Залог прав участников юридических лиц

Залог корпоративных прав: пределы осуществления залогодержателем права на управление 

В прошлый понедельник имел честь принять участие в круглом столе по материалам сборника работ выпускников РШЧП «Договоры и обязательства» (том 3), который был посвящён Залогу обязательственных и корпоративных прав. Запись круглого стола можно найти по ссылке:

Хотелось бы продолжить на zakon.ru обсуждение складывающейся судебной практики, касающейся вопросов осуществления залогодержателем корпоративных прав.

Напомню, что в результате реформы гражданского законодательства в 2014 году в ГК РФ в качестве отдельного вида залога получило закрепление регулирование залога прав участников юридических лиц (ст. 358.15 ГК РФ).

Большая часть судебных споров касается осуществления права на управление в ООО, поскольку именно для ООО в силу закона корпоративные права осуществляются залогодержателем. В этой связи, важно понять каковы пределы осуществления прав и как бороться с возможными злоупотреблениями. Рассмотрим существующие правовые позиции судов.

  1. Практика не ограничивает залогодержателя в праве сменить директора

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.02.2017 N Ф05-60/2017 по делу N А40-220474/15

Общество провело собрание участников, на котором был избран новый руководитель. Долями, находящимися в залоге, голосовал участник-залогодатель. Залогодержатель подал иск о признании собрания недействительным по причине нарушения порядка созыва собрания участников, так как залогодержатель не был уведомлен о проведении данного собрания. Суд удовлетворил иск, признав собрание ничтожным, как проведённое в отсутствие кворума.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.04.2017 N Ф07-1700/2017 по делу N А56-22247/2016

Банк-залогодержатель обратился с иском о признании недействительным решения участников ООО о смене исполнительного органа. Удовлетворяя иск, суды указали, что исходя из буквального значения слов и выражений, содержащихся в договоре о залоге доли, что соответствует требованиям статьи 431ГК РФ, условия договора залога доли не устанавливали запрета залогодержателю (Банку) осуществлять права участника общества до момента прекращения залога, то есть правом голоса на собрании участником обладал залогодержатель.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23.01.2017 N Ф09-12225/16 по делу N А07-21705/2015

Залогодатель требовал признать недействительным решение о смене руководителя. Иск бы мотивирован тем, что в собрании он не участвовал, порядок созыва и проведения собрания нарушен, банк-залогодержатель долей в уставном капитале общества не вправе был осуществлять права участников. Отказывая в иске, суд указал, что согласно дополнительному соглашению к договору залога, учитывая положения ГК РФ о залоге в редакции, действующей на момент подписания соглашения, помимо прав залогодержателя приобрел право осуществлять права участника общества согласно размеру заложенных долей.

С точки зрения буквального толкования закона, суды были правы. При этом, с точки зрения экономики, данный вопрос может вызывать сомнения, так как вторжение залогодержателя в управление бизнесом не всегда обоснованно в контексте их правоотношений, ведь основная цель залогодержателя добиться сохранения ценности актива и получить преимущественное удовлетворение в случае дефолта.

На мой взгляд, практике ещё предстоит разобраться с вопросом, безусловным ли является право залогодержателя менять директоров, решать иные ключевые вопросы, касающиеся деятельности компании (одобрение крупных сделок, выбор аудитора, реорганизация и ликвидация и т. д.). В случае, если практика даст положительный ответ на данный вопрос, то не должно быть никаких проблем в дальнейшем с возложением ответственности на залогодержателя, в том числе привлечение его к субсидиарной ответственности в качестве контролирующего лица за доведение до банкротства и взыскание убытков на основании п. 3 ст. 53.1 ГК РФ.

  1. Практика не допускает размытия доли залогодателя

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.03.2017 по делу № А36-5304/2016

В данном деле банк-залогодержатель за счет дополнительного денежного вклада третьего лица увеличил уставный капитал с 10 000 рублей до 150 000 рублей в связи с чем изменилось соотношение долей залогодателя с 100 % до 6,67 %. Участник-залогодатель подал иск о признании недействительным решения об увеличении уставного капитала общества. Суд удовлетворил иск, указав на то, что решение принято с нарушением пп. 3 п. 1 ст. 343 ГК РФ, то есть залогодержатель своими действиями уменьшил ценность заложенного имущества.

Поддержим позицию судов. Верна ссылка на общие положения о залоге (ст. 343 ГК РФ), вместо абстрактных рассуждений о злоупотреблениях правами по ст. 10 ГК РФ.

Возможно, по логике недопустимости уменьшения ценности залога в дальнейшем и будет работать практика, запрещая залогодержателю причинять явный вред обществу. Например, избрание залогодержателем некомпетентных руководителей, членов совета директоров также в конечном счёте может уменьшить ценность компании.

  1. Практика допускает применение закона с обратной силой, если к договору залога имеется дополнительное соглашение об этом

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23.01.2017 N Ф09-12225/16 по делу N А07-21705/2015

Данное дело уже приводил в первом пункте, так как в нём рассматривался вопрос оспаривания залогодержателем решения залогодателя-участника о смене директора.

Кроме того, дело примечательно тем, что договор залога долей ООО был заключен в 2011 году, то есть до вступления новых правил в силу. При этом, в 2015 году стороны в дополнительном соглашении предусмотрели, что права и обязанности сторон регулируются действующими в настоящий момент нормами законодательства о залоге. Отказывая в удовлетворении иска участника-залогодателя, суд указал, что принцип свободы договора позволяет применять новую редакцию, если стороны об этом договорились.