Вакансии в ОБЭП

Совет 1: Как устроиться в ОБЭП

В юридической науке нет четкого определения понятия экономические преступления, что сильно осложняет работу специалистов в этой области. В тоже время юристы склоняются к следующему определению.
Экономическое преступление — это причинение ущерба хозяйственной деятельности предприятия, государства или человека с целью получения выгоды. В уголовном праве, в категорию экономических преступлений, попадают такие преступления, как должностные хищения, взятки, производство некачественной продукции и др.
Свою деятельности сотрудники органов экономической безопасности основывают на следующих нормативно-правовых актах: ФЗ №3″О полиции», ФЗ №1444 «Об оперативно-розыскной деятельности», «Уголовно-процессуальным кодексом РФ». В России борьбой с преступлениями в сфере экономики занимается Министерство внутренних дел (МВД), в структуру которого входит Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России (ГУЭБиПК МВД России).
Подразделение создано в 1937 году. В 2008 году, по указу президента РФ, подразделению переданы функции по осуществлению экономической безопасности, в частности борьба с коррупцией и организованной преступностью. В качестве центрального органа ГУЭБиПК управляет деятельностью Управления по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) и управления по налоговым преступлениям (УНП), которые являются региональными органами внутренних дел по осуществлению экономической безопасности. Задачами ГУЭБиПК является: формирование государственной политики в сфере безопасности экономической деятельности, разработка и развитие нормативно-правовой базы в сфере экономической безопасности, пресечение экономических и налоговых преступлений.
В структуру органов ГУЭБиПК входит: Отдел по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП). В задачи ОБЭП входит: определение экономических угроз в России и разработкам методов по их предотвращению, пресечение преступлений в налоговой сфере, борьба с преступлениями против государственной власти. В обязанности ОБЭП также входит профилактика преступлений в налоговой и экономической сферах.
На территории субъектов Российской Федерации ГУЭБиПК осуществляет свои функции посредством территориальных оперативных подразделений. Ранее в субъектах РФ борьбу с налоговыми преступлениями вели отделы по налоговым преступлениям, но в 2003 году налоговая полиция была упразднена, а ее функции переданы МВД России. Внутренние органы в субъектах были объединены, хотя в некоторых субъектах еще остается старая система.

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-65794-kak-ustroitsya-v-obep

Как работать в обэп

участвовать в рассмотрении заявлений от граждан о преступлениях;

  • принимать в рамках компетенций меры, сопутствующие раскрытию преступлений, которые совершены в текущем году или ранее;
  • контролировать людей, склонных к совершениям преступлений, а также места скоплений криминальных личностей;
  • участвовать в сборе вещественных доказательств;
  • совершать мероприятия по раскрытию преступлений прошлых лет;
  • совместно с другими работниками участвовать в выявлении лиц, совершивших преступление, обозревать материалы и вещдоки (пример – фальшивая купюра в сдаче);
  • учитывать и анализировать совершенные противоправные деяния (преступления);
  • вносить предложения по предупреждению преступлений или устранению причин для их совершения.

Должностные обязанности оперуполномоченного ОБЭПа очень схожи с обязанностями оперуполномоченного МВД.
IP/Host: .ru Re: кто-нибудь работал в ОБЭП Добавлю: частично не согласен с Натальей.Однако, секретари часто (просидев в суде 3,5,7,10 и закончив заочно какой-нить ЮФ) стартуют успешно в судьи. Качество этих судей однако оставляет желать лучшего. #7

IP/Host: 212.11.139. Re: кто-нибудь работал в ОБЭП Прокуратура — более интелектуальная и трезвая работа.

К сожалению, ОБЭП пока не пошевелешь — он спит, если нет собственного резона. #8

IP/Host: 83.102.162. Re: кто-нибудь работал в ОБЭП Секретарь судзаседания — отстой — перспектива стать профессионалом в написании протоколов судзаседания и приобретешь ни чем не обоснованное чувство собственной значимости по отношении к прихожанам суда.

Важно набраться опыта, добиться хорошей характеристики с места работы, а потом отправляться в «свободное плавание», где вы сами будете оценивать свои возможности и в соответствии с ними найдете высокооплачиваемую работу.

А, возможно, откроете собственную юридическую контору.Поиск работы юристом должен сопровождаться терпением, выносливостью и надеждой. На многих предприятиях вы услышите отказ, но не стоит отчаиваться.

Главное продолжать поиски и ждать счастливого случая.

Источник: http://jurist-company.com/v-chem-minusy-raboty-obep/

Как работает элита МВД (взгляд изнутри)

Корреспондент Первого антикоррупционного СМИ встретился и побеседовал с сотрудниками Управления экономической безопасности и противодействия коррупции от низового звена до уровня главка. Всем им задавались типовые вопросы о том, как они оценивают ситуацию с «внутренней» (в самом ведомстве) и «внешней» коррупцией, какими средствами и в какие сроки можно было бы оздоровить ситуацию. От их деятельности сегодня зависит экономическая безопасность страны.

Все собеседники pasmi.ru пожелали остаться анонимными экспертами: «мы государевы люди, никакого мнения иметь, а тем более высказывать, не можем, любое совпадение имен и должностей — и мы замучаемся объяснительные писать».

«РЕФОРМА НУРГАЛИЕВА (ЭКОНОМИЧЕСКИЙ БЛОК)

Валентин, замруководителя Отдела экономической безопасности и противодействия коррупции одного из административных округов Москвы:

«Мы заметили повышение зарплаты. Было 25-30 тысяч, стало 70. Это хорошо. Других каких-то существенных изменений в системе замечено не было. Главная проблема — это кадровый голод. У меня дефицит почти 30%. При этом всегда есть больные, в отпуске, в итоге работать некому. А дел много и самые разные: нарушения авторских прав, мошенничество в интернете, фальшивые документы, обанкротившаяся турфирма и прочее прочее. По закону проверить каждое заявление мы должны в течение 3 суток, а мы не укладываемся и в 30. В ручном режиме садимся и выбираем приоритетные дела, где отработать проще и доложить начальству. При этом речь о проведении разработок и качественной оперативно-розыскной работе уже не идет».

Андрей, руководитель одного из подразделений Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции:

«Реформа… Мне сложно понять, в чем была ее суть. Огромные, незапланированные средства пошли неизвестно на что. Можно было просто повысить зарплату, других изменений не увидели.

Кадровый вопрос, конечно, стоит очень остро. И повышение зарплаты в 2 раза никак на него не повлияло. Нет специалистов, профессионалов. Нигде. Ни на низовом уровне, ни на уровне Главка. И даже если придет выпускник МГУ с красным дипломом, у него на 99% будет некомпетентный непрофессиональный руководитель, который не даст раскрыться потенциалу. Советская система кадров разрушена, а новой нет. Честный, порядочный сотрудник год-два помыкается, потом увольняется и идет в коммерческие структуры. Вот у меня друг недавно ушел. Система потеряла хорошего специалиста. Коммерческая структура платит ему 200 тысяч (в 4 раза больше, чем государство). Но это не такие огромные деньги…

Осталась самая главная проблема — кумовство, клановость. Это серьезная преграда на пути перспективных кадров».

Всеволод, экс-сотрудник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции:

«Повышение зарплаты в 2 раза заметили все. Это удобно: раньше борец с оргпреступностью опасался покупать Mercedes, могли спросить: с каких доходов? А сейчас, когда белая зарплата 70-100 тысяч, можно купить свободно, дескать, взял в кредит. Это несомненный плюс реформы. А если серьезно, настоящее реформирование только начинается. Сейчас все встали на «паузу». Ждут, чем обернется приход Колокольцева. Все умерили аппетиты. Уже нет такого количества «обследов» офисов и складских помещений. Те из бывших коллег, кто был подальновиднее, имеют допзаработок за покровительство, за «крышу» каких-то компаний, живут на это и уже почти смирились. Остальные существуют на зарплату и мечтают вернуться к прежним схемам. Это тоже результат реформы. Бизнесу стало немного легче.

Мы должны понимать, что в той или иной степени в системе МВД (и в любой другой) запачканы все. Каждый когда-то нарушал, вымогал, брал, делил. Все цифры известны.

Возьмем региональный уровень, например, экономический блок УВД по одному из 10 административных округов города Москвы.

До реформы он делился на два подразделения — ОБЭП и ОНП (отдел по налоговым преступлениям).

По результатам «обследов» и запросов неофициальные доходы распределялись ЕЖЕМЕСЯЧНО следующим образом:

исполнители (ОБЭП) — 300 тысяч рублей, (ОНП) – до 500 тысяч.

Начальники отделений – примерно миллион (ОБЭП) и полтора миллиона (ОНП).

Начальники ОРЧ (оперативно-розыскной части) — от 2 млн и 3 млн соответственно.

Начальники подразделений (ОБЭП и ОНП) — от 5 млн и 6 млн соответственно.

Зам. по экономической безопасности УВД по административному округу — от 8 млн

Иногда действительно возникали ситуации, когда сотруднику напоминали, что он должен пойти и получить зарплату за полгода. Если рассматривать уровень города или федеральный уровень, — нужно просто дорисовывать ко всем цифрам ноль. Представляете, каких доходов многие лишились, пока идет смена власти в МВД и все ждут реального реформирования?»

НАШ «ОТВЕТ» КОРРУПЦИИ

Андрей, руководитель одного из подразделений Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции:

«Никакого адекватного ответа коррупции нет. О чем вообще речь? У нас в главке работает парень, который в рабочее время решает жилищный вопрос. Семья, дети, он проживает в общежитии и постоянно пытается улучшить свои условия. Это же ненормально. Как он будет охотиться на губернаторов-коррупционеров и сажать их, если он весь в долгах и ни один материальный вопрос не решен? Борец с коррупцией должен быть равен коррупционеру по своему материальному положению, по социальному статусу. Ездить на те же курорты, но служить при этом Родине! И полностью зависеть от государства, контролироваться им. Тогда он будет работать эффективно и давать результат. А так… сколько у нас задержано губернаторов-коррупционеров, министров, руководителей служб, агентств федерального уровня в прошлом году? Правильно. Ноль.

Вы вспомните лихие 90-е. Тогда самая главная неразрешимая проблема была — оргпреступность. Это был вызов государству. Доходило до того, что бандиты депутатов похищали даже не с целью выкупа и шантажа, а с целью воздействия на принятие каких-то законов. И был создан РУБОП с такими полномочиями, ну вы понимаете, любого тогда могли задержать на 15 суток без предъявления обвинения. Сейчас нам кажется — беспредел. Но это нормальные меры при чрезвычайной ситуации.

Да, рубоповцы сами мало отличались от бандитов. Они тоже брили голову, ездили на джипах и выглядели как братки, на их неофициальные доходы закрывали глаза. Но они были полностью подконтрольны государству и выполнили свою функцию на 100%. ОПГ были зачищены, их лидеры наполовину ликвидированы, часть посадили, остальным объяснили, что надо легализоваться и быть потише. Конечно, после выполнения задачи подразделения стали «паразитировать» и сами начали представлять угрозу системе, поэтому было принято решение структуру расформировать. Но даже сейчас, cпустя 15 лет, если войти в камеру, где сидят авторитетные парни из 90-х, и крикнуть: «Все на пол, РУБОП!», — зэки падают автоматически. Есть такая шутка на зоне, мне рассказывали. А ведь сколько лет уже нет никакого РУБОПа!

Так вот сегодня коррупция — такой же точно вызов обществу, и нам тоже нужны особые полномочия и условия для борьбы. Задача не стоит победить, — победить коррупцию или преступность полностью еще никому не удавалось, но снизить уровень до контролируемого – это реально».

Всеволод, экс-сотрудник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции:

«Я оптимист и не склонен говорить, что все плохо и будущего нет. Я вижу, что медленно, очень медленно, но перемены идут. Меняется сознание, отношение к работе среди моих коллег. Да, активность коррупционеров значительно обгоняет нашу борьбу с ней. Мы опаздываем, мы отстали серьезно. Но пока еще все поправимо. Есть очень эффективные подразделения, группы, которые дают результат.

Есть надежда, что смена руководства МВД, назначение Рябцева руководителем управления «К» (это неплохое кадровое решение) изменят ситуацию, и деятельность по пресечению преступлений коррупционной направленности станет динамичнее и системнее. Не хочется говорить о реформировании и чистке прокуратуры и Следственного комитета. Однако очевидно, что на одном энтузиазме и реформе МВД ситуацию не изменить. Всем придется работать, другого выхода нет, иначе через 10 лет никакой страны не будет».

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Андрей, руководитель одного из подразделений Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции:

«Что делать? Я вот недавно изучал европейский опыт. Читал с некоторой опаской, мы же знаем, что европейцы специально дают всякие советы, чтобы разрушить Россию. Ничего такого там не увидел. Наоборот очень толково все изложено и быстро применимо, в том числе, и у нас.

Я бы выделил два момента. Первый — это полиграф. Ежеквартальные или полугодовые проверки всего состава (и руководящего тоже) на полиграфе. Конечно, перед этим нужно объявить амнистию. Вот с 1 января 2013 года новая жизнь. Ты уже не превышаешь, не злоупотребляешь, не вымогаешь. И так вопрос формулировать: «Предлагали (брали ли вы) в ПОСЛЕДНЕЕ время взятку?». И чтобы работники полиграфа каждый месяц новые, чтобы проверка была реальная и эффективная. Это первый момент. Второй момент… Тут сложнее. Я считаю, что каждый сотрудник МВД должен быть менеджером. А руководство — топ-менеджерами. Что имеется в виду?

Проще всего проиллюстрировать на примере ГИБДД. Вот этот гаишник, который в любую погоду стоит в засаде на дороге, дышит выхлопными газами. Если он будет знать, что с каждого штрафа будет легально получать 30-40 процентов на свой счет, он не будет брать взятки. Тут вообще всем начинается одна сплошная выгода. Государство получит 60%, которые бы никогда не получило…. гаишник сможет легально строить дом, водители, зная, что «договориться» нельзя, будут ездить аккуратно.

Мы с моим приятелем, сотрудником ГИБДД, как-то взяли и прикинули, посчитали. Сколько дней в году, сколько в среднем штрафов выписывается, и пришли к выводу, что при такой системе он будет получать 500 тысяч в месяц! Легальный миллионер. И бонусом идет почет и уважение, повышение самооценки. Вот он, — европейский подход. Или мы, сотрудники по борьбе с экономическими преступлениями. Какой смысл нам сейчас раскручивать всю коррупционную цепочку, искать заказчика преступления? Мы хлопнули посредника на взятке, у нас «палка» есть, план идет, мы дальше не работаем. А если я мотивирован тем, что получу 30-40 процентов от украденного у государства (остальное, естественно, получит государство), я буду копать дальше, я найду все активы за рубежом, я буду искать доказательную базу, я раскручу всю цепочку. Главное, чего сегодня нет у полицейских, — нормальной мотивации. Старые, советские штампы про службу родине уже плохо работают».

Всеволод, экс-сотрудник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции:

«Если бы я проводил реформу МВД, я бы пошел самым простым путем. Брал на службу самых высококвалифицированных специалистов, чтобы раскрыть коррупционные схемы, влияющие на экономическую безопасность страны, и вернуть активы, выведенные за рубеж. Я бы пригласил профессионалов финансово-кредитной сферы, которые все эти схемы знают прекрасно. Сколько у такого специалиста зарплата? 300-400 тысяч? Хорошо. Вот тебе эти деньги и плюс наш соцпакет (а это очень хороший соцпакет, поверьте!), и с сегодняшнего дня ты служишь Родине. Сейчас эти профессионалы работают против государства и народа, а надо взять их на службу. Я считаю, что и звание, и государственные награды — это хороший стимул, это многих привлечет.

Также очень важен дифференцированный подход к зарплатам и соцпакету. В том же банке никто не уравнивает специалиста аналитического отдела и охранника. В МВД должен быть тот же принцип.

Таким образом, я бы выровнял материальные возможности специалистов полиции с возможностями высококлассных профессионалов из смежных областей. Сделал службу в нашем ведомстве выгодной и статусной. Чтобы в экономическое подразделение МВД в очередь выстраивались, чтобы отбирать лучших на конкурсной основе. А потом уже вводить контроль за деятельностью и серьезные санкции за малейшие проступки.

По поводу процентов от конфискованного имущества, я бы подходил тоньше. Если будет прямая связь: тебе 30% от того, что ты конфисковал, будет много злоупотреблений. Нужна система премий, льгот. В полицию не должны идти люди ТОЛЬКО материально мотивированные, нам нужны высококлассные специалисты и патриоты страны».

Источник: https://pasmi.ru/archive/51161/