Срок ответа на запрос СМИ

Чиновники научились давать ответ. Но сроки все равно хромают

13 декабря Лениздат.ру писал о завуалированном отказе Федеральной регистрационной службой по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в предоставлении информации по запросу «Новой газеты в Санкт-Петербурге». После повторного запроса, в котором указывалось на незаконность подобных действий со стороны государственной организации, запрашиваемые сведения все же были предоставлены. Но опять не обошлось без нарушений.

Сегодня благодаря обращению в государственные организации и органы власти журналисты могут проверить информацию, полученную из различных источников. Подразумевается, что ответ на запрос СМИ будет своевременен, точен и достоверен. Действующий в Российской Федерации Закон о СМИ очень четко и понятно прописывает как, когда и кем должна сообщаться требуемая информация, а также случаи, в которых ее предоставление может быть ограниченно.

Из Закона о СМИ:

Глава IV. Отношения средств массовой информации с гражданами и организациями

Статья 38. Право на получение информации

Государственные органы и организации, общественные объединения, их должностные лица предоставляют сведения о своей деятельности средствам массовой информации по запросам редакций, а также путем проведения пресс-конференций, рассылки справочных и статистических материалов и в иных формах.

Статья 39. Запрос информации

Редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме. Запрашиваемую информацию обязаны предоставлять руководители указанных органов, организаций и объединений, их заместители, работники пресс-служб либо другие уполномоченные лица в пределах их компетенции.

Статья 40. Отказ и отсрочка в предоставлении информации

Отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. Уведомление об отказе вручается представителю редакции в трехдневный срок со дня получения письменного запроса информации. В уведомлении должны быть указаны:

1) причины, по которым запрашиваемая информация не может быть отделена от сведений, составляющих специально охраняемую законом тайну;

2) должностное лицо, отказывающее в предоставлении информации;

3) дата принятия решения об отказе.

Отсрочка в предоставлении запрашиваемой информации допустима, если требуемые сведения не могут быть представлены в семидневный срок. Уведомление об отсрочке вручается представителю редакции в трехдневный срок со дня получения письменного запроса информации. В уведомлении должны быть указаны:

1) причины, по которым запрашиваемая информация не может быть представлена в семидневный срок;

2) дата, к которой будет представлена запрашиваемая информация;

3) должностное лицо, установившее отсрочку;

4) дата принятия решения об отсрочке.

Журналистская практика, однако, показывает, что порой госслужащие либо абсолютно не знают действующего законодательства, регламентирующего их деятельность, либо умышленно его нарушают. С молчаливого одобрения вышестоящего начальства. Случай обращения «Новой газеты в Санкт-Петербурге» в ФРС как раз очень ярко иллюстрирует систематическое пренебрежение чиновниками требований закона.

Напомним, что газета обращалась в Регистрационную службу 16 ноября с просьбой предоставить информацию об ограничениях на использование участка земли, находящегося в границах особо охраняемой территории — Гладышевского заказника.

Полученный 7 декабря ответ звучал так: «Предоставление информации о сведениях, содержащихся в ранее выданных свидетельствах, не предусмотрено пп. 1, 2 ст. 7

ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации — Lenizdat.ru)». Видимо, в Регистрационной службе не подозревают о существовании других нормативных актов и во всем руководствуются Законом о регистрации. Хотя вопросы предоставления информации регулируются и другими нормативными актами, в частности, законом «О СМИ».

В повторном обращении газеты к руководителю ФРС Галине Александровне Волчецкой журналисты были вынуждены провести небольшой ликбез в области законодательства:

«…Хотелось бы обратить Ваше внимание на то, — говорится в запросе, — что процедура и сроки предоставления информации государственными предприятиями и организациями по запросам средств массовой информации регулируется не пп. 1, 2 ст. 7 Закона о регистрации, а действующим в России Законом о средствах массовой информации.

Согласно этому закону, государственные органы обязаны предоставлять запрашиваемую информацию при условии, что она не является государственной, коммерческой, личной, адвокатской тайной или иным специально охраняемым видом тайны. Причем принадлежность каких-либо данных к перечисленным видам сведений должна быть четко прописана в специальных нормативных актах. Во всех остальных случаях государственная организация не вправе отказывать средству массовой информации в тех или иных сведениях.

В связи с тем, что обременения на земельный участок, расположенный на особо охраняемой природной территории, напрямую затрагивают интересы не только владельцев земли, но и других жителей региона, эти сведения не могут быть отнесены к тому или иному виду специально охраняемой тайны…»

Лишь после такого письма и долгих неоднократных телефонных напоминаний требуемая информация была предоставлена. Но опять-таки с нарушением.

Из содержания Главы 4 Закона о средствах массовой информации недвусмысленно следует, что закон дает на ответ по запросу СМИ лишь неделю, а о превышении этого срока редакция должна быть уведомлена письменно.

Увы, чиновники не считают себя обязанными соблюдать «какой-то там закон о СМИ», а его упоминание почему-то вызывает неадекватную агрессию или полное игнорирование. Представитель ФРС по телефону утверждала, что на ответ по этому запросу положен месяц (который на момент разговора еще не закончился), а значит, еще есть время.

Правда, даже в месячный срок при подготовке ответа на повторный запрос федеральные регистраторы все равно умудрились не уложиться.

После новогодних каникул выяснилось вдруг, что ответ «был подписан руководителем, но потом куда-то потерялся вместе с самим запросом». В итоге на обращение газеты от 13 декабря 2007 года напечатанный ответ был прислан по факсу 29 января 2008 года. Но при этом на факсе от руки написана дата 23.01.2008.

Таким образом, ответ был фактически дан не за семь, как требует законодательство, а за сорок семь дней. Можно даже закрыть глаза на попытку маленьких манипуляций с датой, явно проставленной задним числом.

В любом случае данные действия нарушают не только «неизвестный» госслужащим нормативный акт, напрямую регламентирующий их взаимоотношения со СМИ, но и закон

«О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», если по незнанию пытаться руководствоваться его положениями.

Видимо, установленные сроки ответов на обращения граждан, в которых оговорен месячный срок, госслужащие запомнили прекрасно, а вот семидневный срок по обращениям СМИ из головы вылетел. Если у нас в стране провозглашена диктатура закона, то, может быть, чиновникам стоит систематически повышать квалификацию в правовой сфере, восполняя досадные пробелы в знаниях или провалы в памяти?

Источник: https://lenizdat.ru/articles/1058514/

1. Комментируемая статья конкретизирует право редакций на запрос информации у государственных органов и учреждений, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций и должностных лиц. Данное право содержится во многих международных актах. Так, например, Рекомендация Совета Европы R (81) 19 от 25 ноября 1981 г. «О доступе к информации, находящейся в ведении государственных ведомств» указывает, что все государства — члены Совета должны обеспечивать право на получение по запросу информации, находящейся в ведении государственных органов (за исключением законодательных и судебных органов).

По мнению Пленума Верховного Суда РФ, выбор законного способа поиска информации осуществляется журналистом и редакцией самостоятельно, за исключением случаев, прямо предусмотренных федеральными законами, например, нормами ч. 4 ст. 4 комментируемого Закона, п. «б» ст. 12 Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении», подп. 14 п. 2 ст. 7 Федерального конституционного закона «О военном положении» (см. п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»).

Таким образом, запрос информации является одним из основных законных способов поиска информации о деятельности органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, общественных объединений, их должностных лиц.

Редакция не обязана обосновывать необходимость получения информации (кроме информации с ограниченным доступом). Из смысла ст. 40 комментируемого Закона вытекает, что ответ на запрос должен быть предоставлен редакции в семидневный срок. Если в указанный срок не были предоставлены ответ или уведомление об отсрочке в предоставлении информации, это равносильно отказу и может быть обжаловано в суд.

Сам запрос может осуществляться как в письменной, так и в устной форме. Однако, учитывая возможность немотивированного отказа в предоставлении информации, необходимо рекомендовать именно письменную форму запроса, а в случае отказа в предоставлении информации — получение на запросе соответствующей записи с мотивировкой отказа. В таком случае редакция будет иметь на руках доказательства, необходимые для обжалования неправомерного отказа. Как правило, письменный запрос составляется на официальном бланке редакции и заверяется печатью. Однако такое оформление является сложившейся практикой, а не обязательной для исполнения, исходящей от государства нормой закона. Комментируемая статья также определяет конкретных должностных лиц, в компетенцию которых входит предоставление испрашиваемой информации.

2. Отдельные ведомственные нормативные акты регламентируют вопрос предоставления информации по вопросам деятельности отдельных министерств и ведомств. Так, Приказом Минфина РФ от 7 ноября 2005 г. N 133н «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Министерства финансов Российской Федерации» был утвержден Порядок предоставления средствам массовой информации сведений о деятельности Министерства финансов РФ. Согласно данному нормативному акту позицию министерства по вопросам его деятельности имеют право доводить до сведения средств массовой информации министр, заместители министра, помощник (пресс-секретарь) министра (далее — пресс-секретарь министра), начальник и заместители начальника отдела по связям с общественностью и средствами массовой информации департамента управления делами и контроля (далее — пресс-служба министерства), сотрудники пресс-службы по поручению руководства пресс-службы, а также директора департаментов и их заместители по согласованию с министром, заместителями министра, пресс-секретарем министра или начальником пресс-службы министерства. Запросы представителей средств массовой информации поступают в пресс-службу министерства, откуда после регистрации передаются в соответствующий департамент министерства. Соответствующий департамент министерства представляет запрашиваемую информацию в пресс-службу министерства в срок не позднее 3-х дней. Справочная информация предоставляется средствам массовой информации только пресс-службой министерства по согласованию с руководством соответствующего департамента министерства.

3. В информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N С1-7/С1-392 «О некоторых вопросах работы арбитражных судов Российской Федерации по взаимодействию со средствами массовой информации» было указано, что становление и упрочнение судебной власти в государстве во многом зависит от состояния общественного мнения по данному вопросу. Средства массовой информации, выполняя информационную функцию, являются одновременно и каналом выражения общественного мнения, и способом его формирования. Отмечая в этой связи важность и необходимость укрепления деловых связей со средствами массовой информации в целях объективного, профессионального и юридически грамотного освещения ими деятельности арбитражных судов, предлагалось: арбитражным судам Российской Федерации повсеместно налаживать и укреплять постоянные деловые контакты со средствами массовой информации и конкретно с журналистами, специализирующимися в своих выступлениях на экономико-правовой тематике, в том числе на освещении экономических споров в арбитражных судах.

Было указано на необходимость в каждом арбитражном суде Российской Федерации:

— с учетом имеющихся возможностей возложить на одного или нескольких специалистов обязанность по непосредственному постоянному сотрудничеству со СМИ;

— обеспечить возможность ознакомления журналистов со временем проведения судебных заседаний по конкретным спорам, представляющим интерес для СМИ;

+Читать далее…

— предоставлять возможность журналистам, присутствующим в зале, вести записи по ходу судебного процесса. При этом следует иметь в виду, что фото-, кино- и видеосъемка в зале суда могут производиться только по разрешению председательствующего по делу, который вправе продлить ранее определенное время съемок или разрешить их проведение непосредственно в ходе заседания. В то же время съемка не должна влиять на объективное ведение заседания и свободу волеизъявления участвующих в деле лиц;

— выдавать журналисту судебный акт, вступивший в законную силу, по просьбе руководства редакции или агентства, интересы которых он представляет. В исключительных случаях с согласия лиц, участвовавших в деле, и при наличии ходатайства руководства редакции или агентства журналист может ознакомиться с иными материалами дела, рассмотренного в судебном заседании. Просьбы СМИ о предоставлении материалов нерассмотренных судебных дел удовлетворению не подлежат;

— ввести в практику работы суда систематическое отслеживание и анализ публикаций в печати, а также материалов передач телерадиовещания о деятельности арбитражных судов. Реагировать на случаи необъективного или недобросовестного освещения деятельности арбитражного суда в СМИ путем публикации в печати соответствующих материалов или подготовки передачи телерадиовещания. При необходимости пользоваться правами на опровержение и на ответ, предусмотренными статьями 43 и 46 Закона РФ «О средствах массовой информации».

4. К сожалению, комментируемая статья не предусматривает права индивидуального журналистского запроса с обязательностью его исполнения. Более корректный подход к формулировке данной статьи был предложен в проекте Индустриального комитета. Так, согласно ст. 9 проекта право запроса предоставлялось владельцу средства массовой информации, издателю, вещателю, редакции (главному редактору), журналисту.

5. В статье также предусмотрен минимально возможный список должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений. Однако список перечисленных в статье должностных лиц не является исчерпывающим.

Источник: https://www.zakonrf.info/zakon-o-smi/39/

О средствах массовой информацииСтатья 18-1. Запросы о предоставлении информации, не входящей в официальные сообщения

1. Средство массовой информации вправе обращаться к обладателю информации с запросами о предоставлении информации, не входящей в официальное сообщение.
Журналист средства массовой информации при обращении к обладателю информации с устным запросом по телефону обязан представиться и сообщить об аудиозаписи разговора в случае ее ведения.
Запросы средств массовой информации о предоставлении информации, поданные письменно и (или) в виде электронного документа, направляются за подписью и (или) удостоверяются электронной цифровой подписью главного редактора (редактора), уполномоченного лица или аккредитованного журналиста.
Ответ на запрос представляется в течение семи рабочих дней со дня его поступления в форме и на языке поступившего запроса, если иное не указано в самом запросе.
В случаях, когда запрашиваемая информация входит в компетенцию нескольких обладателей информации и при ответе на письменный запрос требуется получение информации от иных обладателей информации, срок рассмотрения может быть однократно продлен руководителем обладателя информации не более чем на пятнадцать календарных дней, о чем средству массовой информации сообщается в течение двух рабочих дней с момента продления срока рассмотрения.
2. В предоставлении информации по запросу отказывается:
1) если содержание запроса не входит в компетенцию обладателя информации, которому был адресован запрос;
2) если запрос не соответствует требованиям настоящего Закона;
3) если запрашиваемая информация относится к информации с ограниченным доступом;
4) до принятия решения по результатам проверок, проводимых в рамках государственного контроля и надзора;
5) до принятия окончательного решения, вырабатываемого на основе межведомственной и внутриведомственной переписки или совещаний в государственных органах;
6) до принятия взаимного соглашения об условиях раскрытия документов, поступивших от иностранных государств или международных организаций.
3. За непредставление или несвоевременное представление ответа на запрос средств массовой информации должностные лица государственных органов несут ответственность, установленную законами Республики Казахстан.
4. Отказ в предоставлении запрашиваемой информации может быть обжалован представителем средства массовой информации в порядке подчиненности либо в суд в порядке, предусмотренном законами Республики Казахстан для обжалования неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан.
Сноска. Глава 4 дополнена статьей 18-1 в соответствии с Законом РК от 28.12.2017 № 128-VI (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после дня его первого официального опубликования).

Источник: https://kodeksy-kz.com/ka/o_smi/18-1.htm

На запросы СМИ должны отвечать все организации

Президиумом Верховного Суда РФ 15 ноября 2017 года утвержден Обзор судебной практики Верховного Суда (№ 4, 2017).

В разделе Разъяснений по вопросам, возникающим в судебной практике, содержатся следующие важные разъяснения о редакционных запросах (полная версия Обзора судебной практики есть на сайте Гаранта):

ВОПРОС 1. На какие организации распространяются требования ст. 38, 39 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее — Закон о средствах массовой информации) о предоставлении сведений о своей деятельности по запросам редакций средств массовой информации?

ОТВЕТ. В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждому гарантировано право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, получать достоверную информацию о состоянии окружающей среды (ч. 4 ст. 29, ст. 42).

В развитие указанных конституционных положений абзацами первым, вторым ст. 38 Закона о средствах массовой информации гражданам предоставлено право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Государственные органы, органы местного самоуправления, организации, общественные объединения, их должностные лица предоставляют сведения о своей деятельности средствам массовой информации по запросам редакций, а также путем проведения пресс-конференций, рассылки справочных и статистических материалов и в иных формах.

Согласно ст. 39 названного закона редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме. Запрашиваемую информацию обязаны предоставлять руководители указанных органов, организаций и объединений, их заместители, работники пресс-служб либо другие уполномоченные лица в пределах их компетенции.

По смыслу ст. 38, 39 Закона о средствах массовой информации, требования указанных норм права о предоставлении сведений о деятельности по запросам редакций средств массовой информации распространяются на все организации, независимо от их организационно-правовой формы, в том числе коммерческие и некоммерческие юридические лица (ст. 48, 50 ГК РФ), организации, осуществляющие свою деятельность без образования юридического лица (например, простые товарищества).

Напомню также, что основания для отказа в предоставлении запрашиваемой информации перечислены в ст. 40 Закона «О средствах массовой информации».

Ответственность за непредставление, несвоевременное представление информации либо предоставление заведомо недостоверной информации по запросу СМИ предусмотрена ст. 5.39 КоАП РФ (в ред. Федерального закона от 01.07.2017 № 146-ФЗ) — административный штраф на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей (ранее штраф составлял от 1 до 3 тысяч рублей).

Источник: http://mediapravo.com/media/otvechat-na-zaprosy-smi-obyazany-vse-organizatsii.html

>Общий порядок запроса информации

Различия между получением информации в государственных органах (учреждениях, организациях), общественных объединениях и в частных организациях

Законами РФ различается порядок получения информации в государственных органах (учреждениях, организациях), общественных объединениях и в частных организациях. Так организации первого и второго типа обязаны информировать о своей деятельности СМИ в следующих случаях:

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

  • ответы на запросы средств массовой информации;
  • создание доступных для всех ресурсов, касающихся деятельности какого-либо органа и организаций, подве¬домственных этим госорганам и общественным организациям;
  • проведение пресс-конференций;
  • и пр.

Информация частных лиц и организаций может предоставляться сотрудникам СМИ только с разрешения этих лиц и организаций. В одной из статей Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» указано, что частные лица и организации имеют право сами определять возможность и порядок доступа к информации о своей деятельности. Более того, они не обязаны объяснять свой отказ в предоставлении информации.

Порядок запроса информации журналистом и редакцией

Также стоит отметить, что различается порядок запроса информации журналистом и редакцией. Порядок запроса редакцией информации и порядок предоставления такой информации представлен в некоторых статьях Закона «О СМИ», содержание которых не вызывает вопросов.

Но в то же время правила, что имеют отношение к запросу информации журналистом не так однозначны. В одной из статей Закона «О СМИ» указано, что журналистам дается право искать, запрашивать и получать информацию. Они могут изучать документы (но только не те, что являются государственной или иной тайной) копировать и публиковать их при соблюдении прав на интеллектуальную собственность.

Закон «Об информации, информатизации и защите информации» содержит в себе указание на то, что журналист, так же, как и редакция, не должны объяснять для чего именно им нужна информация (за редким исключением). Журналист, делая запрос на предоставление информации, должен знать, что в законе не указаны правила, что определяют правила отказа и отсрочки в предоставлении информации. Так порядок предоставления информации оказывается на усмотрение государственных органов, общественных объединений и пр., куда обратился сотрудник СМИ. Но журналист должен быть принятым должностным лицом по вопросу запроса информации. Эта ситуация приводит к тому, что внештатные журналисты часто значительно ущемляются в правах по сравнению с состоящими в штатах каких-либо СМИ.

Замечание 2

Помимо вышесказанного, необходимо отметить следующее: журналист может сделать запрос на предоставление информации и устно. Но что касается запроса редакции, то его непременно следует оформлять на фирменном редакционном бланке.

Журналистский запрос: быть или не быть?

Когда мы с вами, простые обыватели, смотрим репортаж или читаем статью о каком-то журналистском расследовании, о разоблачении чиновников, о нарушении прав отдельных граждан, обратившихся в органы власти, то даже не задумываемся: а откуда журналист все это узнал? На основании каких фактов сделал свои выводы? Приоткрою немного завесу: редакции имеют право направлять в органы государственной исполнительной власти запросы с конкретными вопросами, а эти органы, соответственно, должны на эти вопросы отвечать, какими бы каверзными и «скользкими» они не были.

Но это в теории. На практике ситуация выглядит несколько плачевнее. В большинстве случаев из пресс-центров приходят или отписки, или ответы вообще не по существу дела, или не на все вопросы. А бывает, что просто отказывают в предоставлении информации и документов. То есть на лицо ограничение доступности информации.

Недавно в рамках сотрудничества с Фондом поддержки журналистов имени Михаила Бекетова я готовила документы для обращения в Государственную Думу и решила поделиться с вами своими мыслями по поводу существующей ситуации.

Получается, что на сегодняшний день журналисты фактически не имеют права направлять письменный редакционный запрос о получении информации. Относительно устного запроса информации:

Соответствующая судебная практика также сформировалась, хотя есть единичные случаи, когда журналистские интервью не признаются запросами.

Фактически получается, что интервью — это единственная возможность журналиста воспользоваться правом на запрос, так как в соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации» письменный запрос от своего имени журналист направить не может, поскольку в статье 39 Закона РФ О СМИ, как я говорила ранее, предусмотрено, что только «редакция имеет право запрашивать информацию».

Что говорит закон?


Конечно, журналист может самостоятельно направить запрос о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления от себя лично, но тогда в соответствии с п. 6 ст. 18 ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» ответ он может получить только через 30 (!) дней с даты регистрации запроса. И то, если иное не предусмотрено законодательством РФ. В этом же пункте также прописано:

Согласитесь, что журналист в силу специфики профессиональной деятельности заинтересован не просто получить информацию, а получить ее как можно более оперативно, поскольку информация — «товар скоропортящийся», а через 30 дней любая новость уже потеряет свою актуальность, поэтому лишение журналиста возможности получить информацию в кратчайший срок недопустимо.

То есть, с одной стороны, в ст. 47 закона о СМИ закреплены права журналиста, например,

А с другой — фактически это право сложно применить, если дело касается деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Но что делать внештатным журналистам или журналистам-фрилансерам? Каким образом им получать необходимую информацию и предоставлять ее своим читателям? Да и у штатных сотрудников могут возникнуть сложности с оформлением редакционного запроса: нет на месте главного редактора, чтобы подписать запрос, или журналист расходится во мнениях с главным редактором.

К тому же на практике у обоих видов запросов как редакторского, так и журналистского, есть свои минусы и плюсы.

  • На редакторский запрос соответствующий орган обязан предоставить информацию в течение 7 дней (это гораздо лучше, чем ждать 30 дней).
  • Но в случае если был получен отказ в предоставлении информации, при обращении в суд для обжалования данного решения редакция (как юридическое лицо) заплатит госпошлину 6000 рублей, а отдельный журналист (как физическое лицо) — всего 300 рублей. Для редакций небольших городов такая госпошлина может быть непосильным бременем.

К сожалению, часто бывает так, что на письменные запросы журналистов, если они не подготовлены на бланке редакции с редакционной печатью, просто не отвечают. А журналисты не могут обжаловать отказ в предоставлении информации в суде, так как суды не признают за ними права на обращение в суд, то есть считают их ненадлежащим истцами.

Вот один из примеров, когда запрос был подписан не главным редактором, а его заместителем. От запрашиваемого органа был получен отказ в предоставлении информации. Заместитель редактора обжаловала отказ в суде. Приведу цитату из апелляционного определения Верховного суда Республики Карелия:

«…Запросы 13 и 16 января 2015 года оформлены на бланке ООО «Издательский Дом «Петропресс», подписаны Крамских А. А., которая идентифицируя себя в качестве запрашиваемого лица, указала свою должность (заместитель главного редактора) и контактные данные организации. Таким образом, данные запросы следует признать редакционными. Соответственно, частичный отказ в предоставлении информации затрагивает права редакции, а не лица, подписавшего запрос».

Круг замкнулся, журналист не может ни получить информации с помощью запроса, ни обжаловать в суде нарушение своих прав. Да и строго формально получается, что и прав-то таких у него нет.

С сентября 2015 года проект «о журналистском запросе» пока находится в Государственной Думе, увы, без движения. Но хочется надеяться, что дело сдвинется с мертвой точки, в том числе благодаря обращению, направленному Фондом помощи журналистам им. М. Бекетова. И в относительно скором времени журналисты смогут получать информацию от государственных органов и органов местного самоуправления более оперативно и передавать ее нам с вами, соответственно.

Источник: http://lawinweb.ru/zhurnalistskij-zapros-byt-ili-ne-byt/