Угроза применения насилия

Вынесен обвинительный приговор по делу об угрозе применения насилия в отношении представителя власти

Окт 10, 2017 st-vestnik

Старицким районным судом вынесен обвинительный приговор по уголовному делу в отношении Абрамова И.Ю., признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ (угроза применения насилия, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей).

Как установлено судом, 15 июня 2017 года инспекторами ДПС был остановлен автомобиль, у водителя которого имелись признаки алкогольного опьянения. В связи с этим водителю было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. Однако, не желая быть привлеченным к административной ответственности, осознавая, что перед ним находятся представители власти, Абрамов И.Ю. извлек из кармана верхней одежды пусковое устройство — осветительную ракету, продемонстрировал его инспекторам ДПС и высказал в их адрес угрозу применения насилия, а именно намерение произвести выстрел из данного пускового устройства в инспекторов. В создавшейся ситуации угрозы применения насилия были восприняты инспекторами ДПС реально, в связи с чем для предотвращения дальнейших противоправных действий к Абрамову И.Ю. была применена физическая сила и специальное средство — наручники.

В судебном заседании Абрамов И.Ю. вину в совершении преступления признал, ходатайствовал о рассмотрении дела в особом порядке.

Приговором суда Абрамову И.Ю. назначено наказание в виде штрафа в размере 40000 руб.

Приговор не обжалован, вступил в законную силу.

Ольга РУБЦОВА, пресс-секретарь Старицкого районного суда.

Источник: http://st-vestnik.ru/proisshestviya/vynesen-obvinitelnyj-prigovor-po-delu-ob-ugroze-primeneniya-nasiliya-v-otnoshenii-predstavitelya-vlasti.html

Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти

1. Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей —
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, —
наказывается лишением свободы на срок до десяти лет .

Примечание. Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Комментарий к статье 318 Уголовного Кодекса РФ

Основным объектом преступления является нормальная деятельность органов власти (государственных и муниципальных). Дополнительный объект — здоровье человека.

Общественная опасность преступления заключается в том, что применение насилия в отношении представителя власти нарушает нормальную служебную деятельность этих лиц, создает атмосферу неуверенности в собственной безопасности и безопасности своих близких.

В соответствии с примечанием к рассматриваемой статье представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. О понятии должностного лица см. комментарий к ст. 285 УК РФ.

Понятие «близкие» было рассмотрено выше (см. ст. 105 УК РФ).

Объективная сторона преступления выражается в альтернативных действиях: угрозе или насильственных действиях.

Применительно к ст. 318 УК РФ угроза — это информационное воздействие на психику лиц, указанных в рассматриваемой статье, содержанием которого является высказанное вовне намерение применить насилие в связи с исполнением представителем власти своих должностных обязанностей. Угроза может служить средством для того, чтобы представитель власти изменил свое решение, отказался от какой-либо деятельности, изменил ее направление. Месть за действия представителей власти также охватывается рассматриваемым составом преступления.

Таким образом, путем угрозы потерпевшего принуждают пренебречь своими обязанностями, совершить в интересах угрожающего или иного лица требуемое действие (бездействие), стать исполнителем воли виновного лица.

Способ выражения угрозы может быть любым: устным, письменным, по телефону и т.п., а также в виде демонстрационных действий: угрожающие жесты, показ оружия и др.

Форма выражения угрозы для квалификации значения не имеет.

В ст. 318 УК РФ законодатель не конкретизировал тяжесть возможного вреда здоровью при угрозе применения насилия. Это может быть угроза причинения легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Отсутствует указание в законе и на признак реальности угрозы. Так же, как и применительно к преступлению, предусмотренному ст. 296 УК РФ, это сделано с учетом важности объекта уголовной защиты — нормальной деятельности органов управления.

Угроза наказуема по ст. 318 УК РФ, если она имеет место в связи с исполнением представителем власти своих должностных обязанностей. В иных случаях при наличии соответствующих признаков деяние может быть квалифицировано по нормам, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

Объективная сторона рассматриваемого состава преступления может быть выполнена и путем применения в отношении представителя власти или его близких насилия, не опасного для жизни или здоровья.

Характеристика этого вида насилия дается в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» <1>. Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, понимаются побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

———————————
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.

Состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 318 УК РФ, является формальным. Деяние будет оконченным с момента совершения действий (высказывания угрозы или применения насилия). Общественно опасные последствия не включены в конструкцию данного состава преступления.

Частью 2 ст. 318 УК РФ предусмотрена ответственность за применение в отношении представителя власти или его близких насилия, опасного для жизни или здоровья.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 21 указанного Постановления Пленума, под ним следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. К данному виду относится и насилие, хотя и не причинившее вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создававшее реальную опасность для его жизни или здоровья.

Применением насилия следует считать и действия, совершенные не в полном объеме по сравнению с задуманным виновным. К примеру, как применение насилия, опасного для жизни или здоровья, следует квалифицировать действия лица, попытавшегося ударить ножом сотрудника милиции, но обезоруженного последним.

Дополнительной оценки требует причинение тяжкого вреда здоровью, квалифицируемого по ч. ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ. Не охватывается рассматриваемым составом преступления и причинение смерти по неосторожности при применении насилия в отношении представителя власти.

По совокупности со ст. 213 УК РФ необходимо квалифицировать и применение насилия в отношении представителя власти, совершенное в процессе хулиганских действий.

По конструкции объективной стороны квалифицированный состав преступления является формально-материальным и будет окончен как с момента причинения вреда здоровью, так и с момента применения насилия, опасного для жизни и здоровья в момент применения.

С субъективной стороны деяния, описываемые диспозицией ст. 318 УК РФ, совершаются только умышленно. Виновный сознает, что угрожает применением насилия или применяет насилие к представителю власти или его близким, и желает совершить эти действия. В зависимости от отношения к последствиям в виде причинения вреда здоровью умысел может быть прямым или косвенным.

Обязательным признаком субъективной стороны состава преступления является мотив поведения виновного. Он должен быть связан с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей. Применение насилия в связи с неправомерными действиями представителя власти состав рассматриваемого преступления не образует. Ответственность за применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ) наступает только в случаях противодействия его законной деятельности.

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет. Действия лица, не достигшего шестнадцати лет и совершившего насилие в отношении представителя власти, квалифицируются по нормам о преступлениях против личности.

Другой комментарий к статье 318 УК РФ

1. Потерпевшим является представитель власти, понятие о котором содержится в примечании к комментируемой статье, и его близкие. Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Понятие должностного лица дано в примечании 1 к ст. 285 УК.

Правоохранительными являются государственные органы, на которые законом возложена функция борьбы с правонарушениями и обеспечения законности. К ним относятся органы прокуратуры, внутренних дел, Федеральной службы безопасности, Федеральной пограничной службы РФ, Службы внешней разведки РФ, таможенные.

Система государственных органов, основной функцией которых является контроль за соблюдением законности, характеризуется как контролирующая. Она включает в себя органы ветеринарного, государственного страхового, санитарно-эпидемиологического, иммиграционного надзора, государственной налоговой службы и др.

К иным лицам относятся должностные лица, осуществляющие законодательную или исполнительную власть, наделенные властными полномочиями принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, не находящимися у них в подчинении, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов РФ, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ, состоящие на государственной службе аудиторы и др.).

Содержание понятия близких аналогично такому же понятию в составе преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

2. Объективная сторона характеризуется применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и угрозой применения насилия.

О понятии насилия, не опасного для жизни и здоровья, см. комментарий к ст. 161 УК.

Содержание угрозы в комментируемой статье не конкретизировано, но может включать в себя угрозу убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением имущества и т.д.; угроза может быть высказана непосредственно потерпевшему или передана ему через третьих лиц.

Применение насилия или угроза его применения образует состав рассматриваемого преступления только в том случае, если указанные деяния были совершены в связи с законной деятельностью представителя власти. Насилие, обусловленное незаконными действиями представителя власти, не образует состава рассматриваемого преступления.

3. Преступление считается оконченным с момента применения физического или психического насилия.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. В качестве ее обязательных признаков выступают:

— цель совершения преступления — воспрепятствовать исполнению представителем власти должностных обязанностей;

— мотив — месть за их исполнение.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет. Лицо в возрасте от 14 до 16 лет в случае применения насилия в отношении представителя власти или его близких, в результате чего был причинен тяжкий или средней тяжести вред здоровью, несет ответственность по ст. ст. 111 и 112 УК.

6. О насилии, опасном для жизни и здоровья (ч. 2 ст. 318), см. комментарий к ст. 162 УК.

Причинение вреда здоровью любой тяжести охватывается нормами ч. 2 ст. 318, и дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности не требует. Вместе с тем насилие, совершенное с особой жестокостью, издевательством или мучениями, в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, повлекшее тяжкий вред здоровью, образует совокупность преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 318 и ч. ч. 2 или 3 ст. 111 УК.

Источник: https://ukrf24.ru/statia-318-uk

Как защититься при угрозе применения насилия, физической расправы. Статья 119 УК РФ.

Все мы неоднократно слышали о фактах бытового насилия, которые перерастали в семейные трагедии. Когда от слов переходят к делу, то бывает уже поздно предпринимать какие-либо защитные меры, ведь жизнь не вернешь. Однако надо понимать, что жизнь без конфликтов не бывает. И необходимость различать случайно брошенную фразу от реальных угроз, это не столько юридическая казуистика, сколько жизнь и здоровье добропорядочных граждан.

Чаще всего, такие угрозы применения насилия, так и остаются угрозами, оказывая только лишь психологическое влияние. Однако, ведь нельзя предугадать, останутся ли угрозы только словами, жестами или будут осуществлены. Последствиями такого запугивания могут быть стресс, психологические травмы, поэтому в российском законодательстве существует уголовная норма ответственности за такие действия.

Так, статья 119 Уголовного кодекса РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 26.08.2017) «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», предусматривает ответственность за угрозу убийством или причинения тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Порядок определения тяжести причиненного вреда здоровью раскрывается в постановлении Правительства РФ от 17.08.2007 N 522 (ред. от 17.11.2011) «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека».

Под наличием оснований опасаться осуществления угрозы, рассматриваются условия, указанные в определении Конституционного Суда РФ от 23.03.2010 № 368-О-О. Так, часть первая статьи 119 УК РФ, устанавливающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, позволяет признавать составообразующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Это предполагает необходимость в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана с целью устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения.

Объективная сторона преступления состоит в действиях, представляющих собой психическое насилие и выражающихся в высказывании намерения убить другое лицо или причинить тяжкий вред его здоровью. Угроза может быть выражена устно, письменно, жестами, высказана непосредственно или передана через третьих лиц. В некоторых случаях указанная угроза является способом совершения другого более тяжкого преступления и квалифицируется по соответствующей статье УК (например, ст. ст. 120, 131, 132, 296).

При угрозе отсутствует умысел на причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, но имеются основания опасаться реализации этой угрозы. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу как намерение виновного через какое-то время реализовать ее или наличие оснований опасаться воплощения угрозы в момент ее непосредственного выражения.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Она всегда направляется в адрес потерпевшего, даже если в разговоре участвовали другие люди либо посторонние.

В ст. 119 УК РФ угроза убийством определяется как психическое насилие над личностью, целью злоумышленника является запугивание потерпевшего, необходимость вызвать у него страх за свою безопасность.

На практике трактовка понятия «реальность угрозы» нередко вызывает сложности. Однако это непременное условие для применения ст. 119 УК РФ. На реальность угрозы влияют следующие факторы: конкретная форма выражения; характер и содержание угрозы; сопутствующая ситуация (место, время, обстоятельства); интенсивность выражения угрозы; предшествующие взаимоотношения сторон (преследования потерпевшего, его семьи и т. д.); характеристика личности подозреваемого (неуравновешенная психика, прежние судимости, связанные с насилием, алкоголизм, вспышки гнева, жестокости, обиды).

Основополагающими факторами являются:

  • реальность угрозы (т.е. ее конкретность в отношении четко определенного лица) и ее наличность (она должна уже возникнуть, но еще не исчезнуть). Реальность должна основываться на паритетном учете объективных и субъективных критериев;

  • действительность угрозы (означает объективность ее существования), ее сопряженность с информацией о конкретной опасности, выраженность вовне, степень интенсивности;

  • осуществимость угрозы, критериями которой должны выступать объективные параметры, способствующие ее реализации (место и время, обстановка, состояние угрожающего, половозрастные и иные характеристики личности виновного и потерпевшего);

  • осуществление угрозы вопреки (при опосредованном психическом насилии) либо помимо воли потерпевшего (при прямом психическом насилии);

  • меньшая степень общественной опасности (по сравнению с реальным применением физического насилия).

Применительно к составу УК РФ угроза выступает способом совершения преступления, классифицируется на:

  • вербальную — передаваемую устно, письменно, в том числе посредством телефонной, телеграфной или факсимильной связи, электронной почты, сети Интернет;

  • инвариантную — вербальную угрозу, сопровождаемую демонстрацией оружия или имитацией его применения, а также предметов, используемых в качестве оружия;

  • конклюдентную — угрозу жестами, резкими движениями;

  • ситуационную — угрозу обстановкой совершения преступления;

  • комбинированную.

Отметим, что Верховный Суд Российской Федерации в обзоре судебной практике № 3 (2017), утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12 июля 2017 г, дает разъяснения по проблемным аспектам судопроизводства. Так, в разделе, посвященном делам коллегии по уголовным делам, ВС, в частности, отмечает, что угроза убийством может быть выражена в любой форме. Отсутствие словесных угроз не исключает уголовной ответственности по ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Так как, ч.1 ст. 119 УК РФ, устанавливающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, позволяет признавать составообразующим только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Следовательно, в каждом конкретном случае уголовного преследования необходимо доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана в целях устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения.

С образцами необходимых Вам исковых заявлений и документов, справочной информацией, можно ознакомиться здесь: Главная страница.

Источник: http://iskoved.com/kak-zashhititsja-pri-ugroze-primenenija-nasilija-fizicheskoj-raspravy-statja-119-uk-rf_195-1/

1. Потерпевшим является представитель власти, понятие о котором содержится в примечании к комментируемой статье, и его близкие. Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Понятие должностного лица дано в примечании 1 к ст. 285 УК.

Правоохранительными являются государственные органы, на которые законом возложена функция борьбы с правонарушениями и обеспечения законности. К ним относятся органы прокуратуры, внутренних дел, федеральной службы безопасности, пограничной службы РФ, Службы внешней разведки РФ, таможенные.

Система государственных органов, основной функцией которых является контроль за соблюдением законности, характеризуется как контролирующая. Она включает органы ветеринарного, государственного страхового, санитарно-эпидемиологического, иммиграционного надзора, государственной налоговой службы и др.

К иным лицам относятся должностные лица, осуществляющие законодательную или исполнительную власть, наделенные властными полномочиями принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, не находящимися у них в подчинении, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (член Совета Федерации, депутат Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов РФ, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ, состоящие на государственной службе аудиторы и др.).

Содержание понятия «близких» аналогично такому же понятию в составе преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

2. Объективная сторона характеризуется применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и угрозой применения насилия.

О понятии насилия, не опасного для жизни и здоровья, см. комментарий к ст. 161 УК.

Содержание угрозы в комментируемой статье не конкретизировано, но может включать угрозу убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением имущества и т.д.; может быть высказана непосредственно потерпевшему или передана ему через третьих лиц.

Применение насилия или угроза его применения образуют состав рассматриваемого преступления только в том случае, если указанные деяния были совершены в связи с законной деятельностью представителя власти. Насилие, обусловленное незаконными действиями представителя власти, не образует состава рассматриваемого преступления.

3. Преступление считается оконченным с момента применения физического или психического насилия.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. В качестве ее обязательных признаков выступают:

— цель совершения преступления — воспрепятствовать исполнению представителем власти должностных обязанностей;

— мотив — месть за их исполнение.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет. Лицо в возрасте от 14 до 16 лет в случае применения насилия в отношении представителя власти или его близких, в результате чего был причинен тяжкий или средней тяжести вред здоровью, несет ответственность по ст. ст. 111 и 112 УК.

6. О насилии, опасном для жизни и здоровья (ч. 2 ст. 318 УК), см. комментарий к ст. 162 УК.

Причинение вреда здоровью любой тяжести охватывается нормами ч. 2 ст. 318 УК, и дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности не требует. Вместе с тем насилие, совершенное с особой жестокостью, издевательством или мучениями, в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, повлекшее тяжкий вред здоровью, образует совокупность преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 318 и ч. ч. 2 или 3 ст. 111 УК.

Источник: https://www.zakonrf.info/uk/318/

Угроза применения насилия в отношении представителя власти (Ч. 1 ст. 318 УК РФ) Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

2.4. УГРОЗА ПРИМЕНЕНИЯ НАСИЛИЯ В ОТНОШЕНИИ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ВЛАСТИ (Ч. 1 СТ. 318 УК РФ)

Кисиев С.М., соискатель

Пятигорский государственный технологический университет

Перейти на Главное МЕНЮ Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ

Аннотация. В статье представлены результаты исследования теоретических вопросов и судебной практики привлечения к уголовной ответственности за применение насилия в отношении представителя власти. Определена угроза в уголовном праве как разновидность психического насилия. Дана характеристика содержания угрозы и ее способов.

Ключевые слова: угроза, насилие, представитель власти, тяжкий вред здоровью, убийство.

Одной из форм выражения объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ (Применение насилия в отношении представителя власти), в законе закреплена угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Следует отметить, взгляды на категорию «угроза» в отечественном уголовном праве, зачастую, не характеризуются единообразием.

Так, по мнению И.Я. Фойницкого, угроза представляет собой воздействие на психику потерпевшего, возбуждение в нём страха и, как правило, принуждение к определённым действиям или без-действию.1

Как проявление умысла рассматривает угрозу М.Д. Шаргородский, соглашаясь при этом с тем, что угроза может представлять значительную общественную опасность, чем и обусловлена криминализация угрозы.2 Во многом разделяет мнение данного автора Э.Ф. Побегайло, утверждающий, что сущность угрозы заключается в выражении вовне умысла на совершение преступления, угроза является психическим насилием.3

1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. — СПб., 1900. — С. 84-86. Подобной точки зрения придерживается ряд авторов: Левертова Р.А. Ответственность за психическое насилие по советскому уголовному праву: Дис. … канд. юрид. наук. -Хабаровск, І972. — С. 12; Костров Г.К. Уголовно-правовое значение угрозы: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1970. — С. 12; Сердюк Л.В. Психическое насилие как предмет уголовноправовой оценки: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 1979. — С. 11 и др.

2 Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. — М., 1947. — С. 250-252.

3 Словарь по уголовному праву / Отв. ред. А. В. Наумов. -М., 1997. — С. 625.

В.Н. Кудрявцев считает, что угроза, в частности убийством, относится к числу преступлений, создающих реальную возможность наступления вре-да.4

А.А. Крашенинников характеризует угрозу как «способ нарушения психической неприкосновенности личности»5.

Угрозу в интересуемом нас ракурсе О.И. Коро-стылёв понимает как «воздействие на психику отдельной личности, группы лиц, общество в целом, заключающееся в обнаружении субъективной решимости причинения вреда и реальной возможности его наступления»6.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

«Под угрозой следует понимать психическое насилие (прямое и опосредованное), — пишет М.В. Хабарова, — реализуемое через информацию о намерении совершить в отношении потерпевшего или близких ему лиц немедленно либо в будущем общественно опасные действия»7.

Учитывая существующие теоретические разработки понятия угрозы, а также результаты анализа материалов судебно-следственной практики, представляется возможным определить угрозу в уголовном праве как разновидность психического насилия, состоящего в выражении вовне намерения причинить вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям. Данная дефиниция вызвала одобрение 74 % опрошенных в ходе проведённого нами социологического исследования респондентов.

В преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 318 УК РФ, криминализирована лишь угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с осуществлением им своих должностных обязанностей. Способы передачи информации об угрозе применения насилия могут быть разнообразными, например, устно, письменно, конклюдентно (с помощью знаков, жестов, символов), однако на квалификацию содеянного способ выражения угрозы не влияет. Важно установить, что угроза применения насилия была объективирована, то есть каким-либо образом оглашена и стала известной потерпевшему.

Следует отметить, что содержание угрозы в уголовном законе (ч. 1 ст. 318 УК РФ) не конкретизировано, поэтому это может быть угроза убийством, причинением любого по тяжести вреда здоровью,

4 Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. — М., 1960. — С. 151.

5 Крашенинников А.А. Угроза в уголовном праве России (проблемы теории и практики правового регулирования) / Отв. ред. А.И. Чучаев. — Ульяновск: УлГУ, 2002. — С. 16.

6 Коростылёв О.И. Уголовно-правовая характеристика угрозы: Монография. — Ставрополь: СФ КА МВД России, 2005. -С. 37-38.

7 Хабарова М.В. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью: уголовно-правовой и криминологический аспекты (по материалам судебной практики Краснодарского края): Автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Краснодар, 2006.

— С. 8.

зо

побоями. Вместе с тем, отдельными авторами высказывается иная позиция, согласно которой «в случае угрозы убийством … в отношении представителя власти виновный по смыслу закона должен будет нести ответственность в рамках ст. 119 УК РФ («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»)»8. По нашему мнению, с таким утверждением согласиться сложно, поскольку оно неоправданно ограничительно толкует уголовноправовую норму об ответственности за угрозу применения насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ). Вряд ли могут возникнуть сомнения в том, что убийство — это проявление физического насилия.

Кроме того, о понимании угрозы насилия как угрозы любым видом физического насилия свидетельствуют материалы судебной практики. Так, Президиум Верховного Суда РФ, удовлетворив протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, переквалифицировал действия осуждённого со ст. 317 УК РФ на ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Из материалов дела видно, что Т., держа в руке нож и угрожая участковому инспектору В. убийством, пытался приблизиться к нему. Однако В. удалось обезоружить Т.

Квалифицируя содеянное Т. по ст. 317 УК РФ, суд в приговоре не обосновал свой вывод о наличии в действиях Т. прямого умысла на убийство В.

Между тем, как утверждал осуждённый Т., «умысла на убийство участкового инспектора В. не имел и ножом на него не замахивался».

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Потерпевший В. в суде пояснил, что «он (В.) сразу выбил нож у Т., не дав ему возможности замахнуться».

Президиум Верховного Суда РФ согласился с доводами протеста о том, что поскольку вид угрозы в законе не конкретизирован, то это может быть как угроза нанесения побоев, так и угроза убийством, а равно угроза насилия неопределённого характера, что и имело место в данном конкретном случае.

При таких обстоятельствах действия Т. в отношении В. охватываются диспозицией ч. 1 ст. 318 УК РФ как угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей.9

Подавляющее большинство авторов, исследовавших признаки угрозы применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением своих должностных обязанностей (ч. 1 ст. 318 УК РФ), утверждают, что уго-

8 Саруханян А.Р. Преступления против порядка управления.

— Ставрополь: СКГИ, РЮИ РПА МЮ РФ, 2003. — С. 62. См. также: Яковлева С.А. Уголовно-правовая оценка насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им должностных обязанностей: Дис. … канд. юрид. наук. — Ульяновск, 2003. — С. 160.

9 Постановление Президиума Верховного Суда РФ №

86п2000 по делу Толкачёва // Бюллетень Верховного Суда

РФ. — 2000. — № 9. — С. 8.

ловно-правовое значение имеет исключительно угроза, обладающая признаком реальности, или иначе, угроза, характеризующаяся наличием оснований её осуществления. В качестве аргумента приводится довод о том, что угроза только тогда может нарушить нормальную деятельность представителей власти, когда она способна вызвать убеждённость в её осуществимости.10

Обращаясь к тексту диспозиции уголовноправовой нормы об ответственности за угрозу применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (ч. 1 ст. 318 УК РФ), видим, что в отличие от общей уголовно-правовой нормы, регламентирующей ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ), где прямо указывается на такой признак как «наличие оснований опасаться осуществления угрозы», в ч. 1 ст. 318 УК РФ данный признак отсутствует. Поэтому правоприменитель закономерно сталкивается с вопросом о необходимости установления признака реальности угрозы при квалификации содеянного по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Целесообразно заметить, что в теории уголовного права всё же бытует точка зрения, согласно которой признак реальности угрозы не характерен для квалификации по специальным нормам, предусматривающим уголовную ответственность за угрозы. Так, С.Н. Тулин считает, что в виду приоритетной охраны лиц, осуществляющих служебную деятельность, (представителей власти) угроза обладает высоким уровнем общественной опасности даже при отсутствии оснований опасаться её исполнения.11 Подобную позицию высказал и Б.С.

10 См.: Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Преступления против порядка управления. — М., 1969. — С. 55; Грибунов О.П. Уголовная ответственность за применение насилия в отношении представителя власти: Дис. . канд. юрид. наук. -СПб., 2003. — С. 135; Яковлева С.А. Уголовно-правовая оценка насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им должностных обязанностей: Дис. . канд. юрид. наук. — Ульяновск, 2003. — С. 158; Кизилов А.Ю. Уголовно-правовое обеспечение управленческой деятельности представителей власти: Дис. . канд. юрид. наук. — Ульяновск, 2002. — С. 115; Шрамченко А.В. Уголовно-правовая защита сотрудников милиции при исполнении ими служебных обязанностей: учебное пособие. — Ставрополь, 2007. — С. 117 и др.

Схожей позиции придерживаются и авторы, исследовавшие признаки угрозы в составах преступлений, предусмотренных чч. 1, 2 ст. 296 УК РФ, (Угроза в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования), см.: Агузаров Т.К. Преступные посягательства на независимость и неприкосновенность судей: монография. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. — С. 74; Горелик А.С., Лобанова Л.В. Преступления против правосудия. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. — С. 115 и др.

1 Тулин С.Н. Осуществление лицом служебной деятельности и выполнение общественного долга как объект уголовноправовой охраны: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1998. — С. 112.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Райкес применительно к составу угрозы в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (чч. 1, 2 ст. 296 УК РФ), который отмечает: «. именно потому, что перечисленные в ст. 296 УК РФ угрозы посягают на нормальное осуществление правосудия, законодатель предусмотрел ответственность за них независимо от того, насколько они реальны. В связи со сказанным степень реальности угрозы может и должна учитываться не при определении наличия в действиях виновного признаков состава преступления, а при индивидуализации наказания»12.

В определённой взаимосвязи с вышеизложенным состоит и обоснованный П.Н. Левиным тезис о том, что «обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, является приведение потерпевшего в состояние опасения за свои жизнь или здоровье». По мнению данного автора, «если имелись объективные основания опасаться осуществления угрозы, но потерпевший, тем не менее, не приведен в состояние опасения за свои жизнь или здоровье, состав оконченного преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, отсутствует»13.

На наш взгляд, П.Н. Левин вполне справедливо отмечает, что превалирующим основанием для наступления уголовной ответственности за угрозу является не факт наличия оснований опасаться её осуществления, а факт приведения потерпевшего в состояние опасения за свои жизнь или здоровье. Это предопределено тем, что о наличии оснований опасаться осуществления угрозы свидетельствуют, прежде всего: «обстановка деяния; взаимоотношения виновного и потерпевшего; направленность, содержание и интенсивность угрозы; обстоятельства, характеризующие виновного и потерпевшего и др.»14. Иными словами формулировка «наличие оснований опасаться осуществления угрозы», которую в уголовном праве именуют реальностью угрозы, основана, главным образом, на учёте объективных факторов. Однако, как представляется, уголовным законом запрещены угрозы не столько в целях предотвращения объективных возможностей реализации угроз, сколько в целях охраны здоровья человека от состояния опасения преступной угрозы.15

Кроме того, если при решении вопроса о квалификации содеянного по ст. 119 УК РФ (Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), как правило, существуют возможности для детального анализа обстановки деяния, взаимоотношений виновного и потерпевшего, направленности, содержания и интенсивности угрозы, обстоятельств, характеризующих виновного и потерпевшего, которые в совокупности могут свидетельствовать о наличии оснований опасаться осуществления угрозы, то применительно к исследуемому нами преступлению это предельно затруднено, а, порой, и не имеет смысла.

Дело в том, что при высказывании угрозы насилием в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (ч. 1 ст. 318 УК РФ) виновный и потерпевший могли не находиться в каких-либо

12 Преступления против правосудия / Под ред. к.ю.н. А.В. Галаховой. — М.: Норма, 2005. — С. 77.

13 Левин П.Н. Уголовная ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2007. — С. 19.

14 Там же.

15 См.: Шарапов Р.Д. Психический вред в уголовном праве // Уголовное право. — 2004. — № 2. — С. 79-80.

взаимоотношениях. Как показывает анализ материалов судебно-следственной практики виновный и потерпевший по уголовным делам, возбуждённым по ч. 1 ст. 318 УК РФ (по признаку угрозы насилием), в большинстве случаев ранее знакомы не были (в 72 % случаев), какими-либо сведениями друг о друге не обладали. В этой связи следует вывод о том, что установление наличия оснований опасаться осуществления угрозы применения насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ) во многих случаях не представляется возможным. В противном случае, учитывая, например, только обстановку, содержание и интенсивность угрозы для признания её реальной правоприменителю будет предельно затруднительно отграничить преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ (угрозу насилием), от действий, непосредственно направленных на применение насилия, то есть покушения на применение насилия или посягательства на жизнь.

Таким образом, наличие оснований опасаться осуществления угрозы или иначе реальность угрозы не является обязательным признаком угрозы применения насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ). Данный вывод нашёл поддержку 69 % опрошенных в ходе проведённого нами социологического исследования респондентов.

Вместе с тем, сказанное отнюдь не означает, что любая угроза, высказанная в адрес представителя власти, образует состав преступления, регламентированный ч. 1 ст. 318 УК РФ. При квалификации содеянного по ч. 1 ст. 318 УК РФ по признаку угрозы насилия надлежит учитывать следующие положения.

Во-первых, как известно, все элементы состава преступления взаимосвязаны и, зачастую, взаимообусловлены. Не является исключением и объективная сторона, которую необходимо рассматривать через призму объекта преступления, то есть конкретное деяние представляется возможным признать выражением объективной стороны преступления только в том случае, когда деяние нарушает объект данного преступления. Следовательно, угроза насилием в отношении представителя власти может быть квалифицирована по ч. 1 ст. 318 УК РФ при условии, что данным деянием нарушены два непосредственных объекта — общественные отношения, возникающие по поводу реализации установленного законодательством РФ порядка управления, и общественные отношения, обеспечивающие здоровье человека.

Во-вторых, выработанное понимание угрозы свидетельствует о том, что угроза, имеющая уголовноправовое значение, — это всегда психическое насилие. В свою очередь, насилие — это деяние вредоносное, в данном случае, говоря о психическом насилии, мы подразумеваем определённый психический вред здоровью человека.

В этой связи угроза насилием в отношении представителя власти или его близких может быть квалифицирована по ч. 1 ст. 318 УК РФ лишь в том случае, когда данное деяние причиняет определённый психический вред представителю власти, например, в виде состояния опасения угрозы (страх, переживания). Причём установление такого вреда должно производиться с учётом как объективных, так и субъективных сведений (восприятие потерпевшим), в том числе с использованием возможностей судебно-психологической экспертизы.16

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В случае совершения исследуемого преступления путём угрозы применения насилия его следует считать оконченным с момента доведения информации об угрозе до потерпевшего, вызвавшей у него состояние опасения, переживания.

Очевидно, что если угроза применения насилия не доведена до сведения адресата либо воспринимается потерпевшим психологически нейтрально, не вызывает у него переживаний, а умыслом виновного охватывалось причинение такого психического вреда, то содеянное может быть квалифицировано как покушение на угрозу применения насилия в отношении представителя власти (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 318 УК РФ).

Таким образом, под угрозой в ч. 1 ст. 318 УК РФ необходимо понимать разновидность психического насилия, состоящего в выражении вовне намерения причинить вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям. Содержание данной угрозы может составлять любой вид физического насилия, включая убийство. Наличие оснований опасаться осуществления угрозы, или иначе реальность угрозы, не является обязательным признаком угрозы применения насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ), однако ответственность по указанной уголовно-правовой норме наступает лишь в случае причинения угрозой потерпевшему определённого психического вреда, например, в виде состояния опасения, устанавливаемому по совокупности объективных и субъективных данных.

Список литературы:

1. Агузаров Т.К. Преступные посягательства на независимость и неприкосновенность судей: монография. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. — С. 74.

2. Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Преступления против порядка управления. — М., 1969. — С. 55.

3. Грибунов О.П. Уголовная ответственность за применение насилия в отношении представителя власти: Дис. . канд. юрид. наук. — СПб., 2003. — С. 135.

4. Кизилов А.Ю. Уголовно-правовое обеспечение управленческой деятельности представителей власти: Дис. . канд. юрид. наук. — Ульяновск, 2002. — С. 115.

5. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. — М., 1960. — С. 151.

16 См.: Мамайчук И.И. Экспертиза личности в судебноследственной практике. — СПб., 2002. — С. 69, 96-107.

6. Крашенинников А.А. Угроза в уголовном праве России (проблемы теории и практики правового регулирования) / Отв. ред. А.И. Чучаев. — Ульяновск: УлГУ, 2002. — С. 16.

7. Коростылёв О.И. Уголовно-правовая характеристика угрозы: Монография. — Ставрополь: СФ КА МВД России, 2005. -С. 37-38.

8. Костров Г.К. Уголовно-правовое значение угрозы: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1970. — С. 12.

9. Левертова Р.А. Ответственность за психическое насилие по советскому уголовному праву: Дис. . канд. юрид. наук. -Хабаровск, 1972. — С. 12.

10. Левин П.Н. Уголовная ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. — М., 2007. — С. 19.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

11. Мамайчук И.И. Экспертиза личности в судебноследственной практике. — СПб., 2002. — С. 69, 96-107.

12. Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 86п2000 по делу Толкачёва // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2000. — № 9. — С. 8.

13. Преступления против правосудия / Под ред. к.ю.н. А.В. Галаховой. — М.: Норма, 2005. — С. 77.

14. Саруханян А.Р. Преступления против порядка управления.

— Ставрополь: СКГИ, РЮИ РПА МЮ РФ, 2003. — С. 62.

15. Сердюк Л.В. Психическое насилие как предмет уголовноправовой оценки: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. — М., 1979. — С. 11.

16. Словарь по уголовному праву / Отв. ред. А.В. Наумов. — М., 1997. — С. 625.

17. Тулин С.Н. Осуществление лицом служебной деятельности и выполнение общественного долга как объект уголовноправовой охраны: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1998. — С. 112.

18. Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. — СПб., 1900. -С. 84-86.

19. Хабарова М.В. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью: уголовно-правовой и криминологический аспекты (по материалам судебной практики Краснодарского края): Автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Краснодар, 2006. — С. 8.

20. Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья.

— М., 1947. — С. 250-252.

21. Шарапов Р.Д. Психический вред в уголовном праве // Уголовное право. — 2004. — № 2. — С. 79-80.

22. Яковлева С.А. Уголовно-правовая оценка насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им должностных обязанностей: Дис. . канд. юрид. наук. -Ульяновск, 2003. — С. 160.

Рецензия.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Вопросам квалификации угрозы в уголовном праве всегда уделялось особое внимание. Однако, как свидетельствуют результаты проведенного исследования в этой области, до сих пор при квалификации этого признака правоприменитель сталкивается с проблемами определения реальности угрозы. В этом смысле, тема, затронутая в статье, является весьма актуальной. Новизной отличается подход автора и его рассуждения относительно содержания угрозы и момента окончания преступления, совершенного путём угрозы применения насилия.

Работа имеет как теоретическое, так и практическое значение, поскольку изложенные в ней научные положения и обобщения вносят определенный вклад в развитие теории уголовного права и могут быть использованы при квалификации преступлений, содержащих признак «угроза».

Разрешена публикация в открытой печати. Статья не содержит элементов плагиата.

Предлагается к опубликованию в журнале, рекомендованном ВАКом для научных публикаций.

Научный руководитель:

Доктор юридических наук, профессор Т.В. Пинкевич

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/ugroza-primeneniya-nasiliya-v-otnoshenii-predstavitelya-vlasti-ch-1-st-318-uk-rf

Особенности статьи об угрозе физической расправы

В статье 119 УК РФ содержится информация об ответственности за угрозу убийства, а также угрозу причинения тяжелого вреда здоровью. Важно отметить, что наказание имеет место быть исключительно в таком случае, если у потерпевшего реально были опасения за его жизнь, то есть угроза имела под собой определенную материальную почву.

Обратимся к ряду особенностей данной статьи:

  • Слова, содержащие в себе угрозу, сами по себе не являются преступлением. То есть человеку, который грозится физической расправой сгоряча, опасаться нечего.
  • Чтобы осудить обидчика по УК, придется подтвердить реальность угрозы. Доказательством в таком случае может стать наличие оружия у обвиняемого либо телесные повреждения на теле, которые сопровождались расправой.
  • Угроза сама по себе является отягчающим обстоятельством для любого преступления. То есть, если преступник сначала какое-то время угрожает жертве, а потом нападает на неё с насильственными действиями, то срок его наказания может быть увеличен на несколько лет (как правило, более 10 лет).

Жертве необходимо понимать всю серьезность налагаемых на обидчика обвинений. Кроме того, придется доказывать перед судом, что обвинения не пустые и имеют под собой реальные доказательства или действия. То есть необходимо будет каким-то образом зафиксировать действия ответчика, подтверждающие реальность его намерений.

Что делать при угрозе?

Первая рекомендация – ни в коем случае не поддаваться панике кто бы вам ни угрожал. Это может быть незнакомый человек, а также друг, близкий родственник и муж. Ваши действия в любом случае должны быть продуманными и рациональными. Вторая – нельзя поддаваться агрессии и отвечать злом на зло. В будущем это может отразиться на решении суда, а в отдельных ситуациях сделать виноватого из вас. Запомните и ряд других рекомендаций:

  • Если угрожает незнакомый человек, постарайтесь максимально запомнить его приметы: лицо, одежду, рост, цвет волос, примерный возраст.
  • По возможности фиксируйте происходящее с помощью записывающих устройств. Видео или аудиозапись станет вашим самым главным и неопровержимым доказательством.
  • Если вам причинили физический вред, незамедлительно обратитесь в скорую помощь, даже если побои не очень серьезные. Важно их снять и зафиксировать, поскольку правоохранительные органы вряд ли будут заниматься делом голословно.
  • Отлично, если вам удастся отыскать свидетелей произошедшего преступления. Возможно, кто-то не видел, но слышал угрозы: его поддержка сможет сыграть решающую роль в деле.

Таким образом, самой главной задачей жертвы становится сбор каких-либо доказательств произошедшего. Без доказательств нет смысла обращаться в правоохранительные органы, а с ними на руках можно смело инициировать уголовное дело.
Интересно знать! Способы получения компенсации за моральный ущерб: http://sovetadvokatov.ru/196-vozmeshhenie-moralnogo-vreda.html.

Заявление на угрозу

Начало контакта с правоохранительными органами начинается с правильно составленного заявления на обвиняемого. Для того чтобы это осуществить, можно связаться с юристом либо попытаться составить документ самостоятельно. Делается это по следующему алгоритму:

  • В шапке указывается наименование органа, куда вы обращаетесь. Если обращение идет к конкретному лицу, укажите его. Также в шапке прописываются полные данные о заявителе – ФИО, место прописки и жительства, паспортные данные и т.п.
  • После этого в тексте заявления прописываются обстоятельства случившегося, указывается дата и время произошедшего (по возможности).
  • Если были свидетели, то пишется об этом, указывая имена и телефоны людей, готовых подтвердить ваши слова.
  • После этого необходимо написать, что угроза имела под собой реальные основания по таким-то причинам. Здесь указываем все доказательства, которые у вас имеются – их нужно будет приложить, например, на диске, флеш-карте или других носителях. Если это фото, то можно его распечатать и приложить к заявлению.
  • Заканчивается заявление просьбой о наказании преступника.
  • В конце ставится число составления и подпись.


Помните, что вы несете ответственность за предоставление ложных показаний в соответствии со статьями 306 и 307 УК РФ. Таким образом, если ваши доказательства не будут приняты, возможно, вам придется нести ответственность за обвинение. О том, что вы предупреждены об этом, также лучше всего указать в последней части заявления.
Образец заявления в полицию

Наказание за угрозу

После того как суду удастся установить состав преступления и определить вину ответчика, им будет определено конкретное наказание. В соответствии с частями статьи 119 УК РФ оно может быть следующим:
1. Согласно 1 части статьи 119, наказание может быть представлено в виде:

  • обязательных работ на период до 480 часов;
  • принудительных работ на сроки до 2 лет;
  • ограничения свободы до 2 лет;
  • лишения свободы до 2 лет;
  • ареста на период не более полугода.

2. Согласно 2 части статьи 119, наказанием могут служить:

  • принудительные работы на сроки до 5 лет;
  • лишение свобод на сроки не более 5 лет.

Дополнительной мерой наказания будет считаться:

  • запрет на то, чтобы занимать определенные должности в течение фиксированного срока (как правило, 5 лет);
  • лишение права заниматься определенными видами деятельности на период не больше 5 лет.

Так, в среднем наказание за угрозу физической расправой назначается нешуточное – порядка 2 лет. Если при этом присутствуют отягчающие обстоятельства, то наказание увеличат до 5 лет лишения свобод. Таковыми могут являться телесные повреждения, причинение вреда здоровью, насильственные действия и т.д.

Источник: https://sovetadvokatov.ru/266-ugroza-fizicheskoj-raspravoj.html