарий по рассматриваемой теме дала коллегия судей Свердловского областного суда в своемОпределенииот 20.06.2013 по делу N 33-7574/2013: Под источниками повышенной опасности следует понимать предметы материального мира, в силу которых владение ими связано с повышенной опасностью для окружающих. Повышенная опасность для окружающих таких предметов и деятельности по их использованию обусловлена спецификой соответствующих объектов. Полный контроль над ними невозможен. Традиционно домашние животные не относятся к числу источников повышенной опасности. Однако представляется правильным утверждение, в соответствии с которым собаки специально выведенных пород, заведомо отличающиеся особой агрессивностью, при определенных обстоятельствах могут быть признаны источником повышенной опасности. Данный вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае с учетом фактических обстоятельств конкретного дела. Принадлежность собаки к той или иной породе определяется на основании родословных документов, а в спорных случаях – экспертной комиссией при органе регистрации домашних животных.

Доказательств, подтверждающих объективность утверждений истца о нахождении среди напавших на него собак, пород собак, требующих особой ответственности владельца, в материалах дела не имеется. Владелец приюта Р. отрицает факт нахождения в приюте таких собак.

Таким образом, из анализа судебной практики можно сделать вывод о том, что у судов сложились два направления:

  1. Домашнее животное не может быть признано ИПО;
  2. Отнесение собаки к ИПО напрямую зависит от ее породы, возраста, веса, степени агрессивности и т. п.

В некоторых муниципальных образованиях приняты нормативные акты, которыми определяется круг пород собак, подпадающих под крупных, агрессивных, служебных, служебно-спортивных, бойцовских пород. В любом случае вопрос об отнесении той или иной собаки к источнику повышенной опасности разрешается судьей в каждом случае при разрешении конкретного дела с учетом конкретных его обстоятельств.

Следственно, потерпевшему при предъявлении иска к собственнику собаки необходимо доказать наличие у покусавшей его собаки физических и психических признаков, которые в своей совокупности могут повлиять на суждение судьи об отнесении собаки к источнику повышенной опасности. Также можно подыскать положительную судебную практику в подтверждение своих доводов об отнесении конкретной породы собак к ИПО, но сильно на это надеяться не стоит, так как судебный прецедент не является в России источником права, и соответственно суд не может на него ссылаться в своем решении.

Библиографический список

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации от 26.01.1996 N 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 29.01.1996. N 5. ст. 410.

Все статьи автора «Шматов Марк Александрович»

Источник: http://politika.snauka.ru/2015/09/3405

Отнесении домашних животных к источникам повышенной опасности

Отнесении домашних животных к источникам повышенной опасности. Рассмотрение вопроса с законодательной точки зрения.

К вопросу об отнесении домашних животных к источникам повышенной опасности.

Ни одна официальная статистика не скажет, какое количество собак находится в собственности физических лиц. Но каждый из нас понимает, что их число огромно. При этом велико и количество случаев причинения вреда этими животными здоровью человека, особенно, собаками в силу их распространения. Поэтому вопросы возмещения вреда на сегодняшний день – весьма актуальны. С точки зрения института источника повышенной опасности (далее ИПО), правовая квалификация собаки как источника очень специфичный вопрос и неоднозначно решаемый в судебной практике.

Долгое время ведется дискуссия по поводу отнесения домашних животных к источникам повышенной опасности.

По данном вопросу существует две основные точки зрения:

  1. отдельные породы собак не могут быть признаны ИПО;
  2. они должны быть признаны таковыми.

Первой точки зрения придерживается профессор В.А. Тархов, который полагает, что «Все-таки домашние животные достаточно изучены и потому причинение ими вреда возможно лишь по вине ответственных лиц», то есть животных нельзя признать ИПО, и возмещение вреда должно осуществляться только на основании ст.1064 ГК. (То есть только при наличии вины владельца животного).

Профессор А.М. Белякова также считает, что «отнесение в практике домашних животных к ИПО является судебной ошибкой».

С. К. Шишкин утверждает, что деятельность по содержанию любого домашнего животного нельзя отнести к деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, поскольку такое животное достаточно подконтрольно человеку, а случаи причинения ими вреда являются следствием человеческого фактора (неосмотрительность, небрежность, невнимательность владельцев). По нашему мнению данная позиция является неубедительной.

Второй точки зрения придерживается ряд ученых Шоломова Е.В, Ершов В.А., Мохов А.А., Копылов Д.Э. и др. Они утверждают, что ряд домашних животных можно отнести к источникам повышенной опасности, а деятельность по их содержанию – к деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих. Возможность причинения вреда жизни и здоровью граждан собаками отдельных пород высока, поскольку они в силу специфических природных (генетических) особенностей и в результате специального обучения становятся «биологическим средством» нападения на человека. Вредоносность таких животных допускает возможность причинения значительного вреда здоровью или жизни человека, имуществу граждан и организаций. Относительно подчинения поведения данных животных воле человека, стоит отметить, что вероятность выхода животного из-под контроля его владельца достаточна высока, иными словами, поведение не предсказуемо в различных ситуациях не только для окружающих, но и для его владельца.

Таким образом, общий принцип ответственности за нанесенный вред, установленный гражданским законодательством, наличие вины. Исключение составляет деятельность, связанная с источниками повышенной опасности – управление транспортными средствами, ношение оружия, использование взрывчатых веществ, ядов и т.п., энергетика, строительство и пр. Владельцы таких источников отвечают всегда, если только не докажут, что вред возник вследствие обстоятельств непреодолимой силы или умысла потерпевшего. В связи с чем, и предлагается приравнять собак к ИПО, чтобы владельцы данных животных всегда несли гражданскую ответственность при причинении вреда их собакой, даже без наличия собственной вины.

Однако, анализ судебной практики свидетельствует о том, что при причинении вреда домашними животными, суды определяют ответственность не по правилам ст. 1079 ГК РФ, а в соответствии со ст. 1064 ГК РФ, то есть только при наличии вины владельца животного. Несмотря на сформировавшийся подход к рассмотрению подобных споров по такой категории дел, правоприменительная практика не всегда однозначно оценивает обстоятельства дела. Приведем пример из судебной практики. До судебного разбирательства дошла история известного кинолога из г.Улан-Удэ, владелицы среднеазиатской овчарки. Ее собака имела множество наград и отличный нрав, что, однако, не помешало ей укусить за локоть женщину, причинив последней вред здоровью средней тяжести. Несмотря на активные жалобы кинолога вплоть до Верховного суда РБ, суд Октябрьского района все же взыскал с владелицы животного 15 тысяч рублей, охарактеризовав любую собаку согласно ст. 1079 ГК РФ как источник повышенной опасности.

Данный случай является единичным, а судебная практика складывается таким образом, что при причинении вреда домашними животными ответственность определяется по правилам ст.1064 ГК, то есть вред подлежит возмещению только при наличии вины владельца собаки. К чему это приводит? В ситуации, когда собака, сорвавшись с поводка и сняв намордник, кого-то покусала или, находясь на поводке, неожиданно набросилась на человека, доказать вину владельца собаки практически невозможно. А значит, ответственности по возмещению вреда для владельца собаки не наступает.

В России каждой год регистрируется около 400 тыс. нападений собак на людей, около 100 тыс. из них — дети до 14 лет. Судебная практика показывает, что потерпевшему не удается получить возмещение вреда, причиненного ему животным, поскольку собственник (владелец) животного не является непосредственным причинителем вреда.

Приведем пример из судебной практики: хозяева трех африканских бурбулей, искалечивших Кирилла Лисиченко, отправляясь на отдых, оставили своих грозных питомцев на попечение пожилой гувернантки. Естественно, что она, выгуливая собак, оказалась не в силах справиться с ними, когда они набросились на гулявшего возле Приморского шоссе парнишку. Схватив его за голову и ноги, псы стали разрывать мальчика на части. Гувернантка попыталась оттащить собак, но те кинулись и на нее. Остановить их смогли только подоспевшие вовремя сотрудники полиции, принявшие в тот момент единственно верное решение — стрелять по собакам на поражение. Окажись сотрудники полиции на месте минутой позже, ни ребенок, ни пожилая женщина в живых бы не остались.

На следующий день после разыгравшейся в Тарховке трагедии было возбуждено уголовное дело по статье 118 УК РФ («причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью по неосторожности»). Однако в возбуждении уголовного дела может быть отказано, так как состава преступления скорее всего не обнаружат. Привлечь к ответственности выгуливавшую собак женщину трудно: у нее не было умысла, да и сама она серьезно пострадала. Владельцев собак тем более: их даже не было дома. Даже иск о возмещении ущерба родителям Кирилла предъявить некому, так как вины владельцев собак в данной ситуации нет.

И этот случай является не единичным. Множеству граждан, получивших причинения вреда различной тяжести от собак, никакой вред не возмещается. А кто компенсирует моральный вред родителям погибших детей от укусов собак? Владелец собаки? Вряд ли, потому что в связи с действующим законодательством необходимо наличие вины владельца животного, которую доказать практически невозможно, так как владелец не является непосредственным причинителем вреда. Кто же защитит граждан от возможно нападения злобных собак так и неясно. Сегодня мы имеем Закон о защите домашних животных, а вот о защите горожан, увы, разговоров пока нет, в связи, с чем мы предлагаем отнести собак к источникам повышенной опасности, в частности для того, чтобы вред пострадавшим гражданам всегда возмещал владелец принадлежавшей ему собаки, даже без наличия собственной вины.

Несомненно, признавать всех собак источником не совсем правильно, в собаках маленьких пород нет той опасности, которая присуща ИПО. К ИПО следует отнести лишь четко определенные категории животных, к примеру, агрессивных собак, а также собак бойцовских пород.

Следовательно, будет целесообразным и логичным внесение необходимых изменений в ст. 1079 ГК РФ, указав, что к деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, относится содержание агрессивных пород собак, либо необходимо изменить подход к данному вопросу в судебной практике и в некоторых случаях с учетом иных обстоятельств признавать собак подобных пород источником повышенной опасности, что сделано в ряде зарубежных государств, к примеру, ГК Украины устанавливает, что требования о возмещении ущерба, заявленных лицами, пострадавшими от служебных собак и собак бойцовых пород, подлежит возмещению, поскольку их содержание определенно законодателем как источник повышенной опасности.

Источник: https://www.cherlock.ru/articles/otnesenii-domashnih-jivotnih-k-istochnikam-povishennoi-opasnosti

17 октября 2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 16 июня 2014 г. по делу N 33-7967/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего судьи Н.А. Губаевой,

судей Р.Р. Насибуллина и Г.А. Сахиповой,

с участием прокурора В.А. Хисамовой,

при секретаре судебного заседания Л.М. Назмутдиновой

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Р.Р. Насибуллина гражданское дело по апелляционной жалобе Е.В. Струговца и апелляционному представлению прокурора города Нижнекамска Республики Татарстан на решение Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 24 марта 2014 года, которым постановлено:

иск удовлетворить частично.

Взыскать с Струговца Е.В. в пользу Напалкова В.М. утраченный заработок в сумме 29130 рублей, компенсацию морального вреда 40000 рублей и судебные расходы 200 рублей.

Взыскать с Струговца Е.В. госпошлину в доход государства в размере 400 рублей.

Проверив материалы дела и заслушав объяснения представителя Е.В. Струговца Д.В. Седова, поддержавшего апелляционную жалобу, прокурора В.А. Хиса-мовой, давшей заключение в поддержку апелляционных представления и жалобы, обсудив доводы апелляционных жалобы и представления, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

В.М. Напалков обратился в суд с иском к Е.В. Струговцу о компенсации морального вреда и возмещении утраченного заработка, указав в обоснование, что он 09 мая 2013 года по своему приусадебному участку, расположенному в «данные изъяты» , прошел на участок ответчика — соседа для получения у него разрешения на проезд трактора через его территорию. При этом на него накинулась и укусила за правую руку собака, находившаяся на цепи, но имевшая свободу передвижения по всему участку, поскольку цепь перемещалась вдоль проволоки, называемой «растяжкой» и протянутой по участку. После укуса собаки у него начались сильные непрекращающиеся боли в правой кисти руки, 14 мая 2013 года он был госпитализирован в «данные изъяты» «данные изъяты» больницы, где ему провели операцию — «данные изъяты» . При этом он длительное время находился на стационарном и амбулаторных излечениях, однако до настоящего времени полностью не восстановился, боли режущего и дергающего характера по краю правой кисти, а также чувство жжения и стягивания продолжают беспокоить.

Кроме того, в период с 09 мая по 05 июля 2013 года находился в состоянии временной нетрудоспособности, о чем оформлен соответствующий листок, и был лишен заработка.

По приведенным мотивам, ссылаясь на значительные физические и нравственные страдания, которые претерпел в результате травмы, полученной от укуса собаки, истец просил суд взыскать с ответчика 100 000 рублей в компенсацию морального вреда, а также 39876 рублей в возмещение утраченного заработка за период с 09 мая по 05 мая 2013 года.

В судебном заседании истец, его представитель Е.М. Глянц требования поддержали; представитель ответчика Д.В. Седов иск не признал; прокурор И.Н. Давлетшин в своем заключении полагал иск подлежащим отклонению.

Суд иск удовлетворил частично, о чем постановил решение в приведенной формулировке.

В апелляционной жалобе ответчик просит решения суда отменить по мотиву его необоснованности и незаконности. Указывает, что при вынесении решения суд неправильно исходил из того, что собака относится к источникам повышенной опасности. По мнению ответчика, со стороны истца имело место грубая неосторожность, поскольку, обладая сведениями о наличии во дворе собаки и заметив его заблаговременно на значительном расстоянии, он не прекратил продвижение вглубь территории. Указывает на то, что он (ответчик) обеспечил требуемые условия содержания своих животных (собак), при которых исключалась бы причинение вреда другим лицам вне территории его участка. Выражает также несогласие с решением суда и в части взыскания с него утраченного истцом заработка в размере 29130 рублей, полагая его явно завышенным, исчисленным не в установленном порядке.

В апелляционном представлении Нижнекамский городской прокурор ставит вопрос об изменении решения суда по мотиву незаконности. Приводит, в частности, собственные расчеты размера подлежащего возмещению истцу утраченного заработка, произведенные на основе пункта 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года N 922, согласно которым размер утраченного истцом заработка составляет 23866 рублей 30 копеек. Указывает, что при определении размера компенсации морального вреда суд не принял во внимание отсутствие вины причинителя вреда, а также грубую неосторожность самого потерпевшего.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика Д.В. Седов поддержал апелляционную жалобу по приведенным в ней доводам; прокурор В.А. Хисамова в заключении апелляционные представление, жалобу полагала подлежащими удовлетворению, а решение суда — изменению в части определения размеров утраченного заработка, компенсации морального вреда.

Другие лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, извещены, об уважительности причин неявки суду не сообщили, в связи с чем Судебной коллегией определено о рассмотрении дела без их участия.

В силу части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В соответствии с пунктами 2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Проверив законность, обоснованность решения суда по правилам части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, Судебная коллегия полагает решение суда подлежащим частичному изменению по следующим соображениям.

В силу пункта 2 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять новое решение.

Согласно пунктам 1, 3 и 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются, в частности, неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение, неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие нарушения допущены судом первой инстанции по делу.

В соответствии со статьей 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

По смыслу упомянутой нормы источником повышенной опасности признается любая деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Учитывая, что вышеуказанная норма не содержит исчерпывающего перечня источников повышенной опасности, суд, принимая во внимание особые свойства предметов, веществ или иных объектов, используемых в процессе деятельности, вправе признать источником повышенной опасности также иную деятельность, не указанную в перечне.

При этом надлежит иметь в виду, что обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления, на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и так далее), что следует из абзаца 2 пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как определено в статье 137 Гражданского кодекса Российской Федерации, к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Таким образом, животное является объектом гражданских правоотношений, владелец животного несет ответственность за своего питомца. К животному применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Соответственно, животное является собственностью владельца или принадлежит ему на ином вещном праве, на которого, исходя из статьи 210 Гражданского кодекса Российской Федерации, возложено бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Поскольку повышенная опасность для окружающих таких предметов и деятельности по их использованию обусловлена спецификой соответствующих объектов, то определяющим в оценке их как источников повышенной опасности является критерий невозможности полного контроля над ними.

Домашние животные традиционно к числу источников повышенной опасно-сти не относятся. Представляется правильным при этом утверждение, в соответствии с которым собаки, используемые (выведенные) для таких видов деятельности как охранно-сторожевая, бойцовая и т.д., заведомо отличающиеся в этой связи особой агрессивностью, при определенных обстоятельствах могут быть признаны источником повышенной опасности. Данный вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае с учетом фактических обстоятельств конкретного дела.

Согласно приложению к модельному закону «Об обращении с животными», утвержденному постановлением Межпарламентской ассамблеи государств-участ-ников Содружества Независимых Государств от 31 октября 2007 года N 29-17, к потенциально опасным породам собак отнесены в том числе овчарки, такие как восточноевропейская, грецкая, кавказская, немецкая, овчарка Дауфмана, румынская, среднеазиатская, южнорусская.

Как разъяснено в пункте 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для ок-ружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

Согласно части 1 статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности и осуществляется в денежной форме.

Как видно из материалов дела, семья истца владеет и пользуется земельным участком (кадастровый номер … ) в «данные изъяты» . Собственником данного участка является ФИО , супруга истца.

Ответчику на праве собственности принадлежат земельные участки (кадастровые номера … и … ) в том же населенном пункте, объединенные для единого использования, том числе для проживания и для осуществления предпринимательской деятельности по реализации строительных материалов.

Указанные земельные сторон участки являются смежными.

Установлено по делу и не отрицается сторонами, что 09 мая 2013 года истец по своему участку (огороду) через неогороженную часть смежной границы прошел беспрепятственно на участок ответчика-соседа с целью получения, как объяснено им суду, разрешения на проезд трактора через его участок.

На территории ответчика на истца напала и укусила его за правую руку собака, находившаяся на цепи, но имевшая свободу передвижения по всей территории участка, поскольку цепь перемещалась по проволоке длиною 70 — 80 метров, растянутой вдоль двора ответчика.

Тот факт, что истец был покусан собакой, принадлежащей ответчику и используемой им на своем участке в качестве охранно-сторожевой, в судебном заседании ответчик подтвердил, а впоследствии не отрицал.

В результате укуса собаки истец получил повреждение правой кисти, в этот же день обратился в травмпункте, где на место укуса были наложены швы, назначено амбулаторное лечение, а 14 мая 2013 года ввиду ухудшения состояния здоровья был экстренно госпитализирован в «данные изъяты» «данные изъяты» больницы с диагнозом » «данные изъяты» «, 17 мая 2013 года ему проведена операция — «данные изъяты» , при этом на стационарном излечении находился до 07 июня 2013 года, после чего продолжил лечение амбулаторно до 05 июля 2013 года.

По результатам «данные изъяты» заключением эксперта от 28 февраля 2014 года N … определено, что «данные изъяты» , причинило ФИО «данные изъяты» вред здоровью по признаку длительности сроком свыше трех недель, при этом причинение данного повреждения зубами собаки в пределах описанной продолжительности времени не исключается.

Проанализировав установленные обстоятельства, оценив представленные в деле доказательства, в том числе историю болезни обратившегося за медицинской помощью, показания свидетелей, суд пришел к выводу о том, что по делу находит подтверждение факт причинения вреда здоровью истца в результате нападения на него собаки, владельцем которой является ответчик.

Достоверных бесспорных доказательств, опровергающих выводы суда первой инстанции, со стороны ответчика не представлено.

Из материалов дела усматривается, что собака, принадлежащая ответчику и напавшая на истца, имеет крупный размер, что ответчик также не отрицал. Из пояснений свидетеля ФИО в суде следует, что собака, укусившая истца и принадлежащая ответчику, по размеру является крупным, из породы «овчарки».

Судебная коллегия принимает во внимание утверждение самого ответчика о том, что табличка, вывешенная на его воротах, с надписью «осторожно, злые собаки» свидетельствует об агрессивности и об опасности собак, которые охраняют принадлежащую ему территорию.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия соглашается с выводом суда о наличии в данном случае оснований для возложения на ответчика гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный здоровью истца, путем компенсации морального вреда и возмещения утраченного заработка.

Довод апелляционной жалобы о том, что собака, принадлежащая ответчику и напавшая на истца, не может относиться к источникам повышенной опасности, поскольку является домашним животным, Судебной коллегией отклоняется ввиду того, что действия крупной по телосложению, предназначенной и используемой в охранно-сторожевых целях собаки, для которой агрессивное поведение является нормой, полному контролю, даже находясь во владении человека, не поддаются и создают повышенную вероятность причинения вреда, соответственно, если в результате таких действий причиняется вред, что и произошло в рассматриваемой ситуации, он расценивается как вред, причиненный источником повышенной опасности, ответственность за который несет владелец независимо от его вины.

Более того, Судебная коллегия полагает необходимым отметить, что истец, владелец соседнего участка, прошел на территорию ответчика через неогороженную часть смежной границы. Изложенное бесспорно свидетельствует о том, что ответчик, будучи владельцем такой собаки, не принял мер к исключению бесконтрольного свободного доступа на свою территорию, охраняемую собаками, и указывает, вопреки доводам в апелляционной жалобе, на наличие его вины в форме неосторожности в причинении вреда здоровью истца.

Вместе с тем, правильно установив обстоятельства, признающиеся основанием к компенсации морального вреда, суд первой инстанции при определении размера этой компенсации допустил существенное нарушение норм материального права.

Так, в силу статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если гражданину причинен моральный вред (физические, нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Исходя из пунктов 2, 3 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается. Вина потерпевшего не учитывается и при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Из материалов дела следует, что в действиях истца имело место грубая неосторожность, поскольку в праздничный выходной день, будучи осведомлен, что участок соседа — ответчика, используемый им под хранение, реализацию строительных материалов в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, находится под охраной собак, самоуправно прошел туда через неогороженную смежную границу и начал продвигаться вглубь территории, тем самым, способствовал нападению собаки и причинению вреда здоровью.

Присуждение истцу компенсации морального вреда в размере 40000 рублей при таких обстоятельствах, учитывая, что собака истцом была привязана к цепи, предоставляющей ей свободу передвижения лишь по территории участка, не может быть признан соответствующим требованиям разумности и справедливости и является чрезмерно завышенным.

При установленных данных, исходя из требований разумности и справедливости, Судебная коллегия приходит к выводу, что размер присужденной в пользу истца компенсации морального вреда должен быть уменьшен и определен равным 15000 рублей.

Кроме того, Судебная коллегия полагает заслуживающим внимание доводы апелляционного представления о том, что утраченный истцом заработок судом первой инстанции определен только на основе информативной справки работодателя о разнице между подлежавшими начислению и полученными фактически по листку временной нетрудоспособности суммами, то есть без применения установленного порядка ее исчисления.

Как закреплено в пункте 1 статьи 1085 Гражданского кодекса Российской Федерации, при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит, в числе прочих, утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь.

Согласно пункту 2 той же статьи Кодекса при определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда, то есть не засчитываются в счет возмещения вреда.

Исходя из пункта 2 статьи 1087 Гражданского кодекса Российской Федерации среднемесячный заработок (доход) потерпевшего подсчитывается путем деления общей суммы его заработка (дохода) за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать.

Период временной нетрудоспособности истца в результате травм, полученных от укуса собаки, составила с 09 мая по 05 июля 2013 года, о чем выданы листки нетрудоспособности.

Общая сумма начисленной заработной платы истца за период с мая 2012 го-да по апрель 2013 года составила 350985 рублей 47 копеек, средний месячный заработок — 29248 рублей 79 копеек.

Таким образом, размер утраченного заработка истца составляет за период с 09 по 31 июня 2013 года 24373 рубля 99 копеек (29248 рублей 79 копеек / 18 рабочий день в месяце x 15 рабочих дней в расчетном периоде), за период с 01 по 23 июня 2013 года — 29248 рублей 79 копеек (29248 рублей 79 копеек / 19 рабочих дня x 19 рабочих дня в расчетном периоде), а за период с 01 по 05 июля 2013 года — 6358 рублей 43 копейки (29248 рублей 79 копеек / 23 рабочих дня x 5 рабочих дня в расчетном периоде), а всего 59981 рубль 21 копейку.

Выплаченные истцу пособие по временной нетрудоспособности и отпускные из данной суммы не подлежат вычету.

Соответственно, размер утраченного заработка истца, подлежащая возмещению, составляет 59981 рубль 21 копейку.

При установленных обстоятельствах решение суда, как постановленное при неправильном применении нормы материального права, подлежит изменению в части определения размера компенсации морального вреда и возмещения утраченного заработка. В этой части надлежит принять новое решения о взыскании с ответчика в пользу истца 15000 рублей в компенсацию морального вреда, а также 23866 рублей 30 копеек в возмещение утраченного заработка за период 09 мая по 05 июля 2013 года.

Руководствуясь статьей 199, пунктом 2 статьи 328, пунктами 1, 3 и 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 24 марта 2014 года по данному делу в части компенсации морального вреда и возмещения утраченного заработка изменить и принять в этой части новое решение.

Взыскать с Струговца Е.В. в пользу Напалкова В.М. 15000 рублей в компенсацию морального вреда, а также 23866 рублей 30 копеек в возмещение утраченного заработка за период 09 мая 2013 года по 23 июня 2013 года.

В остальной части то же решение суда оставить без изменения.

Апелляционную жалобу Струговца Е.В. и апелляционное представление прокурора города Нижнекамска Республики Татарстан удовлетворить частично.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

Председательствующий

Судьи

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/125671020/